Проект 1 — лидеры эскадренных миноносцев типа «Ленинград»

Кор­пус кле­па­ной кон­ст­рук­ции выпол­нял­ся из ле­ги­ро­ван­ной марган­цо­ви­стой стали с пре­де­лом теку­че­сти 40 кг/мм2. Впо­след­ст­вии прак­ти­ка по­ка­за­ла, что этот ма­те­ри­ал об­на­ру­жил склон­ность к рас­трес­ки­ва­нию. Бро­не­вой за­щи­ты бор­тов и па­лу­бы ли­дер не имел, тол­щи­на лис­тов на­бо­ра кор­пу­са со­став­ля­ла 12 мм.

Проект 1 — лидеры эскадренных миноносцев типа «Ленинград»

Для верх­них над­стро­ек так­же при­ме­ня­лась мар­ган­цо­ви­стая сталь. В от­дель­ных кон­ст­рук­ци­ях (внут­рен­них вы­го­род­ках, об­шив­ке изо­ля­ции, вен­ти­ля­ци­он­ных ка­на­лах) ис­поль­зо­ва­лись спла­вы алю­ми­ния — дю­ра­лю­ми­ний и коль­чу­га­лю­ми­ний. В под­вод­ной час­ти кор­пус был оцин­ко­ван.

Проект 1 — лидеры эскадренных миноносцев типа «Ленинград»

Глав­ные раз­ме­ре­ния кор­пу­са: дли­на наи­боль­шая тео­ре­ти­че­ская — 127,5 м (ме­ж­ду пер­пен­ди­ку­ля­ра­ми — 122,0м), ши­ри­на по ми­де­лю — 11,7 м. Осад­ка на ров­ный киль — 3,5 м. Вы­со­та бор­та — 6,45 м. Об­во­ды кор­мы бы­ли при­ня­ты по ти­пу тран­ца шлюп­ки. От­сут­ст­вую­щие крон­штей­ны ва­лов за­ме­ня­ли так на­зы­вае­мые «шта­ны».

Си­ло­вая схе­ма кор­пу­са сме­шан­ная: в сред­ней час­ти ко­раб­ля — про­доль­ная, в но­су и кор­ме — по­пе­реч­ная. Плос­ко­сти сты­ков­ки но­со­вой час­ти — в мес­те окон­ча­ния по­лу­ба­ка (шп. 75), кор­мо­вой — по кор­мо­вой пе­ре­бор­ке 2-го тур­бин­но­го от­де­ле­ния (шп. 185). Все­го на­счи­ты­ва­лось 250 шпан­го­утов, шпа­ция — 0,5 м.

Кор­пус де­лил­ся по­пе­реч­ны­ми пе­ре­бор­ка­ми до верх­ней па­лу­бы, про­хо­див­ши­ми по шпан­го­утам 10, 25, 40, 59, 75, 95, 115, 141, 161, 185, 199, 213, 221 и 234, на 15 во­до­не­про­ни­цае­мых от­се­ков. Со­глас­но рас­че­там, за­то­п­ле­ние двух лю­бых от­се­ков, в том чис­ле и смеж­ных, не мог­ло при­вес­ти к ги­бе­ли ко­раб­ля.

Ме­ж­ду 16-м и 75-м шпан­го­ута­ми раз­ме­ша­лись цис­тер­ны для то­п­ли­ва, мас­ла и пи­та­тель­ной во­ды, в рай­оне ме­ж­ду 16-м и 185-м шпан­го­ута­ми име­лось двой­ное дно.

Ли­де­ры име­ли тра­ди­ци­он­ную ша­ро­вую ок­ра­ску, при­ня­тую для бое­вых ко­раб­лей со­вет­ско­го ВМФ. Дель­ные ве­щи (яко­ря, якор­ные це­пи, шпи­ли, кнех­ты, ки­по­вые план­ки и др.) ок­ра­ши­ва­лись в чер­ный цвет, верх­няя па­лу­ба — су­ри­ком. Чер­но­мор­ские ли­де­ры от­ли­ча­лись бо­лее свет­лой, чем бал­тий­ские, ок­ра­ской, па­лу­ба бы­ла де­ре­вян­ной, ти­ко­вой.

Вооружение

Ли­де­ры про­ек­та 1 воо­ру­жа­лись артил­ле­рий­ски­ми ус­та­нов­ка­ми Б-13 пер­вой («Ле­нин­град») и вто­рой («Мо­ск­ва» и «Харь­ков») се­рий. Их цен­траль­ная на­вод­ка обес­пе­чи­ва­лась сис­те­мой при­бо­ров управ­ле­ния стрель­бой «Ми­на».

