Памяти Андрея Кивилева посвящается

Андрей Кивилёв

В Казахстане, в городе Талды-Кургане Алмаатинской области, 21 сентября 1973 года родился Андрей Кивилёв (Andrei Kivilev). 21 сентября 2010 года ему исполнилось бы тридцать семь лет. Поздравлений не счесть, пожеланий, оды, стихи, восхищения, подарки. Ужин в кругу семьи и самых близких друзей. Двое детей, а может и трое, красавица жена у плиты готовит праздничные яства, любимые вкусности именинника. Большой дом. По усадьбе разгуливают породистые псы, они то знают, носом чуют, что сегодня и у них будет праздник. В карьере все удалось, – громкими победами заряжен как трофейный пулемет. По рассказам о них можно книгу писать. Телефоны разрываются от звонков с поздравлениями. После очередного звонка, сидя в беседке у дома, с улыбкой на лице с искрой в глазах, он подумал: «Заберу золото на мире и завязываю с профи… у меня всё есть: дети, жена, любимая работа, верные друзья. Я молод и счастлив».

Вот как я вижу это день. Теплый, солнечный день его тридцатисемилетия. Такую красивую картинку будущего, в грёзах, рисует себе каждый, кто любит жизнь и любит жить. Именно таким был Андрей. Он любил жизнь. Добивался ее расположения в спорте – неоднократный призер РК, чемпион XII Азиатских Игр, призер XIII Азиатских игр, участник Олимпийских игр 1996 года в Атланте и 2000 года в Сиднее; взявший 4 место в личном и поднявшись на подиум в командном зачёте в составе, так распорядилась судьба, его последней команды «Cofidis», на самой престижной из весенних гонок Париж-Ницца (Paris-Nice); впервые в истории отечественного велоспорта занявший высокое 4 место среди сильнейших профессионалов велосипедного спорта в престижнейшей гонке Тур де Франс (Tour de France)-2001. Но 12 марта 2003 года жизнь сказала ему «нет».

Андрей родился в замечательной, доброй, интеллигентной семье школьной учительницы – Нины Илларионовны и милиционера – Михаила Григорьевича. У Андрея было ещё двое братьев. Они живут в Барнауле вместе с родителями и не имеют отношения к спорту.

Андрей отлично учился и окончил школу имени А. Макаренко. А как иначе могло быть с мамой учительницей. Его любили все: в школе, в семье, на работе. Как потом скажет его вдова Наталья: «Его не возможно было не любить. Он был особенным». Он рос воспитанным, образованным, уважительным, ответственным, трудолюбивым парнем. Всегда улыбался. Всегда в отличном настроении, даже если было не всё так гладко, как казалось. Спортом занялся в 14 лет. Ему суждено было стать великим гонщиком. Уже через 5 лет Андрей начал свою любительскую карьеру в Испании, защищая цвета команды «Burgos».

Впервые он заявил о себе в 1992 году, в возрасте 19–ти лет выступая на крупном международном велосипедном туре «Commonwealth Bank Cycle Classic», где он представлял Казахстан. Он был помощником тогда уже известных и титулованных гонщиков – чемпиона Александра Надобенко и предыдущего победителя гонки Владимира Голушко.

Фил Бейтс – австралийский организатор гонки, вспоминает: «Я хорошо помню, когда первый раз встречал Андрея в аэропорту. Симпатичный, невысокого роста велосипедист, половина моего веса в нем и ни слова не говорил по-английски. Зато на языке педалирования Андрей разговаривал свободно и после девяти этапов тяжелой гонки, юный чемпион финишировал на пятом месте общего зачета, опередив своих именитых напарников по команде. Надобенко был седьмым, Томас Лаис – восьмым, Дарен Смит – девятым. Но Казахстанская команда пустой домой не уехала – Надобенко стал горным королем. Провожая, в аэропорту Андрей обнял меня, проронил слезу и сказал его первые английские слова «thank you».

В 1993 году в составе Казахстанской команды Андрей выигрывает спринтерскую классификацию на «Regio-Tour». А его товарищ и напарник по команде – Александр Винокуров берет комбинированную классификацию. Андрей Мизуров занял 9-ое место, но по сумме всех очков, команда взяла первое место. Это был первый триумф казахов, который прогнозировал им блистательное будущее.

