ТЯЖЕЛЫЙ ТАНК A7V

Sturmpanzerwagen A7V — первый серийный танк Германской империи, который выпускался в 1917 — 1918 годах и применялся в боевых действиях заключительного периода Первой мировой войны. Всего было произведено 20 машин.

ТЯЖЕЛЫЙ ТАНК A7V

Масса: 30 тонн

Мощность: 100 л.с.

Вооружение: Пушечное: 1 х 57 мм капонирная пушка Максима-Норденфельда; Пулемётов: 6 х MG.08 7,92 мм

Скорость: 12 км/ч
Экипаж: 18 человек
Высота: 3,3 метра
Длина: общая с пушкой: 7,35 метра
Ширина: 3,06 метра
Лоб: 30 мм
Борт: 20 мм

История создания

Примененные Англией первые тяжелые танки не могли оставить Германию безучастной, и первой стала стремительно развивающаяся «танкобоязнь». Для снятия морального напряжения придумывались броские лозунги, в максимально негативном свете выставлявшие бронированную новинку английской армии, всячески поддерживалось мнение, что танки – не более чем пугало, имевшее временный и незначительный успех только в силу неожиданности применения. Одним из слоганов того времени бы: «Танки – это нелепая фантазия и шарлатанство. Вскоре здоровая душа доброго немца успокаивается, и он легко борется с глупой машиной». Надо заметить, что доля истины в данном высказывании присутствует, Германия проделала большую работу в плане организации противотанковой обороны, за короткое время выработав основы тактики борьбы с танками и найдя действенные приёмы, приспособив как уже имеющееся вооружение, так и заложив новый класс вооружения – противотанковые средства. Не самое удачное выступление танков в ноябре 1916 года так же дало повод подкрепить пошатнувшийся боевой дух солдат, и показало – с танками можно и должно успешно бороться. На первый план вышел вопрос именно организации противотанковой обороны, в то время как вопрос создания адекватного ответа не числился в списке приоритетных. Но всё же в октябре 1916 года состоялось первое совещание «по танковому вопросу», а 13 ноября была образована техническая комиссия, руководить действиями которой назначили генерала Фридрихса, возглавлявшего на тот момент транспортное отделение Общего управления военного министерства (именуемого A7V – Abteilung 7, Verkehrswessen), которое и выступало в качестве заказчика. В состав комиссии вошли так же представители крупнейших фирм, таких как «Опель», «Даймлер» и других. Руководителем конструкторских работ был назначен главный инженер Опытного отделения инспекции автомобильных войск Йозеф Фольмер, возглавивший команду из более чем 40 инженеров.

Требования к танку (первоначально было заимствовано британское название «танк», но впоследствии для обозначения данного вида боевой техники создали словообразования «Panzerwagen», «Panzerkraftwagen» и «Kampfwagen»), сформированные 15 ноября, были результатом желания получить боевую машину, с одной стороны, и подстраховаться на случай провала, с другой. В итоге требовалось разработать единое шасси, пригодное к использованию и в качестве танка, и в качестве гусеничного трактора. К разработке было привлечено большое число фирм, и в обстановке большой спешки проект в целом был готов уже к 22 декабря. Представленная машина была выполнена симметричной как относительно продольной оси, так и поперечной (единственным внешним признаком отличия носа от кормы было вооружение – пушка в лобовой броне и пара пулемётов в корме), и несла внушительное вооружение из одной пушки и шести пулемётов. Проблемой было оснащение танка соответствующим двигателем, мощность которого для достижения заданной скорости должна была составлять не менее 200 л.с. Но «Даймлер» могла снабжать танк двигателями мощностью лишь в 100 л.с. Выходом посчитали установку двух двигателей, каждый из которых работал на свою гусеницу (подобную схему англичане применили на среднем танке «Уиппет»). Проект отличало внимание к мелочам, были предусмотрены многочисленные приспособления и технические решения для всевозможных ситуаций. Так например, каждый из двух топливных баков мог питать оба двигателя, а не только двигатель своего борта, помимо этого рядом с местом водителя были оборудованы небольшие «пусковые» баки, заправлять которые следовало бензином лучшего качества. Не смотря на проработанность проекта и продуманность отдельных узлов и агрегатов, грамотные решения сложились в довольно нелепое сооружение, имевшее множество очевидных недостатков. В первую очередь это касалось размеров машины, проистекавших из комбинации неудачных компоновочных решений. Трёхъярусное устройство танка привело к чрезмерной высоте машины, а многочисленное пулемётное вооружение с малыми углами обстрела, но обслуживаемыми двумя членами экипажа каждый, заставило создать корпус с очень большим внутренним объёмом, и как следствие – внушительным габаритами.