Наи­боль­шая го­ри­зон­таль­ная даль­ность стрель­бы ус­та­нов­ки Б-13 — 139,4 кбт. Ско­ро­стрель­ность при ме­ха­ни­че­ской по­да­че со­став­ля­ла 8 вы­стре­лов в ми­ну­ту, а при руч­ной — 6. Бое­за­пас по нор­ме — 750 сна­ря­дов (ос­ко­лоч­но-фу­гас­ные, по­лу­бро­не­бой­ные, дис­тан­ци­он­ные гра­на­ты ве­сом 33,5 кг, ны­ряю­щие сна­ря­ды ве­сом 33,14 кг и ос­ве­ти­тель­ные ве­сом 34,5 кг). Вме­сти­мость по­гре­бов по­зво­ля­ла при­нять в пе­ре­груз­ку до 1000 сна­ря­дов; вме­сти­мость кран­цев пер­вых вы­стре­лов — 5 вы­стре­лов на ору­дие.

По ут­вер­жден­но­му про­ек­ту зе­нит­ное воо­ру­же­ние ли­де­ра «Ле­нин­град» со­став­ля­ли две 76,2-мм уни­вер­саль­ные па­луб­ные ус­та­нов­ки 34-К, две 45-мм по­лу­ав­то­ма­ти­че­ские ус­та­нов­ки 21-К и че­ты­ре 12,7-мм пу­ле­ме­та ДК.

Ус­та­нов­ки 34-К с про­ти­во­ос­ко­лоч­ным щи­том тол­щи­ной 13 мм раз­ме­ща­лись на па­лу­бе кор­мо­вой над­строй­ки по­борт­но. Угол вер­ти­каль­ной на­вод­ки со­став­лял от 5° до 85°, а уг­лы го­ри­зон­таль­но­го об­стре­ла обо­их ус­та­но­вок — от 20° до 180° на оба бор­та. Наи­боль­шая даль­ность го­ри­зон­таль­ной стрель­бы 14,6 км, по вы­со­те — 9,5 км. По­да­ча бое­за­па­са осу­ще­ст­в­ля­лась ме­ха­ни­че­ски или вруч­ную. Ско­ро­стрель­ность — до 20 вы­стре­лов в ми­ну­ту. Бое­за­пас по нор­ме — 350 вы­стре­лов на ору­дие, в пе­ре­груз­ку (по вме­сти­мо­сти по­гре­бов) — 846. Два кран­ца пер­вых вы­стре­лов вме­ща­ли по 24 вы­стре­ла и два — по 4.

Зе­нит­ные по­лу­ав­то­ма­ты 21-К раз­ме­ща­лись на па­лу­бе но­со­вой над­строй­ки по­борт­но и обес­пе­чи­ва­ли об­стрел воз­душ­ных це­лей с но­со­вых кур­со­вых уг­лов. Эти ус­та­нов­ки не име­ли про­ти­во­ос­ко­лоч­ных щи­тов и ме­ха­ни­че­ских при­во­дов на­вод­ки.

Две из че­ты­рех 37-мм ус­та­но­вок 70-К, ко­то­ры­ми воо­ру­жи­ли «Ле­нин­град» во вре­мя ка­пи­таль­но­го ре­мон­та в 1943 го­ду, раз­ме­ща­лись на но­со­вой над­строй­ке по­борт­но, а две дру­гие так­же по­борт­но на па­лу­бе по­лу­ба­ка. Ско­ро­стрель­ность со­став­ля­ла 180 вы­стре­лов в ми­ну­ту. Бое­за­пас по нор­ме — 1500 па­тро­нов на ав­то­мат, вме­сти­мость кран­цев пер­вых вы­стре­лов — 1250.

В хо­де то­го же ка­пи­таль­но­го ре­мон­та на па­лу­бе ли­де­ра «Ле­нин­град» в кор­ме ус­та­но­ви­ли спа­рен­ную 76,2-мм ус­та­нов­ку 81-К и спа­рен­ный 37-мм по­лу­ав­то­мат С-30. Уг­лы об­стре­ла 81-К — от 40° до 180° на оба бор­та и С-30 — от 15° до 180° на оба бор­та. Бое­за­пас С-30 — 2000 вы­стре­лов. Под по­гре­ба для зе­нит­но­го бое­за­па­са в кор­ме бы­ли вы­де­ле­ны до­пол­ни­тель­ные по­ме­ще­ния.

На чер­но­мор­ских ли­де­рах «Харь­ков» и «Мо­ск­ва» раз­ме­ща­лись шесть 37-мм ав­то­ма­тов 70-К: че­ты­ре, ус­та­нов­лен­ные как на «Ле­нин­гра­де», а два — по­борт­но, на ро­ст­рах у вто­рой тру­бы.

Во вре­мя вой­ны на ли­де­ре «Ле­нин­град» ус­та­рев­шие ус­та­нов­ки 21 -К за­ме­ни­ли на че­ты­ре пу­ле­ме­та ДК. Они мон­ти­ро­ва­лись на уни­вер­саль­ных стан­ках по­борт­но на па­лу­бах но­со­вой и кор­мо­вой над­стро­ек. Пу­ле­ме­ты обес­пе­чи­ва­ли при­цель­ную даль­ность стрель­бы до 3500 м при прак­ти­че­ской ско­ро­стрель­но­сти 125 вы­стре­лов в ми­ну­ту.

