Проект 670 — многоцелевые атомные подводные лодки

В конце 50-х годов в СССР развернулись работы по формированию облика атомных подводных лодок 2-го поколения, предназначенных для крупносерийного производства и призванных решать различные боевые задачи, одной из которых традиционно являлась борьба с авианосцами, а также другими крупными кораблями противника.

Проект 670 — многоцелевые атомные подводные лодки

После рассмотрения ряда предложений конструкторских бюро техническое задание на разработку относительно простой и дешевой атомной подводной лодки проекта 670 (шифр “Скат”), оптимизированной для борьбы с надводными целями, было выдано горьковскому СКБ-112 (с 1974 г. — ЦКБ “Лазурит”) в мае 1960 г. Этот молодой конструкторский коллектив, образованный в 1953 году при заводе “Красное Сормово”, ранее занимался работами по дизель-электрическим лодкам проекта 613 (в частности, готовил документацию по этим кораблям, предназначенную для передачи Китаю), поэтому создание первого атомохода стало для СКБ серьезным испытанием.

Проект 670 — многоцелевые атомные подводные лодки

Главным конструктором лодки 670-го проекта был назначен В.П. Воробьев, главным наблюдающим от ВМФ — Б.Р. Мастушкин.

Основным отличием нового корабля от ПЛАРК первого поколения (пр.659 и 675) являлось оснащение его ракетным противокорабельным комплексом “Аметист” с подводным стартом (головной разработчик — ОКБ-52). Правительственное постановление о создании этого комплекса вышло 1 апреля 1959 г.

Одной из наиболее сложных проблем при разработке проекта новой ПЛАРК, серийное строительство которой предполагалось организовать в г. Горьком, в самом центре России, на удалении более тысячи километров от ближайшего моря, было удержание размеров и водоизмещения корабля в пределах, допускающих его транспортировку по внутренним водным путям.

В результате конструкторам пришлось принимать (и “пробивать” у заказчика) ряд нетрадиционных для нашего флота технических решений, противоречивших “Правилам проектирования подводных лодок”. В частности, было решено перейти на одновальную схему, а также пожертвовать обеспечением надводной плавучести при затоплении любого из водонепроницаемых отсеков. Все это позволило уложиться в рамках эскизного проекта в нормальное водоизмещение 2400 т (впрочем, в процессе дальнейшего проектирования этот параметр все же увеличился, превысив 3000 т).

По сравнению с другими лодками 2-го поколения, проектировавшимися под мощный, но довольно крупногабаритный и тяжелый гидроакустический комплекс “Рубин”, на проекте 670 было решено остановиться на более компактном ГАК “Керчь”.

В 1959 году в ОКБ-52 был разработан эскизный проект ракетного комплекса “Аметист”. В отличие от “че-ломеевских” ПКР первого поколения П-6 и П-35, где использовался ТРД, на ракете с подводным стартом было решено применить твердотопливный ракетный двигатель, что существенно ограничило максимальную дальность стрельбы. Однако другого решения в то время просто не существовало, так как на технологическом уровне конца 50-х годов не представлялось возможным создать систему запуска воздушно-реактивного двигателя в полете, после старта ракеты. Испытания ПКР “Аметист” начались в 1961 году.

Утверждение технического проекта нового атомохода состоялось в июле 1963 г. ПЛАРК 670-го проекта имела двухкорпусную архитектуру с веретенообразными обводами легкого корпуса, имеющего в носовой части эллиптическое сечение, обусловленное размещением ракетного вооружения.

Применение крупногабаритных гидроакустических систем, а также стремление обеспечить им максимально возможные углы обзора в кормовых секторах, вызвали “притупление” носовых обводов. По этим же причинам часть приборов пришлось разместить в верхней части носовой оконечности легкого корпуса. Передние горизонтальные рули (впервые в практике отечественного подводного кораблестроения) были сдвинуты к средней части лодки.

В дальнейшем, уже в ходе модернизации ПЛАРК 670-го проекта, перед ограждением выдвижных устройств рубки установили гидродинамический стабилизатор — плоскость с отрицательным углом атаки, компенсирующую излишнюю плавучесть несколько “раздутого” носа.

Прочный корпус корабля был выполнен из стали АК-29. В носовой оконечности на протяжении 21 м он имел своеобразную форму “тройной восьмерки”, образованной цилиндрами относительно малого диаметра, что было обусловлено необходимостью размещения в легком корпусе ракетных контейнеров. Корпус делился на семь водонепроницаемых отсеков:

1-й (составленных из трех цилиндров) — торпедный, жилой и аккумуляторный;

2-й — жилой;

3-й — центральный пост и аккумуляторный;

4-й — электромеханический;

5-й — реакторный;

6-и — турбинный;

7-й — электромеханический.