Макет будущего танка был продемонстрирован 16 января 1917 года, и уже 20 января от военного министерства поступил заказ на постройку 100 шасси и 10 бронекорпусов. Прототип собрали к концу апреля, 14 мая продемонстрировав его в Ставке Главного Командования в Майнце. Начавшиеся испытания быстро выявили многочисленные проблемы, как следствие спешки при создании проекта и отсутствии соответствующего опыта. Исправления отмеченных недостатков и изменения затянули испытания до конца лета, и первый серийный танк был построен к концу октября. Внёс свою лепту в длительную доводку и вопрос выбора вооружения. Рассмотрено было множество вариантов, включавшие в себя и установку автоматических 20 мм пушек Бекера, огнемётов, 77 мм полевой пушки и пулемётов в различных комбинациях. Установка 77 мм пушки оказалась невозможной из-за большой длины отката, но имелись в большом количестве 57мм капонирные пушки Максима-Норденфельда, их и решено было устанавливать на танки. Первого декабря план производства был утверждён с поправкой, теперь планировалось выпустить 38 корпусов танков, но вскоре это число сократили до 20 – не желая рисковать понапрасну было решено дождаться результатов боевого применения.

Производство танков было налажено на одном из заводов «Даймлер», но окончательная доводка производилась уже на месте, что накладывало отпечаток на внешний вид танка, каждый из которых фактически являлся уникальным. Танки получили серийные номера 501, 502, 505-507, 540-544 (танки первой серии) и 525-529, 560-564. Таким образом, всего до сентября 1918 года было построено 20 танков.

В целом конструкция А7V воплощала в себе идею «подвижного форта», приспособленного более для круговой обороны, нежели для прорыва обороны противника и поддержки пехоты. Увы, кругового обстрела в прямом смысле слова не получилось: из-за ограниченных углов наведения орудия два сектора в переднем направлении представляли собой мертвое пространство.

Когда были готовы первые 10 танков, их осмотрел генерал-фельдмаршал Гинденбург, сделав замечание (весьма схожее по своему скептическому настрою с репликой лорда Китченера, когда тот осматривал прототип «Большой Вилли»), сказав следующее: «Вероятно, они не принесут большой пользы, но так как они уже сделаны, то мы попробуем их применить». Для разработку тактики использования танков не было ни времени, ни соответствующего опыта, поэтому Ставка Главного Командования ограничилась инструкцией, гласившей: «Танки и пехота продвигаются независимо друг от друга. При движении с танками пехота не должна подходить к ним ближе чем на 200 шагов, так как по танкам будет открыт артиллерийский огонь». Иными словами, танкам предстояло бросаться (скорее медленно вползать) в бой не только без поддержки пехоты, но и без какого либо взаимодействия с ней вообще – разительное отличие от взглядов на роль танков во Франции.

Задолго до начала серийного производства был издан приказ о формировании двух «штурмовых отделений бронированных машин» (Sturmpanzerkraftwagen Abteilung), по пять танков в каждой. Первое отделение было укомплектовано к пятому янврая 1918 года, и направилось в школу вождения в Седане. Многочисленные экипажи танков набирались следующим образом: механики и водители – из инженерных войск, наводчики и заряжающие – из артиллерии, пулемётчики – из пехоты и командирами назначались офицеры из автомобильных частей. Всего из построенных 20 машин было сформировано три отделения (пять танков составили резерв).