Управ­ле­ние стрель­бой зе­нит­ны­ми ору­дия­ми на ли­де­рах осу­ще­ст­в­ля­лось так на­зы­вае­мой «вспо­мо­га­тель­ной цен­тра­лью», дан­ные для ко­то­рой по­сту­па­ли из даль­но­мер­ной руб­ки с трех­мет­ро­вым даль­но­ме­ром. Это обо­ру­до­ва­ние бы­ло за­ку­п­ле­но в Ита­лии, но ока­за­лось для вы­пол­не­ния сво­их за­дач со­вер­шен­но не­при­год­ным. Един­ст­вен­ным пред­на­зна­че­ни­ем даль­но­мер­ной руб­ки бы­ло оп­ре­де­ле­ние на­клон­ной даль­но­сти до воз­душ­ной це­ли, но са­ма руб­ка не име­ла ста­би­ли­за­ции, что в со­во­куп­но­сти с руч­ным при­во­дом на­ве­де­ния и низ­ким ка­че­ст­вом даль­но­ме­ра фир­мы «Га­ли­лео» де­ла­ло со­про­во­ж­де­ние воз­душ­ной це­ли на кач­ке де­лом весь­ма слож­ным, а ошиб­ку из­ме­ре­ния даль­но­сти очень боль­шой.

К на­ча­лу вой­ны при­бо­ров управ­ле­ния ог­нем зе­нит­ной ар­тил­ле­рии на ли­де­рах не бы­ло. Лишь один ко­рабль — «Харь­ков» — по­лу­чил на воо­ру­же­ние МПУА­ЗО италь­ян­ско­го ти­па.

Тор­пед­ное воо­ру­же­ние ли­де­ров со­став­ля­ли два ус­та­нов­лен­ных в диа­мет­раль­ной плос­ко­сти че­ты­рех­труб­ных тор­пед­ных ап­па­ра­та ка­либ­ра 533 мм Н-7 с сис­те­мой ПУТС ГАК и па­ро­га­зо­вые трех­ре­жим­ные тор­пе­ды ти­пов 53-38, 53-38У и 53-39.

Все че­ты­ре тру­бы ап­па­ра­та Н-7 за­кре­п­ля­лись на плат­фор­ме же­ст­ко, без рас­тво­ре­ния. Вы­ход­ная ско­рость тор­пед со­став­ля­ла все­го око­ло 12 м/с, что ог­ра­ни­чи­ва­ло уг­лы об­стре­ла (на ост­рых кур­со­вых уг­лах воз­ни­ка­ла опас­ность, что тор­пе­да мо­жет за­це­пить хво­сто­вой ча­стью за па­лу­бу). Ме­ха­низм го­ри­зон­таль­но­го на­ве­де­ния рас­по­ла­гал­ся на бо­ко­вой пло­щад­ке и имел элек­три­че­ский и руч­ной при­во­ды. Сто­пор­ное уст­рой­ст­во тор­пед сра­ба­ты­ва­ло при спус­ке бое­вой тя­ги, то есть ос­во­бо­ж­да­ло тор­пе­ду от сто­по­ра так­же при осеч­ках и учеб­ных стрель­бах, и име­ло два сто­по­ра, рас­счи­тан­ных на при­ме­не­ние двух об­раз­цов тор­пед.

Ско­рость вра­ще­ния ап­па­ра­тов 6° в се­кун­ду, уг­лы об­стре­ла (от тра­вер­за) — 30°. Ком­плект тор­пед со­став­лял 16 штук: по 4 в ка­ж­дом ап­па­ра­те и 8 за­пас­ных.

На про­ло­жен­ных по па­лу­бе рель­сах мог­ло раз­ме­щать­ся до 84 мин об­раз­ца 1926 го­да или 68 ти­па КБ.

Для траль­ных ра­бот пред­на­зна­ча­лись па­ра­ва­ны-о­хра­ни­те­ли ти­па К-1. Ус­та­нов­лен­ные в но­со­вой час­ти, они на ско­ро­стях 14-22 уз­лов под­се­ка­ли якор­ные ми­ны в по­ло­се 70 м (по 35 м с ка­ж­до­го бор­та).

Для борь­бы с под­вод­ны­ми лод­ка­ми слу­жи­ли раз­ме­щен­ные в кор­ме про­ти­во­ло­доч­ные шточ­ные бом­бо­ме­ты БМБ-1 и бом­бос­бра­сы­ва­те­ли; бое­за­пас — 20 штук боль­ших глу­бин­ных бомб Б-1 и 32 ма­лых М-1.

Ли­де­ры ос­на­ща­лись тре­мя ком­плек­та­ми ды­мап­па­ра­ту­ры ДА №1 (род дым­ве­ще­ст­ва — ма­зут) с вы­хло­пом че­рез ды­мо­вую тру­бу при про­из­во­ди­тель­но­сти 50 кг/мин, од­ним кор­мо­вым ком­плек­том ДА №2 (род дым­ве­ще­ст­ва — смесь С-4, хлор­суль­фо­но­вая ки­сло­та) и ды­мо­вы­ми шаш­ка­ми МДШ (12 штук). Про­ти­во­хи­ми­че­ская за­щи­та обес­пе­чи­ва­лась фильт­ро­вен­ти­ля­ци­он­ны­ми ус­та­нов­ка­ми, фильт­ра­ми ФП-300 (8 штук) и ин­ди­ви­ду­аль­ны­ми про­ти­во­га­за­ми для лич­но­го со­ста­ва.