Носовая концевая переборка, а также шесть межотсечных переборок были выполнены плоскими, они должны были выдерживать давление до 15 кгс/см2.

Легкий корпус, балластные цистерны и прочная рубка изготавливались из маломагнитной стали и АМГ, а надстройка и ограждение выдвижных устройств рубки — из алюминиевого сплава. В обтекателях гидроакустических антенн, а также в проницаемых частях кормовой оконечности и в кормовом оперении использовались титановые сплавы. Применение столь разнородных материалов, в ряде случаев образующих гальванические пары, потребовало принятия специальных мер по защите от коррозии (цинковые протекторы, прокладки и т.п.).

Для снижения гидродинамического шума при движении с большой скоростью, а также улучшения гидродинамических характеристик впервые на отечественных подводных лодках были применены механизмы закрытия шпигатных и вентиляционных отверстий.

Главная энергетическая установка мощностью 15.000 л. с. в значительной степени была унифицирована с вдвое более мощной ГЭУ скоростной АПЛ проекта 671 — однореакторная. ППУ ОК-350 включала водоводяной реактор ВМ-4 (89,2 мВт). Турбина ГТЗА-631 приводила во вращение пятилопастный гребной винт (в дальнейшем в процессе модернизации лодка получила новые малошумные четырехлопастные винты диаметром 3,92 и 3,82 м, установленные по схеме “тандем”). Имелось два вспомогательных водомета с электоприводом (мощность — 270 кВт), обеспечивающих возможность движения со скоростью до 5 узлов.

Как и на других атомоходах второго поколения, на лодке проекта 670 в системе генерирования и распределения электроэнергии был использован трехфазный переменный ток напряжением 380 В и частотой 50 Гц.

Корабль был оснащен двумя автономными турбогенераторами ТМВВ-2 (2000 кВт), дизель-генератором переменного тока мощностью 500 кВт с дистанционной автоматизированной системой управления, а также двумя группами аккумуляторных батарей (по 112 элементов каждая).

Меры по снижению акустического поля ПЛАРК включали применение звукоизолирующей амортизации механизмов и их фундаментов, а также облицовку переборок и палубных настилов вибродемпфирующими покрытиями.

Все наружные поверхности легкого корпуса, надстройка и ограждение рубки также были обшиты резиновым противогидролокационным покрытием. Подобное покрытие имела и внешняя поверхность прочного корпуса. Благодаря этому, а также одновальной и однотурбинной компоновке, лодка 670-го проекта имела весьма низкий, для своего времени, уровень акустической заметности (среди отечественных атомоходов 2-го поколения ПЛАРК 670-го проекта считалась наиболее “тихой”). На полном ходу в ультразвуковом диапазоне частот ее шумность не превышала 80 децибел, в звуковом диапазоне — 110 децибел и в инфразвуковом — 100 децибел, причем большая часть акустического диапазона совпадала с естественными шумами моря.

Для снижения магнитной заметности на подводной лодке было смонтировано размагничивающее устройство.

Гидравлическая система корабля разделялась на три автономные подсистемы, служащие для привода общекорабельных устройств, крышек ракетных контейнеров, а также рулей. В процессе эксплуатации лодок рабочая жидкость гидросистемы, из-за своей пожароопасности являвшаяся предметом постоянной “головной боли” экипажей, была заменена на новую, менее горючую.

ПЛАРК пр. 670 имела стационарную электролизную систему регенерации воздуха (что позволило отказаться и от другого источника повышенной пожарной опасности — регенерационных патронов). Эффективную борьбу с огнем обеспечивала система объемного фреонового пожаротушения.

Корабль был оснащен инерциальным навигационным комплексом “Сигма-670”, точностные характеристики которого в 1,5 раза превосходили соответствующие характеристики навигационной аппаратуры лодок 1-го поколения.

Гидроакустический комплекс “Керчь” обеспечивал дальность обнаружения до 25 км. Для управления боевыми средствами на борту лодки была размещена БИУС “Брест”.

По сравнению с лодками 1-го поколения на корабле 670-го проекта был резко увеличен уровень автоматизации. В частности, автоматизировались управление движением лодки по глубине и курсу, стабилизация на ходу и без хода, процесс погружения и всплытия, предотвращение аварийных дифферентов и провалов, управление подготовкой к ракетной и торпедной стрельбе и т. п.