Первого большого успеха в спорте Андрей добился в 1994 году, выиграв в составе казахстанской сборной групповую гонку на Азиатских играх.

Regio-Tour, 1993, Андрей Кивилев, Иван Кравцов, Александр Винокуров, Дмитрий Седун, Андрей Мизуров, Тимофей Матвеев

Это было трудное время не только для спорта, для жизни в целом. Пост советские годы приносят неизгладимые впечатления тем, кто пережил это нелёгкое время. Тогда руководство Казахстанской федерации, не могло помочь своим подопечным и все на то время перспективные гонцы, какими-то мистическими силами, немыслимыми путями пытались выбиться в высший дивизион велосипедной арены.

Как сказал в свое время С. Есенин: «Предназначенное расставание обещает встречу впереди». Так и произошло, в 1992 году была не последняя встреча Андрея и Фила Бейтса. В 1997 году Казахстанская команда получила приглашение в Австралию куда и прилетел Александр Надобенко и Андрей. На тот момент у Андрея был контракт с одной французской любительской командой «EC Saint-Etienne». За пять лет он ничуть не изменился. Обнял Фила и были слезы, но уже слёзы радости, что он снова здесь. В английском Андрей значительно вырос и это первое изменение, которое увидел в нем Бейтс. На гонку прилетели 6 человек – пять из них ехали за «Bates Bikes», а один гонщик, Надобенко Александр, был вынужден выступать за другую команду (так как на старт от команды могли выйти лишь пять гонщиков).

Тогда у Андрея были большие проблемы с ногой и менеджер был вынужден сменить Кивилева на Надобенко, который был заявлен за национальную сборную. Но каждый день, на протяжении всей гонки Фил Бейтс брал Андрея и вел к физиотерапевту Глену Клоако. Каждое утро, как ритуал, ему восстанавливали колено. Несмотря на проблемы со здоровьем, после 4-го горного этапа Андрей выходит в лидеры. Его атакуют на протяжении всей гонки, но он смог выдержать натиск (Йенс Зеске и Новра) и вскарабкивается к финишу девятого этапа в Канберре победителем, обойдя таких именитых гонщиков как: Мэт Вайт, Джэй Свиит, Андрэас Клёдин, Томас Лайс, Джулиян Дин, а так же таких как Раймондас Румзас и блистательного Увэ Амплера.

«На пресс-конференции он сиял от счастья. Вы бы видели эти глаза, улыбка не сходила с его лица. В своей речи он грамотно подобрал слова, оценивая свою победу, которая глубоко запечатлелась в моей памяти», – сказал Бейтс журналисту cyclingnews.com. «Андрей был настоящим джентльменом и победа на «Cycle Classic» являлась ничем иным, как появлением новой звезды мирового масштаба».

[b]Commonwealth Bank Cycle Classic, 1997 — Андрей Мизуров, Андрей Кивилёв, Вадим Кравченко, Дмитрий Фофонов, Сергей Лавриненко
[/b]

И действительно Бейтс не ошибся. В этом же году, Андрей переезжает в Европу и подписывает свой первый профессиональный контракт с «Фестиной». Его лучшим результатом становиться пятое место на Чемпионате мира в Цюрихе и на Международном Критериуме он заезжает седьмым. Несмотря на отсутствие громких побед, у Киви была бесчисленная армия болельщиков. Они сходили с ума от его стиля катания. «Сходили с ума» и Йохан Брюнель с Ленсом Армстронгом, последний восхищался Андреем как гонщиком, как человеком и хотели видеть его в своей команде «US Postal Service». Но Андрей предпочёл подписать годовой контракт с «Ag2r Prévoyance». Но и тут он не находит «свою команду». Супермногодневку «Тур де Франс» он откатал на 32–ой позиции. На Олимпиаде в Сиднее, в групповой гонке на шоссе, Андрей финишировал в общей группе участников, разделивших с одним временем места с 14–го по 73–е.

