Сибирский хаски

— порода собак, заводская специализированная порода, зарегистрированная американскими кинологами в 30-х годах 20 века как ездовая собака и полученная от аборигенных собак с русского Дальнего Востока, в основном с Анадыря, Колымы, Камчатки, принадлежавших местным оседлым приморским племенам — юкагирам, керекам, азиатским эскимосам и приморским чукчам — собаководам — анкальын (приморские, поморы — от анкы (море))[3], которых некоторые далекие от этнографической науки авторы по ошибке принимают за чукчей-оленеводов (от слова чаучу [ʧawʧəw] — богатый оленями)[4]. Эта аборигенная ездовая собака русского Дальнего Востока является одной из древнейших пород собак. В настоящее время выведенная порода «сибирский хаски» используется не только как ездовая, но и как собака-компаньон и шоу-выставочная собака.

Собаки русского Дальнего Востока[править | править вики-текст]

Ездовые собаки русского Дальнего Востока ещё с неолита разводились аборигенными оседлыми народами, занимавшимися ловлей рыбы и охотой на морского зверя и принадлежавших к, так называемой, «охотской культуре». Потомки этих народов — нивхи, юкагиры-чуванцы, кереки, отчасти азиатские эскимосы, сохранили традицию разведения ездовых. Неслучайно эти районы соседние народы называли «страной собак» — имея достаточное количество корма — сушеной рыбы, они были в состоянии прокормить большое количество псов, необходимых для хорошей упряжки, для которой требовалось, как минимум, 9 собак.[4].

Сибирский хаски

Развитию ездового собаководства толчок также дали в 17-18 веке русские, активно осваивавшие эти районы в поисках «мягкого золота» — им потребовался транспорт и для сбора «ясака» — налога, которым они обложили покорённые племена, и для доставки товаров, и для почты, и для езды должностных лиц. Появился и распространился новый тип более крупной и вместительной нарты, так называемый, «восточно-сибирский русский». И, соответственно, потребовалось большее количество собак для её транспортировки. Русские охотно нанимали местных каюров и активно обучались сами. Когда в 1920 г. Амундсен побывал у русских старожилов Колымы, то он восторженно написал: «В езде на собаках эти русские и чукчи стоят выше всех, кого мне приходилось видеть».

Когда началась «Золотая лихорадка» на Аляске, резко возрос спрос на ездовых собак и у наших соседей. А так как русский Дальний Восток ими был освоен довольно неплохо (американцы активно вели китобойный и тюлений промысел в районах Чукотки, Камчатки и Охотского моря), то собак повезли с этих мест. Особо не разбираясь в этнографии, местные народы они делили на русских и чукчей.

Show More
Добавить комментарий