Была несколько улучшена обитаемость. Весь личный состав корабля обеспечивался индивидуальными спальными местами. Имелись кают-компании для офицеров и столовая матросского и мичманского состава. Улучшился дизайн внутренних помещений. На корабле были применены лампы дневного света.

Ракетное вооружение ПЛАРК 670-го проекта — восемь ПКР “Аметист” — располагалось в контейнерных пусковых установках СМ-97, размещенных в передней части корабля вне прочного корпуса под углом 32,5° к горизонту. В 1977 году состоялась первая групповая стрельба ПКР “Аметист” в составе двух ПЛАРК проекта 670 и МРК (малого ракетного корабля).

Твердотопливная ракета П-40 (4К-66) стартовой массой 2900 кг имела максимальную дальность стрельбы 80 км и скорость 1160 км/ч. Она была выполнена по нормальной аэродинамической схеме и имела складное крыло, автоматически раскрывающееся после старта. Полет проходил на относительно малой высоте (50-60 м), что затрудняло перехват ракеты средствами ПВО кораблей противника. Радиолокационная система самонаведения ПКР обеспечивала автоматический выбор наиболее крупной цепи в ордере (т.е. цепи, имеющей наибольшую отражающую поверхность). В типовой боекомплект лодки входили две ракеты, оснащенные ядерными боеприпасами (тротиловый эквивалент — 1 кг), а также шесть ракет с обычными БЧ массой порядка 1000 кг. Стрельба ПКР могла выполняться двумя четырехракетными залпами с глубины до 30 м при скорости лодки не более 5,5 узлов и волнении моря до 5 баллов.

Торпедное вооружение корабля размещалось в носовой части и включало четыре 533-мм торпедных аппарата с боекомплектом из 12 торпед 53-65к или СЭТ-65, а также два 400мм ТА (четыре торпеды СЭТ-40 или МГТ-2). Вместо торпед лодка могла брать на борт до 26 мин. Кроме того, в торпедный боекомплект входили и ложные цели “Анабар”.

С 1967 по 1973 гг. в Горьком было построено 11 ПЛАРК 670-го проекта.

После транспортировки в специальном доке по Волге, Мариинской водной системе и Беломоро-Балтийскому каналу, лодки переводились в Северодвинск, где осуществлялась их окончательная достройка, испытания и сдача заказчику. Следует заметить, что на начальных этапах реализации программы рассматривался вариант сдачи ПЛАРК 670-го проекта и на Черном море. Однако он был отвергнут, в первую очередь, по геополитическим соображениям (пресловутая проблема черноморских проливов).

Приемный акт по головному кораблю серии — К-43 — был подписан (вполне в духе времени) 6 ноября 1967 г., в канун 50-й годовщины “Великого Октября”. Первым командиром лодки стал капитан 1 ранга Е.Н. Золотарев. 3 июля 1968 г., после испытаний на К-43, на вооружение ВМФ был принят и ракетный комплекс “Аметист” с ракетой П-40.

ПЛАРК К-43 вошла в состав 11-й дивизии 1-й флотилии подводных лодок Северного Флота. В дальнейшем в это соединение были включены и остальные корабли 670-го проекта.

Подводные лодки 670-го проекта приступили к несению боевой службы в 1972 г. Они осуществляли слежение за американскими авианосцами, активно привлекались к участию в различных учениях и маневрах, наиболее крупными из которых были “Океан-75”, “Север-77”, “Разбег-81” и другие.

На Западе кораблям 670-го проекта было присвоено имя Charlie (“Чарли”) или Charlie 1. Следует заметить, что появление новых ракетоносцев в составе советского флота заметно “усложнило жизнь” американским авианосным соединениям. Обладая меньшей шумностью, чем их предшественники — ПЛАРК пр.675, “Чарли” были значительно менее уязвимы от противолодочных средств противника, а подводный старт ракет делал применение их “главного калибра” значительно более эффективным. Относительно низкая дальность стрельбы комплексом “Аметист” требовала сближения с целью на дальность 60-70 км. Однако это имело и свои плюсы: малое подлетное время трансзвуковых маловысотных ракет делало организацию противодействия их удару из-под воды с “кинжальной” дистанции весьма проблематичным.

Одним из основных районов, где несли боевую службу корабли 670-го проекта, являлось Средиземное море. В 70-80-х годах там тесно переплелись интересы двух “сверхдержав” — СССР и США. Главной целью советских ракетоносцев были боевые корабли 6-го американского флота. Следует признать, что географические условия Средиземноморья делали лодки 670-го проекта наиболее грозным оружием на данном театре. Их присутствие вызывало вполне обоснованное беспокойство американского командования, не имевшего в своем распоряжении сколько-нибудь надежных средств противодействия этой угрозе. Эффектной демонстрацией боевых возможностей “Чарли” стали ракетные стрельбы по мишени, проведенные в Средиземном море в мае 1972 г, К-313 (командир капитан 2 ранга С.Я. Згурский).