И только в конце 2000 года он подписывает контракт в то время, с самой лучшей командой Франции «Cofidis». На момент кануна 2001 года в «Кофидис» выступали и еще два казахстанских велосипедиста – Дмитрий Фофонов и Сергей Белоусов, а в немецком «Телекоме» Андрей Мизуров и Александр Винокуров. В двух итальянских командах — «Алессио» Александр Шефер, а в «Кантино Толло» – Сергей Яковлев. Тогда в зарубежных профессиональных и полупрофессиональных клубах успешно выступали не больше 10–ти казахстанских гонщиков. Казахи всегда были с характером, выносливыми и тактически грамотными. После серебряной медали Александра Винокурова на Олимпийских играх в Сиднее спрос на наших сильных гонщиков уже превысил предложение.

Тур Средиземноморья (Tour Mediterraneen)-2002, Фабрис Гюго, Андрей Кивилёв, Марина и Оливье Музио

2001 год для Киви оказался самым удачным. Помимо победы на «Route Du Sud» и на одном из этапов «Dauphine Libere» он заканчивает Тур де Франс-2001 на четвертой позиции, уступив на последней разделке Хосебу Белоки всего 48 секунд! Неслыханное достижение для гонщика из пост советского пространства. Старт гонки не предвещал никаких сюрпризов. В прологе Александр Винокуров показал 67–й результат, а Андрей Кивилёв 77–й. И на первом этапе результаты практически не изменились у Александра 71–ое, у Андрея 68–е. Лидерство поначалу захватил француз Кристоф Моро из «Фестины», но затем его обошел австралиец Стюард О’Грэйди («Креди Агриколь»). После восьмого этапа представитель Австралии опережал француза Франсуа Симона на четыре с половиной минуты, а тех, кого еще задолго до старта называли в числе возможных победителей «Тур де Франс» – великих Лэнса Армстронга и Яна Ульриха – почти на 36 минут! Американец шел лишь 24–м, а немец – 27–м.

Тем временем Андрей и Александр с каждым этапом прибавляли в результатах, подтягивая свое время поближе к показателям лидеров. На седьмом этапе Винокуров финишировал седьмым в гонке на 162,5 километра, а Андрей Кивилёв показал 13–й результат в восьмом этапе (222,5 км) и занимал уже четвертое место в генеральной классификации.

Так как в «Кофедис» до старта не было явного лидера, то по прошествии первой недели уже и не стоило поднимать этот вопрос. Бесспорным лидером являлся Киви, предстоящие горные этапы, где он владел ситуацией достаточно уверенно, сулили ещё более прочные позиции в головной группе участников многодневки.

«И Андрей во Французских Альпах сделал невероятное: почти настиг Симона, заняв после 11-го этапа второе место. Но еще мощнее в горах выступили Армстронг и Ульрих, “поглотившие” после Пиреней, куда участники тура перелетели на самолетах, и Франсуа Симона и Кивилева. Вот где решалось, кому получать главную награду на Елисейских полях в Париже! Кивилев уцепился за лидеров двумя руками и двумя ногами: после 14-го этапа он проигрывал Лэнсу 5 минут 13 секунд, а Яну лишь 8 секунд! Винокуров к этому времени вышел на привычное 15–е место.

Казалось, назревает сенсация: третье место Кивилева в итоговой таблице “Тур де Франс” было бы подобно разрыву атомной бомбы! И этот результат наш земляк удерживал буквально до предпоследнего 19-го этапа. И… не удержал. Уже на равнине под Парижем его обошел испанец Хосеба Белоки (ОНСЕ), что и предопределило итоговую расстановку в группе призеров» (с)

После сенсационного выступления на «Тур де Франс» Кивилёва хотели заполучить в качестве лидера многие именитые клубы Европы. Об этом могут и сейчас только мечтать гонщики стран СНГ, а в 2001 году это было сродни полета на Марс. Винокуров, тогда уже призёр Олимпиады работал на Ульриха и Цабеля, а когда они по каким-то причинам сходили или чувствовали, что не идёт гонка, Александру позволяли брать роль лидера на себя.