Силовая установка

Глав­ная энер­ге­ти­че­ская ус­та­нов­ка лиде­ров вклю­ча­ла в се­бя три глав­ных па­ро­вых кот­ла и три глав­ных ак­тив­но-ре­ак­тив­ных двух­кор­пус­ных тур­бо­зуб­ча­тых аг­ре­га­та об­щей мощ­но­стью 66 тыс. л.с. (48,6 тыс. кВт), что по рас­че­там долж­но бы­ло обес­пе­чить ско­рость хо­да до 40 уз­лов. На ис­пы­та­ни­ях ка­ж­до­го тур­бо­зуб­ча­то­го аг­ре­га­та (ТЗА) го­лов­но­го ко­раб­ля бы­ло по­лу­че­но 26280 л.с. при 460 об/мин, тур­би­ны вы­со­ко­го дав­ле­ния 11370 л.с. при 3590 об/мин, тур­би­ны низ­ко­го дав­ле­ния — 14910 л.с. при 2790 об/мин и тур­би­ны зад­не­го хо­да — 10650 л.с. при 360 об/мин.

Про­из­во­ди­тель­ность трех глав­ных во­до­труб­ных кот­лов тре­уголь­но­го ти­па с од­но­сто­рон­ним рас­по­ло­же­ни­ем па­ро­пе­ре­гре­ва­те­ля со­став­ля­ла 417 т/ч. Па­ра­мет­ры па­ра за па­ро­пе­ре­гре­ва­те­лем глав­ных кот­лов: 1335°C и дав­ле­ние 21,5 кг/см2. По­верх­ность на­гре­ва кот­лов 1582 м2, па­ро­про­из­во­ди­тель­ность 135 т/ч.

Ото­пле­ние кот­лов вы­со­кой про­из­во­ди­тель­но­сти (417 т/ч) — двух­фрон­то­вое, с 14 фор­сун­ка­ми на ка­ж­дом фрон­те. Кот­лы — цель­но­ко­ва­ные.

Тур­бо­зуб­ча­тый аг­ре­гат ли­де­ра — двух­кор­пус­ный, а зуб­ча­тая пе­ре­да­ча — трех­опор­ная. Для умень­ше­ния мас­сы аг­ре­га­та по­пы­та­лись при­ме­нить свар­ную зуб­ча­тую пе­ре­да­чу, од­на­ко та­кая об­лег­чен­ная кон­ст­рук­ция ока­за­лась не­на­деж­ной. И ко­гда при ис­пы­та­ни­ях «Ле­нин­гра­да» в 1936 го­ду она сло­ма­лась, то ее за­ме­ни­ли ли­той, но боль­шей мас­сы.

Нор­маль­ный за­пас то­п­ли­ва (флот­ско­го ма­зу­та) со­став­лял 210 т, что при сле­до­ва­нии на ско­ро­сти пол­но­го хо­да 40 уз­лов не­пре­рыв­но в те­че­ние 25 ч обес­пе­чи­ва­ло даль­ность пла­ва­ния 873 ми­ли. Пол­ный за­пас — 600 т, наи­боль­ший — 613,5 т.

Элек­тро­энер­ге­ти­че­ское обо­ру­до­ва­ние со­став­ля­ли два тур­бо­ге­не­ра­то­ра и два ре­зерв­ных ди­зель-ге­не­ра­то­ра сум­мар­ной мощ­но­стью 160 кВт. Тур­бо­ге­не­ра­то­ры раз­ме­ща­лись в ма­шин­ных от­де­ле­ни­ях, ди­зель-ге­не­ра­то­ры — в спе­ци­аль­ных по­ме­ще­ни­ях и ко­тель­ных от­де­ле­ни­ях.

Судовые системы и вспомогательное оборудование

Все ко­ра­бель­ное, штур­ман­ское, на­ви­га­ци­он­ное, связ­ное и вспо­мо­га­тель­ное обо­ру­до­ва­ние бы­ло сме­шан­ным: оте­че­ст­вен­но­го про­из­вод­ст­ва и за­ку­п­лен­ное за ру­бе­жом.

Якор­ное уст­рой­ст­во — 2 ста­но­вых яко­ря сис­те­мы Хол­ла и 1 сто­п-ан­кер. Вес ка­ж­до­го (пра­во­го и ле­во­го) из ста­но­вых яко­рей на ли­де­ре «Ле­нин­град» был 1860 кг, а вес сто­п-ан­ке­ра — 250 кг. Ле­вый ста­но­вой якорь «Харь­ко­ва» и «Мо­ск­вы» ве­сил 1250 кг, а пра­вый — 1500 кг. Дли­на якор­ных це­пей со­став­ля­ла от 186 м («Ле­нин­град») до 225 м («Харь­ков», «Мо­ск­ва»), Но­со­вые и кор­мо­вые шпи­ли ли­де­ров — па­ро­вые, од­но­па­луб­ные; шпи­ле­вые ма­ши­ны — двух­ци­лин­д­ро­вые, сдво­ен­ные, го­ри­зон­таль­но­го ти­па, мощ­но­стью 62 л.с. («Ле­нин­град») и 48 л.с. («Харь­ков» и «Мо­ск­ва»). Шпи­ле­вые ма­ши­ны обес­пе­чи­ва­ли ско­рость вы­би­ра­ния якор­ной це­пи 12-15 м/мин.