Постепенно география походов “североморских” лодок 670-го проекта расширялась. В январе-мае 1974 г. состоялся уникальный 107-суточ-ный переход К-201 (командир капитан 2 ранга В.Д. Хайтаров) совместно с АПЛ 671-го проекта К-314 с Северного на Тихоокеанский флот по южному маршруту через Индийский океан. 10-25 марта лодки совершили заход в порт Бербера (Сомали), где их экипажам был предоставлен кратковременный , отдых, после чего плавание продолжалось, успешно завершившись на Камчатке в начале мая.

В апреле 1977 г. К-429 под командованием капитана 1 ранга В.Т. Козлова (старший на борту контр-адмирал Е.Д. Чернов) совершила переход Северным морским путем с СФ на ТОФ, где 30 апреля 1977 г. ПЛАРК вошла в состав 10-й дивизии 2-й флотилии подводных лодок, базирующейся на Камчатке.

В августе-сентябре 1979 г. подобный переход, продолжавшийся 20 суток, выполнила К-302 (командир капитана 2 ранга М.А. Мажуго). В дальнейшем по “Севморпути” прибыли на Тихий океан К-^3 (1980 г.), К-121 (до 1977 г.), К-143 (1983 г.), К-308 (1985 г.) и К-313 (1986 г.).

К-83 (получившая в январе 1978 г. новый тактический номер К-212) и К-325 22 августа — 6 сентября 1978 г. совершили первый в истории подводного плавания групповой трансарктический подледный переход на Тихий океан. Группой командовал контр-адмирал Р.А. Голосов. Первоначально планировалось, что первая лодка, пройдя подо льдами из Баренцева моря в Чукотское, передаст сигнал о всплытии, после чего в путь отправится второй корабль. Однако Р.А. Голосов предложил более эффективный и надежный способ перехода — в составе тактической группы, что уменьшало риск подледного плавания однореакторных лодок (при выходе из строя реактора на одной из ПЛАРК другая лодка могла бы оказать ей помощь в поисках полыньи). Кроме того, у лодок в группе существовала возможность поддерживать связь между собой при помощи УЗПС в телефонном режиме, что позволяло кораблям взаимодействовать друг с другом. Групповой переход удешевлял и вопросы надводного (или “надледного”) обеспечения. За участие в этой операции командиры кораблей — капитан 3 ранга А.А. Гусев и капитан 2 ранга В.П. Лушин, а также командир 11-й дивизии подводных лодок 1-й флотилии капитан 1 ранга Е.А. Томко и контр-адмирал Р.А. Голосов были удостоены звания Герой Советского Союза.

Все “тихоокеанские” корабли проекта 670 вошли в состав 10-й дивизии 2-й флотилии ПЛ. Их основной задачей являлось слежение (а при получении соответствующего приказа — и уничтожение) американских авианосцев. В частности, К-201 в декабре 1980 г. осуществляла длительное слежение за авианосной ударной группой, возглавляемой авианосцем “Ко-рал Си” (за что была удостоена благодарности Главкома ВМФ). Из-за нехватки на ТОФ противолодочных подводных АПЛ “тихоокеанские” ПЛАРК 670-го проекта привлекались и для решения задач по поиску американских подводных лодок в районах боевого патрулирования наших РПКСН.

Среди, казалось бы, одинаковых кораблей любого проекта есть как “баловни судьбы”, так и “невезучие”.

Менее всего, пожалуй, повезло К-429. 24 июня 1983 г. в результате ошибочных действий экипажа она затонула на глубине 39 м на полигоне боевой подготовки в бухте Саранная (вблизи берегов Камчатки). При этом погибло 16 человек. 9 августа 1983 г. лодка была поднята (сама операция по подъему тоже не обошлась без происшествий:

были “дополнительно” затоплены еще четыре отсека, что значительно усложнило проведение работ). Восстановительный ремонт, обошедшийся казне в 300 млн. рублей, завершился в начале сентября 1985 г., однако через несколько дней, 13 сентября, в результате грубых нарушений требований живучести, несчастливый корабль вновь затонул у стенки СРЗ в Большом Камне. В 1987 г. так и не введенная в строй лодка была исключена из состава флота и переоборудована в учебно-тренировочную станцию УТС-130, базирующуюся на Камчатке и использующуюся до настоящего времени.