История эксплуатации (Боевое применение)

Впервые танки были применены Германией в ходе наступления 21 мая – 4 апреля 1918 г. В Пиккардии, в составе 10 изготовленных танков и 9 трофейных. В первый день наступления 4 танка A7V и 5 трофейных Mk.V вступили в бой у местечка Сент-Кантен (недалеко от места первого боя британских танков), под командованием капитана Грайфа. Сильный туман затруднил ориентирование танков и их взаимодействие, к тому же два танка остановились из-за поломок. Но на британскую пехоту германские танки произвели впечатление, не многим отличавшееся от ужаса, охватившего солдат на Сомме в сентябре 1916 года. В ходе операции три штурмовых отделения способствовали захвату Нуайона и Мондидье, после чего в германской прессе была развёрнута масштабная пропагандистская кампания по восхвалению достигнутых результатов, зачастую – вымышленных.

Первый в истории бой танков с танками не заставил себя долго ждать, это знаменательное событие произошло 24 апреля 1918 года у Виллер-Бретонне. Хотя в наступлении были задействованы все три штурмовых отделения, вступить в бой смогли только 13 танков. Согласно разработанного плана, танки двигались тремя группами: три танка наступали непосредственно на деревню, шесть танков вдоль её южной окраины и четыре – на расположенную поблизости Каши. Один из танков (шасси №506, «Мефисто») вскоре после начала атаки застрял, остальные же 12 танков быстро захватили деревню и двинулись на Каши и лес Аббе. В 9:30 навстречу трём танкам третьего штурмового отделения из леса вышли три английских танка Mk.IV роты «А» первого танкового батальона. Примечателен тот факт, что первый же танковый бой носил характер встречного, что впоследствии станет основной формой ведения танковых боёв. Положение английских танкистов было крайне невыгодным – только один из трёх танков был пушечным, остальные два являлись пулемётными «самками». К тому же экипажи длительное время находились в противогазах, из-за обстрела химическими снарядами накануне боя, в результате чего были сильно измотаны. Бой произошел на виду как британской пехоты, так и германской артиллерии, но если первая попросту не имела средств вмешаться в схватку, то артиллерия не вела огонь из опасения поразить собственные танки. Вскоре после начала боя «самки» получили попадания снарядов и отошли, однако оставшийся один против трёх танков противника пушечный «самец» под командованием лейтенанта Митчелла отважно продолжил бой. Поединок сразу же выявил высокое мастерство и отличную выучку британских танкистов, уже имевших богатый опыт (хотя и не боёв с танками противника), в отличии от их германских противников. Постоянно маневрируя и ведя огонь с ходу и с коротких остановок, Mk.IV добился трёх попаданий в головной A7V (№ 561, под командованием лейтенанта Блица), который из-за неудачного построения и узких секторов обстрела фактически один противостоял английскому танку. Попадания снарядов пробили масляный радиатор и A7V отступил на сколько хватило оставшихся без смазки двигателей, пользуясь так же тем, что британский танк потерял гусеницу. Экипаж германского танка покинул свою обездвиженную машину и вместе с двумя другими танками вышел из боя. Остальные танки так же не имели успеха, остановившись у первой линии английских окопов, после чего были вынуждены начать отступление. Наступившей ночью английские танки совместно с австралийской пехотой сумели отбить Виллер-Бретонне. Этим же днём, 24 апреля, танк № 525 встретился с семью британскими «Уиппет», сумев подбить один и повредить три. Неудачно закончился боевой путь танка № 542, опрокинувшегося на бок при преодолении воронки. Танк был так же оставлен экипажем. Всего в это день было потеряно три танка, из которых эвакуировать удалось лишь подбитый № 561, остальные два вскоре стали трофеями (опрокинувшийся № 542 был 15 мая вытащен англичанами при помощи пары Mk.IV, а застрявший № 506 был 14 июня захвачен австралийской пехотой).