В 2001 году, а если быть точнее, то 20/10/2001, в жизни Андрея Кивилёва случилось еще одно очень важное событие – он женился. Женщины сходили по нему с ума. Ведь это и не удивительно: умный, красивый, успешный, душевный. Внимательный, с манерами британского лорда. И эти глаза волшебника, в них можно было утонуть. С ним можно было беседовать ночи напролёт. Всё никак не мог найти себе пару – он то, подходил для каждой, а вот подходили ли они ему… И… О, чудо! Андрей влюбился. Влюбился с первого взгляда. Со своей будущей женой он познакомился на вечеринке. Он подошел, внимательно посмотрел, и этого стало достаточно, чтобы стало «навсегда». Звали девушку Наташей, родом из Алма–Аты. Она входила в сборную Казахстана по бильярду, что заметьте, не свойственно женщине. И вообще это не женский вид спорта. «Я выиграла несколько турниров, принимала участие в чемпионате Казахстана. Зелёное сукно успокаивает человека и в то же время настраивает на серьезный лад. Бильярд воспитывает твёрдость, выдержку, умение быстро принимать решения», – давая интервью газете «Караван» рассказывала Наташа.

Семья Кивилевых, 2002 год — Леонард, Наталья и Андрей

Новость о беременности Наташи, как и свойственно было Андрею, воспринял со слезами счастья на глазах. Он стал еще более мотивирован. Теперь у него была семья и это всё чего он так долго ждал. Копил деньги на дом, свой собственный дом, тёплый и уютный. Ждал рождения первенца и работал, работал, работал. Начало сезона 2002 для казахов ознаменовалось победой Александра Винокурова на «Париж-Ницце», 4-м на которой заехал и сам Кивилёв, проиграв соотечественнику меньше минуты. Андрей так же отметился на подиуме, как лидер команды «Кофидис», которая взяла командную классификацию. Положил в копилку третье место, занятое на пятом этапе, походившем Пертюи (Pertuis) – Тулон (Toulon — Mont Fa). Достойный прокат в начале сезона, думалось, это хороший задел на весь год. Но громкого так ничего и не произошло. Может на него давило бремя прошлогоднего успеха на Тур де Франс или же беременность жены и все переживания, связанные с будущим отцовством. Но как результат из значимого – 2-е место на 4-м этапе «Grand Prix du Midi Libre», 5-м на «Критериуме Дофине—Либере», 5-м на 3-ем горном этапе Турнон (Tournon) – Мон Ванту (Mont Ventoux). Так же 3-м на 7-ом этапе проходившем по маршруту Альбервиль (Albertville) – Морзин-Авриаз (Morzine-Avoriaz). Поднялся на пьедестал с 3-м местом в генеральной классификации «Route du Sud». Четвертым на классике «San Sebastian». На «Тур де Франс-2002» лучшим был восьмой результат на 12-м этапе По (Pau) — Ла Монжи (La Mongie).

Но, пожалуй, самая громкая победа всей его жизни случилась 12 сентября, когда у него родился сын. Мальчика назвали Леонардом. Счастью Андрея не было границ. Молодой папа гордо называл сына Лео.

Молодые родители с головой окунулись в воспитание сына. Маленькому Лео еще не исполнилось и 5-ти месяцев, как папа был третьим на «Tour du Haut Var» и уже колесил по Испании на Туре Валенсии. Андрей строил большие планы, возлагал надежды на спорт, на собственные силы, на удачу. Шёл процесс становления настоящего мужчины — родил сына, строил дом в Ницце, оставалось засадить деревьями сад.

Леонард …. папа уже далеко….

9–го марта 2003 года стартовала ежегодная королева весенних многодневных велогонок Париж-Ницца. Винокуров был нацелен защитить свой титул победителя 2002 года. Не менее был мотивирован и Киви. Тем не менее, что-то витало в воздухе, какие-то высшие силы складывали мозаику знаков судьбы, на которые, ну невозможно было не обращать внимания.