Гру­зо­подъ­ем­ные уст­рой­ст­ва: шлюп­бал­ки для мо­тор­но­го ка­те­ра (гру­зо­подъ­ем­но­стью до 1000 кг), для ка­те­ров (1800-2000 кг), для шес­ти­ве­сель­ных ялов, па­ра­ван­ные бал­ки гру­зо­подъ­ем­но­стью 400 кг, съем­ная бал­ка для по­груз­ки го­лов­ных час­тей тор­пед гру­зо­подъ­ем­но­стью 300 кг, стре­ла у гро­т-мач­ты для подъ­е­ма и спус­ка са­мо­ле­та гру­зо­подъ­ем­но­стью от 1500 («Ле­нин­град») до 2700 кг («Харь­ков») со ско­ро­стью подъ­е­ма от 1,5 до 9 м/мин.

Ко­ра­бель­ные плав­сред­ст­ва: 1 мо­тор­ный ка­тер ве­сом 2,5 т гру­зо­подъ­ем­но­стью 1,5 т с мо­то­ром ЗИС-5; 1 мо­тор­ный ра­бо­чий бот ве­сом 2,4 т гру­зо­подъ­ем­но­стью 2,8 т с мо­то­ром ЗИС-5; три шес­ти­ве­сель­ных яла; два двух­ве­сель­ных яла (или один че­ты­рех­ве­сель­ный ял).

Ли­де­ры всех се­рий име­ли один по­лу­ба­лан­сир­ный руль, ус­та­нов­лен­ный в диа­мет­раль­ной плос­ко­сти по­за­ди сред­не­го вин­та. Ру­ле­вой при­вод — сис­те­мы Дэ­ви­са, па­ро­вая ру­ле­вая ма­ши­на. Управ­ле­ние ру­лем пре­ду­смат­ри­ва­лось из хо­до­вой руб­ки или хо­до­во­го мос­ти­ка (гид­рав­ли­че­ский и ва­ли­ко­вый при­во­ды), с кор­мо­во­го мос­ти­ка (ва­ли­ко­вый при­вод) и из рум­пель­но­го от­де­ле­ния (штур­ва­лом).

Штур­ман­ское воо­ру­же­ние (в за­ви­си­мо­сти от про­ек­та): ги­ро­ком­пас «Курс» (ли­бо ГУ-М-1, мо­дель 1), 127-мм маг­нит­ные ком­па­сы, а так­же 75-мм шлю­поч­ный ком­пас, лаг ГО мар­ки 3 (мо­де­ли 1 или 2), лаг ти­па «Га­усс», эхо­лот ЭЛ ЗШП, ме­ха­ни­че­ский лаг ти­па «Томп­сон» мар­ки IV и руч­ные ло­ты.

Маг­нит­ные ком­па­сы ус­та­нав­ли­ва­лись на вы­со­ком нак­то­узе (глав­ный ком­пас), на низ­ком нак­то­узе (пу­те­вой ком­пас) и на на­столь­ной пли­те (ру­боч­ный ком­пас). В 1941 го­ду, ко­гда для борь­бы с маг­нит­ны­ми ми­на­ми на ко­раб­лях ста­ли мон­ти­ро­вать об­мот­ки раз­маг­ни­чи­ва­ния, для их ком­пен­са­ции бы­ли соз­да­ны спе­ци­аль­ные ком­пен­си­рую­щие уст­рой­ст­ва.

В ка­че­ст­ве ра­дио­пе­ре­дат­чи­ков даль­ней и ближ­ней свя­зи ус­та­нав­ли­ва­лись «Шторм-М», «Бух­та», «Бриз», а ра­дио­при­ем­ни­ков — «Ме­тель» (2 шт.), 45-ПК-1, «Вихрь» и «До­зор» (2 шт.). Ос­нов­ной ра­дио­пе­ре­дат­чик «Шторм-М» обес­пе­чи­вал даль­ность свя­зи не­длин­ных вол­нах до 600 миль, а на ко­рот­ких — до 3000. Для опе­ра­тив­ной свя­зи слу­жил ра­дио­прие­мо­пе­ре­дат­чик «Рейд»; на слу­чай де­сант­ных опе­ра­ций — ра­дио­стан­ция 6-ПК и по­ле­вые те­ле­фон­ные сред­ст­ва ти­па УНА-Ф-31 и по­ле­вой ка­бель. Из гид­ро­аку­сти­че­ских средств свя­зи и на­блю­де­ния име­лись шу­мо­пе­лен­га­то­ры и при­бо­ры под­вод­ной свя­зи ти­па «Арк­тур». На «Харь­ко­ве» во вре­мя вой­ны был ус­та­нов­лен ра­дио­пе­лен­га­тор РБ-38. В ка­че­ст­ве спе­ци­аль­ных средств свя­зи ис­поль­зо­ва­лась ап­па­ра­ту­ра АСС-С.