Следующей операцией с участием германских танков стало наступление 27 мая на реке Эн. 15 танков, действуя в полосе наступления 7-й армии на участке Воклер – Берри-о-Бак сумели прорвать первую линию обороны, но были остановлены широкими окопами. Танки так же вводились в бой 31 мая и 1 июня, каждый раз с незначительным успехом, потеряв при этом три машины. 15 июля танки вновь идут в бой на флангах Реймского участка, но атака захлёбывается, а несколько танков подрываются на минах. Во время отхода германских войск на позицию «Зигфрид» танки контратакуют английские части, без особого успеха, потеряв при этом большое количество машин. В последний раз A7V пошли в атаку 11 октября, танки смогли ликвидировать прорыв англичан севернее Камбрэ, но уже на следующий день германские части начали отход.

Негативный опыт применения германских танков является следствием в первую очередь незначительного их количества и отсутствия времени для выработки тактики взаимодействия с пехотой и артиллерией. Плотность применения танков составляла 0,3~1 танк на километр фронта, в то время как французские и английские войска концентрировали для атак до 9-14 танков на километр и имели в распоряжении как командирские танки, так и радиофицированные машины для взаимодействия с артиллерией. Вторым фактором, обусловившем неудачи германских танков стали так же ошибки, допущенные при проектировании, как например большая высота танков – на поле боя они были хорошо заметны (из-за своих огромных размеров и чадящих выхлопных труб танки прозвали «тяжелыми полевыми кухнями) и представляли собой отличные цели для артиллерии, и обладали плохой устойчивостью при преодолении препятствий.

Применяемые малыми группами и разрозненно, танки даже в случае частного успеха никак не влияли на исход сражений.

Конструкция

Танк представляет из себя бронированную гусеничную машину со смешанным пулемётным и пушечным вооружением. Основным несущим элементом являлась рама, с установленными на ней двигателями, трансмиссией и ходовой частью. Корпус из плоских броневых листов собирался на каркасе клёпкой и устанавливался на шасси. Силовая установка представляет собой два карбюраторных двигателя «Даймлер», жидкостного охлаждения. Максимальная мощность каждого двигателя – 100 л.с. при 900 оборотах в минуту. Двигатели устанавливались параллельно, вдоль продольной оси танка, в средней его части и закрывались капотом. Система охлаждения включала два трубчатых радиатора, вертикально установленных вдоль передней и задней стенок капота, для обдува применялись четыре вентилятора, попарно на один радиатор. Привод каждой пары вентиляторов осуществлялся ременной передачей с регулируемым натяжением от коленчатого вала соответствующего двигателя. Система смазки включает откачивающий насос, подающий масло из картера в маслобак, и второй насос, вновь подающий масло через радиатор и фильтр к местам трения. Топливо к двигателям подаётся из двух баков, установленных в передней части шасси, ниже уровня пола, каждый бак при необходимости может питать оба двигателя. Подача принудительная, под давлением отработанных газов. Для исключения перегрева топливопроводы и карбюраторы установлены на внешней стороне двигателей. Пуск двигателей осуществляется из двух специальныхо баков с пусковым горючим, установленных на крыше капота, возле места водителя, при помощи электрического стартера или П-образной рукоятки для трёх человек. После пуска одного из двигателей, второй может быть запущен в движении, через сцепление. Выхлопные газы собираются коллектором, установленным с внутренней стороны двигателей и удаляются через выхлопные трубы с глушителями через нижнюю часть рамы и далее вдоль бортов. Трансмиссия танка представляла собой единый картер, включавший в себя два независимых агрегата привода каждой из гусениц. Крутящий момент от двигателя через главный фрикцион подавался на коробку перемены передач, обеспечивающую три скорости переднего хода и одну заднего. Коробки перемены передач через конические передачи (одна для переднего хода и одна для заднего) соединены с понижающими редукторами, выполненными в виде пары шестерней, с которых непосредственно и происходит привод ведущих колёс. Тормоза барабанного типа установлены непосредственно за коническими передачами. С наружной стороны картера.