«Перед Париж-Ниццей, Киви не хотел ее ехать, чувствовал что–то… и Лео сильно плакал, просто без остановки плакала и плакал. Наташе снилась ее умершая бабушка и она звала во сне Киви. И французы накануне ему картину подарили, там такие мрачные цвета были, велогонка нарисована, а форма картины, ну 100% надгробная плита. И в тот день, перед тем как упасть, он на этапе то ли Андрею Кашечкину сказал, в общем кому–то из наших, мол чувствую тут и останусь. Андрей мой тоже говорит, что когда звонил накануне и приглашал их на свой День Рождения, а Киви ответил — «ой и не не знаю, может я дальше не поеду, сойду, тут и останусь». Так что эта фраза имеет две трактовки. Такой настрой у него еще на Новый год начался. Мы все вместе праздновали у Винокуровых. Тогда он как никогда выпил шампанского, был такой веселый, танцевал до упаду и пел песню – «Чёрный ворон, что ж ты въешься над моею головой…», – вспоминают супргуги Мизуровы Марина и Андрей.

Андрей начал гонку в защитном шлеме, но по каким-то причинам на втором этапе его снял. Они спуртовали в группе по дороге, которую Андрей знал, как свои пять пальцев. Его дом стоял неподалёку от места аварии, где в тот момент его жена Наташа, собиралась на финиш к мужу. За 40 км до финиша он столкнулся с польским гонщиком из своей команды Мареком Руткевичем и немцем Фолькером Ордовски. Его выбросило из седла и он ударился головой об асфальт, потерял сознание и больше не поднялся. В состоянии комы его отвезли в Сан-Шамон (Saint-Chamond), а оттуда вертолетом направили в исследовательский центр Сан-Этьенна (Saint-Étienne), где ему диагностировали тяжелую черепно–мозговую травму и перелом двух ребер. Врачи до конца боролись за жизнь Андрея, но 12 марта в 10 часов утра он умер. Его отключили от аппарата искусственного жизнеобеспечения. Леонарду в этот день исполнилось 6 месяцев.

«Когда Андрей упал, мы не думали, что это серьезно, мы не хотели так думать. Позвонили Наталье, чтобы узнать о его состоянии, но она сама еще даже была не в курсе, что он упал. На следующее утро мы с мужем поехали к ним в больницу. Уже в пути, нам позвонили и сообщили, что Андрея больше нет, аппарат решили отключить. И мы уже ехали не разбирая дороги, просто куда ведет дорога, туда и ехали, лишние 400 километров в тишине, в шоке от происшедшего. Просто не могли в это поверить», — вспоминает то утро Марина.

Франк Вандербрюк: «Я был сразу за аварией и увидел лежащих двоих гонщиков из «Кофидис», но я даже не мог подумать, что это может быть Кивилёв. Я тренировался с Андреем всю зиму в этих местах. Он был со своей семьей в Сан-Аюгольф (Saint-Aygulf), а я в Сан-Рафаэле (Saint Raphaël). Так что мы часто звали друг друга на тренировки. Он был мне близким другом. То ужасное, что сегодня случилось… я просто не могу еще прийти в себя. Такое же случилось и с Казартелли много лет назад. Я не представляю, что сейчас переживает семья Андрея, его команда, друзья», — из интервью cyclingnews.com.

Вырезка с персонального сайта Лэнса Армстронга LA.com: «Я хочу немного рассказать вам об Андрее Кивелёве. Я знал Андрея уже несколько лет и всегда восхищался его стилем езды. Андрей был уникальным человеком – очень умным, превосходно владеющим английским языком (что не свойственно молодым казахам), агрессивным гонщиком. Мне нравилось гоняться с ним, я знал, если Киви ехал на результат и если это горы, он выкладывался на все 120%. Он был феноменальным атакующим! Вы даже не представляете, он помог мне больше, чем кто – либо когда – либо. И теперь он ушёл. Вчера, после аварии, ещё были надежды, несмотря на всю серьезность травм, ночью ему стало хуже и сегодня утром его не стало. Мне только что звонил Йохан, сказал эту ужасную новость. Я опустошён. Я знаю, что сейчас чувствуют его друзья, одноклубники. Мы (я и Йохан) устали как в аду, уговаривая Андрея подписать с нами контракт, когда он не продлил его с «Фестиной». И всё равно ускользнул от нас в AG2R. Мы до сих пор о нем говорили и всегда хотели его видеть в нашей команде. Он был очень добрый человек. Последовательный, стойкий, жесткий, трудолюбивый, и очень крутой чувак. Андрей, мне будет не хватать тебя, друг. Я буду ждать тебя у начала каждого трудного подъема, так как я делаю это сейчас, и я хотел бы всей душой, чтобы ты там тоже был со мной, воодушевляя и заставляя меня ускоряться, так же, как ты всегда это делал раньше. Покойся с миром».