К кон­цу вой­ны на ли­де­ре «Ле­нин­град» ус­та­но­ви­ли РЛС об­на­ру­же­ния 291 и SF. Пер­вые мог­ли об­на­ру­жи­вать воз­душ­ные це­ли на вы­со­те до 3000 м на даль­но­сти 41 км, а над­вод­ные ко­раб­ли (эс­мин­цы, крей­се­ра) — на даль­но­сти 13-16 км.

Для све­то­сиг­на­ли­за­ции и ви­зу­аль­ной свя­зи и на­блю­де­ния слу­жи­ли: 90-см про­жек­то­ры фир­мы «Га­ли­лео», 45-см сиг­наль­ные про­жек­то­ры, фо­на­ри сис­те­мы Се­ме­но­ва, ак­ку­му­ля­тор­ные фо­на­ри ти­па «Рать­ер», сте­рео­тру­бы, би­нок­ли, пис­то­ле­ты Вер­ри, сиг­наль­ные фла­ги, сиг­наль­ные ра­ке­ты.

«Ленинград»

С на­ча­лом со­вет­ско-фин­лянд­ской вой­ны в но­яб­ре 1939 го­да «Ле­нин­град» вклю­чи­ли в со­став груп­пы ко­раб­лей эс­кад­ры Бал­тий­ско­го фло­та. С 10 де­каб­ря 1939 по 2 ян­ва­ря 1940 го­да ли­дер со­вер­шил два вы­хо­да в мо­ре для об­стре­ла ба­та­рей на ост­ро­вах Тиу­рин­са­ри и Саа­рен­пя. Из-за пло­хой ви­ди­мо­сти вы­пол­нить по­став­лен­ные за­да­чи ему не уда­лось, за­то кор­пус ко­раб­ля, дей­ст­во­вав­ше­го во льдах Фин­ско­го за­ли­ва, по­лу­чил серь­ез­ную де­фор­ма­цию. Не­ко­то­рые вмя­ти­ны кор­пу­са бы­ли вы­со­той в 2 и ши­ри­ной в 6 м, а стре­ла про­ги­ба дос­ти­га­ла 50 см. От силь­но­го сдав­ли­ва­ния во мно­гих мес­тах ра­зо­шлись швы на­руж­ной об­шив­ки и то­п­лив­ных цис­терн. В та­ком со­стоя­нии ли­дер был по­став­лен в ре­монт.

На­ча­ло Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­ны за­ста­ло ли­дер «Ле­нин­град» в Тал­лин­не С 23 ию­ня по 3 ию­ля 1941 го­да его при­вле­ка­ли к мин­ным по­ста­нов­кам на ли­нии Хан­ко-Ос­мус­сар. Ко­рабль вы­ста­вил око­ло 400 мин за­гра­ж­де­ния.

Все круп­ные ко­раб­ли, в том чис­ле и «Ле­нин­град», с 22 ав­гу­ста бы­ли вклю­че­ны в сис­те­му обо­ро­ны го­ро­да в ка­че­ст­ве сил ар­тил­ле­рий­ской под­держ­ки. Уже на сле­дую­щий день ору­дия ли­де­ра, ма­нев­ри­ро­вав­ше­го на боль­ших хо­дах на Тал­линн­ском рей­де и ук­ло­няв­ше­го­ся от атак са­мо­ле­тов, по­да­ви­ли огонь не­сколь­ких ба­та­рей и рас­сея­ли ре­зер­вы про­тив­ни­ка на уча­ст­ках про­ры­ва. 24 ав­гу­ста ог­нем с ли­де­ра «Ле­нин­град» и крей­се­ра «Ки­ров» бы­ла раз­ру­ше­на пе­ре­пра­ва в рай­оне мы­са Йы­ги­су че­рез ре­ку Кей­ла-Й­ы­ги, унич­то­же­но и по­вре­ж­де­но 20 не­при­ятель­ских тан­ков.

Ко­гда ста­ло яс­но, что Тал­линн не удер­жать, по­сту­пил при­каз ком­фло­та — 28 ав­гу­ста на­чать эва­куа­цию войск и пе­ре­ход сил фло­та в Крон­штадт. Все ко­раб­ли рас­пре­де­ли­ли по не­сколь­ким груп­пам; ли­дер «Ле­нин­град» вклю­чи­ли в пер­вую, для при­кры­тия с кор­мы крей­се­ра «Ки­ров».