Ходовая часть применительно к одному борту представляла собой модифицированную систему трактора «Холт», и включала в себя три тележки с опорными катками. Каждая тележка подвешивалась к поперечным балками рамы двумя (позднее четырьмя) вертикальными винтовыми пружинами и содержит пять пар опорных роликов с ребордами. Шесть сдвоенных поддерживающих роликов жестко установлены на поперечных балках. Ведущее колесо заднего расположения, расположенное в передней части направляющее колесо снабжено винтовым механизмом натяжения. Траки гусениц сборные, состоят из башмака и рельса, соединение траков между собой при помощи пальцев и втулок. Башмаки траков штампованные, шириной 500 мм, с грунтозацепом и отворотом, защищающим шарнир.

Вооружение включает в себя одну 57 мм капонирную пушку Максима-Норденфельда на тумбовой установке, установленной в передней части танка по его оси. Амбразура пушки прикрыта горизонтально вращающимся щитом, с прорезью для вертикального наведения, прикрытого небольшим щитком, связанным с орудием. Углы наведения пушки составляли +/-45° по горизонтали и +/-20° по вертикали. Ствол пушки длиной 26 калибров обеспечивал начальную скорость бронебойного снаряда 487 м/с, наибольшая дальность стрельбы составляет 6400 метров. В боекомплект входят 100 выстрелов с осколочно-фугасными снарядами, 40 с бронебойными снарядами и 40 картечных выстрелов. Наводчик располагается справа от орудия на сиденье, связанном с вращающейся частью, заряжающий находится справа, на неподвижном сиденье. Для подачи команд от командира служат две лампочки красного и белого цвета, сочетание которых определяет три команды: «заряжай», «внимание» и «огонь». Шесть пулемётов MG.08 калибра 7,92 мм водяного охлаждения (системы Максим) устанавливаются на шкворневых установках в амбразурах по два пулемёта на борт и корму танка, каждый пулемёт обслуживается расчётом из двух человек (таким образом, только пулемётчиков на танке 12 человек). Установка обеспечивала углы наведения пулемёта +/-45° по горизонтали. Питание пулемёта производится из ленты на 250 патронов, всего на танке перевозилось от 40 до 60 лент. Личное оружие экипажа предусмотрено по нормам крепостного гарнизона, и помимо карабинов, пистолетов и гранат включает в себя огнемёт, однако ни один танк его не получил.

Экипаж танка включает в себя командира танка, водителя, двух механиков, расположенных спереди и сзади от капота, двенадцати пулемётчиков, наводчика орудия и заряжающего. Водитель танка и командир располагаются на крыше капота, для наблюдения за полем боя над ними устроена неподвижная рубка, во всю ширину крыши. Для удобства транспортировки рубка выполнена разборной из пяти плит брони. В стенках рубки оборудованы смотровые щели, регулируемые по высоте заслонками. В стенках корпуса выполнены двустворчатые лючки для наблюдения и ведения огня из личного оружия. Посадка экипажа в танк осуществляется через большие одностворчатые двери в передней части бортов корпуса.

Модификации

Танки не имели каких либо отдельно обозначаемых модификаций, но выпускаемые в разное время имели видимые отличия. Например, бронированные корпуса изготавливались фирмами «Крупп» и «Рёхлинг» конструктивно были различны. Борта корпусов «Крупп» собирались из пяти отдельных листов брони, а крыша – из четырёх продольных и одного поперечного. Борта корпусов «Рёхлинг» были выполнены из цельного листа брони. Кроме этого танки различались установкой пушки – «крупповские» машины оснащались тумбовыми установками, в то время как корпуса «Рёхлинг» для установки пушки имели специальную раму с карданным креплением. Танк № 501 получил симметричное бронирование оконечностей, то есть вместо пушки в лобовой броне были установлены два пулемёта, так же как и в корме. Позже танк перевооружили однотипно с остальными танками. По первоначальному проекту ходовая часть прикрывалась с бортов броневыми листами, однако экипажи часто их демонтировали, для предотвращения забивания ходовой части грязью. Проект танка оснащённого радиостанцией так и не был реализован.

Согласно Версальскому договору все оставшиеся танки были разобраны.

Show More
Добавить комментарий