«Я не могу описать то, что я чувствовал, когда мне сообщили об Андрее. Я не мог в это поверить. Я читал и читал колонки новостей и пытался заставить себя поверить в написанное. Я был в шоке. Конечно, я знал о падении. Вчера разговаривал с Дирком Демолем, он рассказал мне об аварии. Он рассказал, какими ужасными были его чувства, когда он проезжал в техничке то место. Но аварии иногда выглядят и страшнее чем эта, он думал, что все будет нормально. Поэтому это был шок когда мы услышали о его смерти, тем более мы были в отличных отношениях, несмотря на то, что он не стал подписывать с нашей командой контракт. Он был самым отзывчивым парнем в пелотоне. Я запомнил Андрея как человека, который всегда улыбался, всегда приветлив, мы всегда разговаривали во время гонки. Обсуждали его форму, если он проезжал мимо нашей технички. И таким я запомню его навсегда. Мы много спорим насчет обязательного ношения шлема не только в гонке, но и на тренировках. Мы будем поднимать снова этот вопрос. Но сейчас вопрос в том, остался бы Андрей жив, если бы на нём был шлем? Я не знаю ответ, никто не знает, как бы там ни было, его уже не вернешь. Я хочу выразить свои глубочайшие соболезнования семье Андрея, его друзьям. Нам всем будет тебя не хватать, Киви», – Йохан Брюнель для cyclingnews.com.

«1700 работников «Кофидис» пребывают в шоке. Андрей Кивилёв был образцом профессионализма. Запомнился человеком, знаменитым своей добротой, силой, лояльностью. Он погиб в соревновании. Его утрата внушает всем нам скорбь, уважение и заставляет нас задуматься. Команда «Кофидис» вместе со своим менеджером Аланом Бондью решили продолжить гонку в память об Андрее, отдавая дань спорту и страсти, с которой он отдавал себя спорту», — с черным лицом, перед стартом заявил спортивный директор «Кофидис». Третий этап был отменен. После минуты молчания в Ле-Пюи-ан-Веле (Le Puy-en-Velay) пелотон проехал «траурную процессию» 192 км и взявшись за руки, команда «Кофидис» пересекла финишную черту.

Закончить гонку Александра Винокурова буквально заставил Николай Проскурин. И в заявлении прессе Вино дал клятвенное обещание выиграть это проклятую Париж-Ниццу и посвятить эту победу своему погибшему товарищу Андрею Кивилеву. «Мы всегда были друг за друга. Впервые мы участвовали вместе в гонке в 1986 году и параллельно гонялись пока нас не свела судьба выступать за национальную сборную в 1996 году на Олимпийских играх в Атланте. Мы в одно время подписали проф контракты – Андрей с «Фестиной», а я с «Казино». Потерять одного из лучших моих друзей, это очень печально. Вместе мы одна команда. Казахи – сильная семья. Для меня он был профессиональным гонщиком, всегда готов помочь, как на Олимпийских Играх в Сиднее. Он всегда будет со мной».

Вино не только выиграл Париж-Ниццу, на 40-й день после смерти (а христиане верят, что после смерти душа находиться с родными и близкими 40 дней на Земле, а затем предстает перед Богом), посвятил свою победу на «Амстел Голд Рэйс» в Маастрихте, своему близкому товарищу. «Сегодня как раз 40 дней после смерти Андрея. На протяжении всей гонки думал о нём и очень хотел победить. Ради него. Счастлив, что мне это удалось» – после гонки заявил Винокуров. Лэнс Армстронг мечтал в который раз покорить «Амстел Голд Рейс» и был одним из явных фаворитов. И финиш организаторы как специально ради Лэнса устроили на вершине Корберг. Несмотря на все его надежды на победу, Винокуров выстрелил, не оставляя ни одного шанса всем фаворитам.