Пе­ре­ход при­шлось со­вер­шать че­рез мно­же­ст­вен­ные плот­ные мин­ные по­ля. С на­сту­п­ле­ни­ем тем­но­ты, ко­гда по­дор­вал­ся на ми­не и за­то­нул эс­ми­нец «Яков Сверд­лов», шед­ший с ле­во­го бор­та «Ки­ро­ва», ко­ман­дую­щий фло­том В.Ф. Три­буц при­ка­зал «Ле­нин­гра­ду» за­нять ме­сто по­гиб­ше­го эс­мин­ца. Но при по­пыт­ке ли­де­ра в тем­но­те вы­пол­нить при­каз его па­ра­ва­ны за­хва­ти­ли по ми­не. Соз­да­лась уг­ро­жаю­щая об­ста­нов­ка. Не имея воз­мож­но­сти ма­нев­ри­ро­вать в та­кой си­туа­ции, ко­ман­дир ко­раб­ля рас­по­ря­дил­ся об­ру­бить па­ра­ва­ны и зад­ним хо­дом вы­вел «Ле­нин­град» из опас­ной зо­ны. В мо­мент по­ста­нов­ки но­вых па­ра­ва­нов по ли­де­ру, сто­яв­ше­му без хо­да, с мы­са Юмин­да от­кры­ла огонь ба­та­рея про­тив­ни­ка. Ар­тил­ле­ри­сты «Ле­нин­гра­да» тут же от­ве­ти­ли и за­ста­ви­ли ее за­мол­чать.

В 21.40 на «Ле­нин­град» по­сту­пи­ло ра­дио­со­об­ще­ние о под­ры­ве на ми­не ли­де­ра «Минск», и он на­пра­вил­ся на по­мощь со­бра­ту. Ра­но ут­ром 29 ав­гу­ста ко­рабль по­до­шел к по­вре­ж­ден­но­му «Мин­ску», у ко­то­ро­го в ре­зуль­та­те взры­ва ми­ны все на­ви­га­ци­он­ные при­бо­ры вы­шли из строя. С рас­све­том оба ли­де­ра про­дол­жи­ли дви­же­ние — го­лов­ным «Ле­нин­град», в киль­ва­тер ему «Минск». В пу­ти ря­дом с «Ле­нин­гра­дом» об­на­ру­жи­ли три пла­ваю­щие ми­ны, ко­то­рые рас­стре­ля­ли ог­нем из 45-мм ору­дий.

При­хо­ди­лось и не­од­но­крат­но от­би­вать ата­ки са­мо­ле­тов про­тив­ни­ка. Что­бы не под­вер­гать «Ле­нин­град» опас­но­сти, бы­ло при­ня­то ре­ше­ние уве­ли­чить ход с 12 уз­лов до 27. 29 ав­гу­ста в 17.05 «Ле­нин­град» от­дал якорь на Боль­шом Крон­штадт­ском рей­де.

В пер­вых чис­лах сен­тяб­ря ли­дер при­вле­кал­ся к по­ста­нов­ке мин на Ты­ло­вой мин­ной по­зи­ции, где он вы­ста­вил бо­лее 80 мин в двух мин­ных за­гра­ж­де­ни­ях. 17 сен­тяб­ря его вклю­чи­ли в сис­те­му обо­ро­ны го­ро­да.

С 19 сен­тяб­ря на­ча­лись мас­си­ро­ван­ные воз­душ­ные на­ле­ты вра­же­ской авиа­ции на Крон­штадт и ко­раб­ли, сто­яв­шие в Мор­ском ка­на­ле. 21 сен­тяб­ря, вос­поль­зо­вав­шись пас­мур­ной по­го­дой, не­мец­кие лет­чи­ки не­сколь­ки­ми боль­ши­ми груп­па­ми, об­щей чис­лен­но­стью 180 са­мо­ле­тов, ата­ко­ва­ли со­вет­ские ко­раб­ли. «Ле­нин­град» из­бе­жал по­па­да­ний и по­пол­нил За­пад­ную груп­пу ко­раб­лей, раз­ме­щен­ных в Тор­го­вом пор­ту, под­дер­жи­вав­ших час­ти 8-й и 42-й ар­мий.

22 сен­тяб­ря «Ле­нин­град», на­хо­див­ший­ся на по­зи­ции в Лес­ной га­ва­ни Тор­го­во­го пор­та, во вре­мя контр­ба­та­рей­ной стрель­бы по­лу­чил по­вре­ж­де­ния кор­пу­са, ме­ха­низ­мов и не­ко­то­рых при­бо­ров от близ­ко­го взры­ва од­но­го из сна­ря­дов не­мец­кой ба­та­реи. Ли­дер пе­ре­ве­ли в дру­гое ме­сто — к Ка­но­нер­ско­му ост­ро­ву. Но 12 ок­тяб­ря во вре­мя ве­де­ния ар­тил­ле­рий­ско­го ог­ня по не­при­яте­лю один из вра­же­ских сна­ря­дов по­пал в ли­дер, дру­гой ра­зо­рвал­ся у бор­та. Пер­вым 8-дюймовым сна­ря­дом про­би­ло кор­пус, че­рез про­бои­ну за­то­пи­ло то­п­лив­ную цис­тер­ну и цис­тер­ну пить­е­вой во­ды. От ос­кол­ков дру­го­го сна­ря­да на па­лу­бе за­го­рел­ся по­ро­хо­вой за­ряд, при­го­тов­лен­ный для стрель­бы глав­ным ка­либ­ром. По­жар уда­лось бы­ст­ро ли­к­ви­ди­ро­вать. 14 ок­тяб­ря «Ле­нин­град» по­ста­ви­ли на ре­монт у стен­ки за­во­да «Су­до­мех».