К другим наиболее крупным неприятностям, случившимися с кораблями 670-го проекта за время их службы (и, что особо следует отметить, не приведшим к гибели людей), можно отнести:

затопление трюма 2-го отсека К-313 при стоянке на базе в августе 1970 г.;

частичное затопление трех отсеков через систему вентиляции при нахождении в подводном положении К-313 8 августа 1971 г.;

столкновение К-320 и К-131 в Мотовском заливе 19 января 1972 г.;

касание дна в Мотовском заливе К-302 в июне 1972 г.;

частичное затопление реакторного отсека на К-320 в 1973 г.;

частичное затопление реакторного отсека на К-429 в марте 1973 г.;

пожар в кабельной трассе турбинного отсека на К-325 22 декабря 1973 г.;

касание дна на глубине 130 м К-302 в феврале 1974 г.;

ракетное попадание во время ракетных стрельб К-25 в буксир в мае 1974 г.;

разрушение балластной цистерны № 13 при продувании на К-429 в 1975 г.

попадание в японские рыболовные сети у Камчатки 8 октября 1977 г. К-201.

столкновение К-313 и МПК-90 в Западной Лице 19 декабря 1978 г.;

пожар в силовой сети от короткого замыкания на К-302 в апреле 1979г.;

замасливание системы ВВД на К-325 в январе 1980 г.;

столкновение К-43 с К-184, произошедшее на ТОФе 20 марта 1981 г. (“Чарли” получила повреждения легкого корпуса);

авария системы ВВД на К-121 в августе 1984 г.;

касание грунта К-121 в Авачинском заливе 1 марта 1987 г.

Один из кораблей проекта 670 (командир капитан 2 ранга Теренов) стал первой атомной подводной лодкой военно-морского флота Индии. Эта великая азиатская держава, располагающая довольно мощными ВМС, в начале 70-х годов приступила к реализации национальной программы создания АПЛ. Однако семь лет напряженной работы и четыре миллиона истраченных долларов не привели к ожидаемым результатам: задача оказалась значительно сложнее, чем первоначально казалось. В итоге было принято решение арендовать один из атомоходов у СССР — стратегического союзника Индии. Выбор индийских моряков пал на “Чарли” (корабли этого типа хорошо зарекомендовали себя на Тихоокеанском театре).

В 1983 году в учебном центре ВМФ во Владивостоке, а затем на борту К-43, намеченной для передачи Индии, началась подготовка двух индийских экипажей. К этому времени лодка уже прошла капитальный ремонт и модернизацию, в результате которой получила ГАК “Рубикон”. После завершения обучения экипажей лодка вновь встала на ремонт и к лету 1987 года была полностью подготовлена к передаче.

5 января 1988 г. К-43 (перед этим переименованная в УТС-550) подняла во Владивостоке индийский флаг и через несколько дней с советским экипажем отбыла в Индию.

Для нового, самого мощного боевого корабля индийского флота, получившего название “Чакра” и тактический номер S-71, были созданы самые благоприятные условия базирования: специальный пирс с 60-тонным краном, службы радиационной безопасности, крытый док-эллинг, мастерские. При стоянке на борт лодки подавалась вода, сжатый воздух и электроэнергия.

“Чакра” эксплуатировалась в Индии в течение трех лет, при этом приблизительно год проведя в автономных плаваниях. Все учебные ракетные стрельбы завершились прямым попаданием в цель. 5 января 1991 г. срок аренды лодки истек. Индия прилагала настойчивые усилия продлить лизинг и даже приобрести еще однотипную лодку Однако Москва не согласилась на индийские предложения.

“Чакра” стала настоящим университетом для индийских подводников. Многие из служивших на ней офицеров в настоящее время занимают ключевые командные посты в ВМС этой страны. Достаточно сказать, что ПЛАРК дала Индии восемь адмиралов. Опыт, полученный в ходе эксплуатации атомохода, позволил продолжить работы по созданию собственной индийской АПЛ, “S-2”.

“Чакра”, 28 апреля 1992 г. вновь зачисленная в состав российского флота, своим ходом прибыла на Камчатку, где и завершила свою службу. 3 июля 1992 г. она была исключена из боевого состава ВМФ.

Вслед за К-429, в силу своей невезучести, оставившей боевой строй первой, в 1990-х годах были списаны и другие лодки 670-го проекта. В 1990 г. военно-морской флаг спустила К-87, в 1991 г. — К-25 и К-325, в 1992 г. — К-43, К-313 и К-308, в 1993 г. — К-143 и К-302, в 1994 г. — К-320 и К-201.

Show More
Добавить комментарий