После финиша Ленс признался: «Я снова проиграл, возможно, только потому, что сражался только за себя, а Винокуров – еще и за Кивилёва».

В Казахстане при поддержке Федерации велоспорта была организована «Международная велогонка памяти Андрея Кивилева». Первая велогонка памяти Андрея Кивилева была проведена в 2004 году. В первый день соревнований 22 сентября 2004 года состоялось открытие улицы имени Андрея Кивилёва. Улицу Володарского, где родился и вырос Андрей, ходил в школу имени А.Макаренко, переименовали в его честь. В 2007 году состоялось открытие памятника в честь талантливого спортсмена, прославившего имя Талдыкоргана и Казахстана на мировой арене.

Это стихотворение написал казахстанский велосипедист – Женя Сладков:

Ветер справа, ветер слева –
Дует он со всех сторон.
И на схватку с ним решился,
Стрельнув с группы, велогон.

Сильный был он и умелый.
Он усталости не знал.
Закаленный, загорелый,
Словом, был профессионал.

Был лихой он в поворотах,
Спуски круто он ходил.
В гору вкручивал, что надо,
И в команде не гасил.

Финишёром был он ярым.
Никому не уступал!
Большей частью он в отрывах,
А не в группе приезжал.

Лишь за первым местом ехал,
За вторым он не привык.
И с настроем этим крепким
В спорте он вершин достиг.

Но сегодня, что-то страшно,
Пелотон его догнал.
Сел он как-то вяло в группу.
Чемпион заголодал.

Вот до финиша немного.
И пора собраться чуть.
В город въехала вся группа,
Там болельщики вокруг.

Снова спуски, повороты,
Снова скорость возросла.
Затяжные апперкоты
Группа делать начала.

Скрежет спиц и взрывы камер.
Сердце ёкнуло – завал.
Суета, запаски, ругань.
Кто же там ещё не встал?

В луже крови у обломков
Неподвижно он лежал.
Бросив гонку и машину,
К нему тренер подбежал.

Без сознания, без пульса
Его в скорой увезли.
Но старания врачей
Ни к чему не привели.

Погиб парень, не спасли.
Но, говорят, на миг очнулся.
И прежде, чем от нт нас уйти,
Открыв глаза, он улыбнулся.

«Был он славным человеком», —
Скажет много так людей.
Не забудут его имя –
Имя – Кивилев Андрей.

Евгений Сладков
Март 2004

После смерти Андрея, Международный Союз Велосипедистов ввел обязательным ношение шлема гонщиками не только в соревновательный процесс, но и во время тренировки. После смерти Казартелли в 1995 году уже была попытка принятия такого положения, но велосипедное сообщество выступало с протестом. Многие гонщики не хотели носить каску на голове. Многие говорили ”я себя не чувствую в нем”. Считали ненужным элементом.

Через год после смерти Кивилёва, 7 марта стартовала 62-я гонка «Париж–Ницца». С первых дней ее преследовала на редкость скверная для весенней Франции погода. Из-за обильного снегопада четвертый этап гонки был отменен вовсе. Это был тот самый отрезок пути, на котором упал Андрей. Мистика или же знаки судьбы – решайте сами.

Из воспоминаний Натальи: «Андрей был веселым, открытым, честным и искренним. Он всегда улыбался людям, даже если у него было на душе тоскливо. Теперь я знаю: это правда, что Бог забирает лучших людей».

Как много в жизни нам отведено!
Увидеть свет. Босым земли коснуться.
Познать любовь. И пригубить вино.
Испить тоски и к радости вернуться.
Зерно судьбы очистить от плевел.
Дитя дать миру. Ощутить предел.
И на пороге жадно оглянуться —
ах, сколько же ещё я не успел…

(стихи Татьяны Славской)

Вечная Память Тебе Андрей!

Елена ГЕРМАШОВА

Статья и фото взяты с сайта VELOLIVE.COM

Show More
Добавить комментарий