УБИЙЦЫ (7)

Класс: Mammalia Linnaeus, 1758 = Млекопитающие

Подкласс: Theria Parker et Haswell, 1879 = Живородящие млекопитающие, настоящие звери

Инфракласс: Eutheria, Placentalia Gill, 1872 = Плацентарные, высшие звери

Отряд: Pinnipedia Illiger, 1811 = Ластоногие

Семейство: Phocidae Brooker, 1828 = Тюленевые, настоящие [безухие] тюлени

Род: Hydrurga Gistel, 1848 = Морские леопарды
Род: Hydrurga = Морские леопарды

В составе аргентинской антарктической экспедиции 1996-1997 годов я работал на Южных Шетландских островах. Однажды, возвращаясь на надувной лодке «Зодиак» на базу, мы с приятелем, аргентинцем Даниелем Гаоной остановились вдали от берега, чтобы сверить координаты по спутниковому GPS. И вдруг рядом с бортом нашей лодки вынырнула огромная туша. Морской леопард! С двухметрового расстояния на нас изучающе смотрели глаза известного в антарктических водах хищника, потрошителя пингвинов и тюленей. Ощущение не из приятных. Вздумай он подплыть поближе или попробовать своими клыками борт лодки — все могло бы закончиться печально. Мы быстренько ретировались, не завершив необходимые измерения.

Тогда я впервые заинтересовался этим антарктическим тюленем…

Не верьте его умильной улыбке. Морским леопардом этого пятнистого тюленя прозвали не зря. Туристов, наводняющих в разгар летнего сезона Западную Антарктику, обычно уверяют, что это млекопитающее никогда не нападает на людей. В то же время известен случай, когда неожиданно вынырнувший морской леопард ухватил за ногу стоявшего на краю льдины полярника. Тогда, к счастью, обошлось без жертв.

Морской леопард — один из самых крупных представителей семейства настоящих тюленей, своими размерами и весом уступает лишь самцам южного морского слона. Его научное название можно перевести с греческого и латыни, как «ныряющий», или «работающий в воде малокогтистый». В то же время «малокогтистый» — это настоящий антарктический хищник. Он является единственным представителем южнополярной фауны, значительную долю в питании которого занимают крупные теплокровные животные — пингвины, летающие водоплавающие птицы и даже братья-тюлени. Милый образ трудолюбивого зверька, навеянный латинским названием животного, моментально рассеивается, как только с ним познакомишься тет-а-тет и заглянешь в немигающие глаза убийцы. От них буквально веет леденящим душу холодом и решительной силой.

Впервые я познакомился с морским леопардом заочно, ещё в детстве, по замечательным телевизионным фильмам о живой природе Антарктики. Снятые оператором кадры передавали панический ужас пингвинов, спасающихся от страшного морского хищника.

Позже я столкнулся с ним в Антарктиде. Как-то, возвращаясь на надувной лодке с острова Нельсон, мы вплотную приблизились к обломку айсберга, на котором отдыхала парочка морских леопардов. Нам повезло. Это был отличный шанс отснять фото. Дело в том, что морские леопарды — одиночные животные, а тут, на небольшом обломке льда, их было сразу двое. Звери практически не двигались, демонстрируя, что опасаться им нечего, лишь один из них пристально следил за нами своим холодным взглядом, медленно поворачивая голову вслед за лодкой. Тогда мне удалось рассмотреть морского леопарда во всех деталях. Поразила прежде всего очень крупная голова. Чем-то она схожа была с головой рептилии — крупной змеи или черепахи. Сходство со змеёй, заглатывающей жертву, усилилось, когда леопард открыл красную пасть, кажущуюся почти бездонной. Если бы не голова и не тяжёлая мощная нижняя челюсть с крупными клыками, морского леопарда можно было бы назвать элегантным тюленем. Обтекаемая, гидродинамическая форма тела и мощные передние ласты позволяют ему быстро атаковать свою жертву, а окраска, которую биологи называют пелагической — тёмная спина и серебристо-серое брюхо с многочисленными тёмными пятнышками — является отличной маскировкой в толще воды.

