Jaeger-LeCoultre: Reverso Gyrotourbillon 2

Одной из главных сенсаций весенних швейцарских выставок по традиции стало очередное усовершенствование турбийона знаменитой мануфактурой Jaeger- LeCoultre. Reverso Gyrotourbillon 2 можно назвать гимном красоте титульной модели и самого привлекательного из усложнений.

Jaeger-LeCoultre: Reverso Gyrotourbillon 2

Великий Авраам-Луи Бреге первым из часовщиков пришел к совершенно справедливому выводу, что сила земного притяжения влияет на точность хода часов, и создал турбийон — устройство, компенсирующее воздействие гравитации на баланс.

Но мало кто помнит, что Бреге создавал турбийон для карманных часов, которые в 1795 году имели только степенные состоятельные люди. Часы хранились у них в специальном карманчике сюртука вертикально (и только у очень полных людей под углом градусов этак 45—50). И так как Бреге создавал его в расчете на вертикальное положение, то именно в нем модуль работает эффективно.

И именно в таком положении в обычных часах из-за неуравновешенности системы «баланс-спираль» гравитация то ускоряет, то замедляет вращение баланса, то есть, говоря научно, вызывает позиционную погрешность хода.

Бреге поместил баланс и спуск в специальную вращающуюся клетку (мы привыкли ее называть более благозвучно — каретка). Каретка представляет собой часть колесной передачи часового механизма, но, в отличие от простых колес, она вращается вокруг своей оси обычно со скоростью оборот в минуту и задает требуемую скорость колесной системы часов в целом.

При вращении каретки воздействие гравитации в разные моменты времени компенсировалось, за счет чего возрастала точность. О турбийоне забыли в начале ХХ века. Дело не только в том, что появились новые материалы и технологии, которые позволили и без антигравитационного эффекта сократить погрешность хода до нескольких секунд в сутки.

Главными виновниками исчезновения турбийонов стали наручные часы. С их появлением гениальная изначально идея Бреге потеряла актуальность — часы стали вести слишком подвижный образ жизни, а о создании многоосных турбийонов часовые мастера при тогдашней технической оснащенности могли только грезить.

Прорыв случился в 2004 году, когда сразу три компании — Jaeger-LeCoultre, Franck Muller и Greubel & Forsey — представили многоосные турбийоны. Но первой поставила производство многоосного турбийона на поток мощная мануфактура из Ле-Сентье — Jaeger-LeCoultre.

И именно Jaeger-LeCoultre Gyrotourbillon I в круглом платиновом корпусе вошел в историю как первый двухосный турбийон, который компенсирует позиционную погрешность хода при изменении положения часов в пространстве.

Работает эта система так: большая внешняя ультралегкая каретка, совершающая один оборот за минуту, вращается под углом 90 градусов относительно циферблата. А внутри нее под тем же углом 90 градусов со скоростью 1 оборот за 18,5 секунды вращается еще одна — малая — каретка с узлом «баланс-спираль» внутри.

Таким образом, перекрестное вращение компенсирует позиционную погрешность хода часов в разные моменты времени вдвое эффективнее. Поэтому часы и получили название гиротурбийон по аналогии с обычной схемой подвеса гироскопов.

Как заверили в компании, ни одни из выпущенных лимитированной серией 50 экземпляров часов на мануфактуру для ремонта не вернулись. Значит, надежность и совершенство гиротурбийона доказали не только знаменитые 1000-часовые тесты, но и сама жизнь. А потому в этом году Jaeger-LeCoultre выпустила вторую версию своего гиротурбийона.

На этот раз в своей главной модели-иконе Reverso. Reverso Gyrotourbillon 2 представляет собой усовершенствованную версию гиротурбийона. Скорости их вращения остались прежними: большая внешняя совершает оборот вокруг своей оси за минуту, внутренняя — за 18,75 секунды.

Основные усовершенствования претерпело «сердце» часов — узел «баланс-спираль». Во-первых, обод баланса стал больше в диаметре, а частота колебаний выросла с 21 600 до 28 800 пк/ч, что позволило повысить точность часов. Кроме того, обод изготовлен из золота, что повысило момент инерции до 12,5 мГ х см2.

Очаровательные часы Jaeger-LeCoultre выглядят необыкновенно хрупкими, но впечатление обманчиво. Двухосный сферический турбийон способен выдержать весьма серьезные жизненные потрясения, так как оборудован аж шестью противоударными системами: по паре на каждую из кареток и еще две, защищающие колесо баланса.

Кроме того, у второй версии гиротурбийона совершенно иная спираль — не плоская, а цилиндрическая из сплава, очень похожего на ролексовский Parachrome Blue, и с концевыми кривыми при внешнем и внутреннем креплении. Такую спираль, назвав ее геликсоидальной, запатентовал в 1782 году английский мастер Джон Арнольд.

Она обеспечивала практически совершенный изохронизм, но была крайне сложна в производстве. А кроме того, обладала еще одним недостатком — занимала по высоте так много места, что в карманных часах просто не помещалась, потому использовали ее исключительно в морских хронометрах.

После нескольких лет экспериментов мастера Jaeger-LeCoultre смогли изготовить и внедрить спираль Арнольда в наручные часы и заявили, что она «бесконечно лучше обычных спиралей». В Reverso Gyrotourbillon 2 значительно улучшен узел заводного барабана.

Он изготовлен из сапфира, чтобы снизить трение заводной пружины, и оснащен особым устройством — блокиратором, который выполняет две функции: не позволяет пружине взводиться слишком сильно, а также полностью распускаться. Блокиратор останавливает механизм за несколько часов до того, как энергия полностью иссякнет.

Поэтому запас хода Reverso Gyrotourbillon 2 строго ограничен 50 часами. Индикатор запаса хода в полном одиночестве красуется на обратной стороне корпуса. Однако новый гиротурбийон функционально ограничен: кроме индикатора запаса хода с лицевой стороны корпуса вы можете увидеть лишь часовую и минутную стрелки, индикатор секунд в модуле турбийона и 24-часовой указатель времени суток у отметки «9 часов».

На этот шаг создатели Reverso Gyrotourbillon 2 пошли намеренно, задумывая не сверхсложные часы (после Reverso a Triptique это вообще бессмысленно), а гимн красоте своей титульной модели и самого привлекательного из усложнений, то есть Reverso и турбийона.

Поэтому циферблат выполнен из минерального стекла, а разметка нанесена тонкими арабскими цифрами. Из-за необычной высоты сферического турбийона для уникального калибра JLC 174, состоящего из 371 детали, пришлось разрабатывать и производить совершенно новый корпус Reverso высотой 15,8 мм.

Он состоит из 50 деталей и изготовлен из платины 950-й пробы. На отметке «5 часов» (или «7 часов», если корпус находится в перевернутом виде) расположен фиксатор, предотвращающий случайное переворачивание корпуса.

Платина и мосты механизма, украшенного по канонам Женевского клейма, сделаны из нейзильбера и вручную декорированы узорами Clues de Paris, Cotes de Geneve и перлаж. Их серебристо-стальной оттенок эффектно контрастирует с покрытыми желтым золотом колесами. Модель выйдет лимитированной серией в 75 экземпляров.

Show More
Добавить комментарий