Кровавую трапезу морского леопарда мне пришлось увидеть с берега недели через две, в январе 1997 года на том же самом острове Нельсон. В тот день мы с орнитологами, двумя супружескими парами — Марко и Патрисией Фаверо, и Пипо и Андреа Касо, — пошли осматривать колонии синеглазых антарктических бакланов. День выдался на редкость тёплый, яркий и солнечный. Мы прошли огромную, в несколько десятков тысяч особей колонию бородатых антарктических пингвинов и пингвинов-папуа. Минут через двадцать нашему взору открылся великолепный прибрежный пейзаж, который был как две капли воды похож на скальные пляжи Кара-Дага со вздымающимися у кромки воды скалами. Сходство было бы полным, если бы не снег да айсберги, напоминающие, что это вовсе не Крым. К узкой бухточке в расщелине между скал спускались сотни пингвинов. Все они преодолели двухкилометровый путь от колонии до этого живописного пляжа. Но на берегу птицы почему-то останавливались, не решаясь броситься в воду. А сверху съезжали по ледяной горке вереницы всё новых и новых пингвинов. Но тут же застывали на месте.

И тут я увидел разыгрывающуюся прямо на наших глазах драму. На прибрежную кромку льда, словно ракеты, из-под воды стали выпрыгивать пингвины. Они взлетали на высоту до двух метров, смешно шлёпались на снег брюхом и в панике старались «уплыть» по твёрдому снежному насту подальше от берега. А дальше, метрах в пятидесяти, в узкой горловине, обложенной скалами, творилась расправа. Сильные шлепки по воде, взбитой в кровавую пену, плавающие повсюду перья, — это морской леопард приканчивал очередного пингвина. Надо заметить, что у морского леопарда очень своеобразная тактика поедания своих жертв. Предварительно он сдирает кожу с туловища пингвина, словно чулок. Для этого тюлень крепко зажимает жертву в мощных челюстях и с остервенением молотит ею по поверхности воды.

Целый час, словно завороженные, мы наблюдали это жуткое зрелище. Насчитали четырех съеденных и одного улизнувшего пингвина.

А на следующий год нам пришлось попросту удирать от морского леопарда. Тогда нас забросили вертолётами на Антарктический полуостров на аргентинскую станцию «Примавера» (Primavera), что по-русски означает «Весна». В климатическом отношении это был просто сущий рай по сравнению с вечно хмурыми и штормящими Южными Шетландскими островами. Я никогда бы не мог подумать, что в Антарктиде есть такие сказочно красивые и солнечные места. В иные дни мы даже загорали на горячих камнях, или плавали на близлежащие островки, чтобы изучать колонии пингвинов, буревестников и бакланов. Морских леопардов мы периодически видели отдыхающими на льдинах. Один раз даже отказались от постановки рыбачьих снастей, поскольку один из хищников с завидным постоянством выныривал рядом с нашим «Зодиаком». А с конца февраля и в марте морские леопарды стали часто встречаться вблизи пингвиньих колоний. Начался первый в жизни подросших пингвинят сход в воду. Это самое привлекательное для грозного морского хищника время, когда без особых проблем и лишней траты энергии он может насытиться до отвала неопытными, ни разу в жизни ещё не плававшими птицами, чтобы накопить побольше жира на долгий и менее сытный зимний период.

На небольшом островке мы с Пипо и Андреа Касо устраивали ночёвки в палатках поблизости от колонии пингвинов. Как-то, подплывая к птицам, наша маленькая команда нос к носу столкнулась с крупным морским леопардом. Нас разделяло не больше метра, когда Пипо дал задний ход и развернул лодку. Поразительно, но морской леопард вовсе не испугался. Более того — зверь начал нас преследовать! Я мгновенно вспотел. Посерьёзневшее лицо всегда по-аргентински весёлого Пипо заставило ещё больше осознать опасность. Положение усугублялось малой возможностью манёвра среди многочисленных рифов. Причалить к берегу, заполненному подросшими пингвинятами, мы смогли лишь через двадцать пять минут. К тому времени ходивший за нами кругами морской леопард исчез. Конечно, менее всего хотелось бы думать, что он хотел напасть. Можно предположить, что морской зверь просто пытался отогнать нас от облюбованных им охотничьих угодий. Именно так — «просто пытался». Проверять, насколько правдоподобна эта гипотеза, нам почему-то не захотелось.

Вот и верь потом книгам и лекциям туристических гидов, которые уверяют путешествующих по Антарктиде немецко-канадско-японских бабушек и дедушек, что морской леопард не опасен для людей! Я могу согласиться с тем, что особой агрессивности от этого зверя ожидать не следует и что меня, на самом деле, никто съесть не собирался. Но какая разница? Если даже этот известный антарктический хищник решит «из любопытства» поближе с вами познакомиться, впечатлений хватит надолго. Одно неловкое движение ласта, и ты в ледяной воде. Шансов доплыть до берега почти нет! В подобных ситуациях мне всегда вспоминается фраза-предупреждение, которую с пафосом через громкую трансляцию часто передавали в советские времена на пляже в Ялте: «Море опасно! Может случиться непоправимое!

Show More
Добавить комментарий