В это же вре­мя бы­ло при­ня­то ре­ше­ние эва­куи­ро­вать ос­тав­ший­ся на по­лу­ост­ро­ве Хан­ко гар­ни­зон. Эва­куа­ция, рас­счи­тан­ная на не­сколь­ко эта­пов, на­ча­лась 23 ок­тяб­ря. 2 но­яб­ря, как толь­ко за­кон­чил­ся ре­монт, «Ле­нин­град» был вклю­чен во вто­рой от­ряд, ко­то­рым ко­ман­до­вал контр-ад­ми­рал М.З. Мос­ка­лен­ко.

Пер­вая по­пыт­ка про­рвать­ся к Хан­ко 9 но­яб­ря окон­чи­лась без­ре­зуль­тат­но — из-за слож­ной гид­ро­ме­тео­ро­ло­ги­че­ской об­ста­нов­ки (силь­но­го по­ры­ви­сто­го вет­ра, низ­кой об­лач­но­сти и вы­со­кой вол­ны) от­ря­ду при­шлось вер­нуть­ся из рай­она мая­ка Род­шер к Гог­лан­ду.

11 но­яб­ря, с на­сту­п­ле­ни­ем су­ме­рек, от­ряд сно­ва вы­шел к Хан­ко. Траль­щи­ки с тру­дом про­кла­ды­ва­ли путь. По­го­да еще бо­лее ухуд­ши­лась: уси­лил­ся бо­ко­вой се­вер­ный ве­тер, под­ня­лась вол­на, сни­зи­лась ви­ди­мость. Из-за вет­ра и волн траль­щи­ки не смог­ли ид­ти стро­ем ус­ту­па и фак­ти­че­ски шли в киль­ва­тер. Про­тра­лен­ная по­ло­са су­зи­лась до 60 м. Это поч­ти сво­ди­ло на нет все ме­ры про­ти­во­мин­но­го обес­пе­че­ния иду­щих за траль­щи­ка­ми ко­раб­лей.

К се­ве­ру от мы­са Юмин­да, от­ку­да до Хан­ко ос­та­ва­лось уже 65 миль, ко­раб­ли во­шли на мин­ное по­ле — в тра­лах на­ча­ли взры­вать­ся ми­ны. Иду­щие впе­ре­ди су­да, не об­ра­щая вни­ма­ния на взры­вы, ото­рва­лись от ли­де­ра и транс­пор­та «Жда­нов». В 22.30 в ле­вом па­ра­ван-о­хра­ни­те­ле «Ле­нин­гра­да», вы­шед­ше­го за пре­де­лы про­тра­лен­ной по­ло­сы, на рас­стоя­нии 10 м от бор­та взо­рва­лась ми­на. Су­ще­ст­вен­ных по­вре­ж­де­ний он не по­лу­чил и про­дол­жал дви­же­ние. Од­на­ко по­сле по­лу­но­чи, в 0.23 все в том же ле­вом па­ра­ва­не в 5 м от бор­та взо­рва­лась еще од­на ми­на.

На сей раз по­след­ст­вия ока­за­лись серь­ез­ны­ми. Вы­шла из строя ле­вая тур­би­на, в об­шив­ке кор­пу­са (в ма­шин­ном от­де­ле­нии, цен­траль­ном ар­тил­ле­рий­ском по­сту и чет­вер­том арт­пог­ре­бе) поя­ви­лись тре­щи­ны, по­сту­паю­щая во­да за­то­пи­ла семь неф­тя­ных цис­терн; вы­шли из строя лаг и ги­ро­ком­пас.

Ко­рабль с тру­дом справ­лял­ся с от­кач­кой во­ды. Че­рез про­бои­ны те­ря­лось то­п­ли­во. Са­мо­стоя­тель­но, по мне­нию ко­ман­ди­ра Г.М. Гор­ба­че­ва, ко­рабль дви­гать­ся не мог. Ли­дер стал на якорь, что­бы уст­ра­нить по­вре­ж­де­ния в ма­шин­ном от­де­ле­нии. С ним ос­та­лись транс­порт «Жда­нов» и три ка­те­ра МО.

В 1.01 Гор­ба­чев пе­ре­дал ра­дио­до­не­се­ние ко­ман­ди­ру от­ря­да: «Два­ж­ды по­дор­вал­ся на ми­нах. Про­бои­на в пер­вом ко­тель­ном от­де­ле­нии, про­ви­зи­он­ке, в цен­траль­ном и ги­ро­по­стах. Са­мо­стоя­тель­но ид­ти не мо­гу, ну­ж­да­юсь в по­мо­щи. Стал на якорь». Ко­ман­до­ва­ни­ем фло­та дей­ст­вия ко­ман­ди­ра ко­раб­ля бы­ли оце­не­ны как не­пра­виль­ные.

По­лу­чив ра­дио­грам­му с ли­де­ра, Мос­ка­лен­ко, на­хо­див­ший­ся на эс­мин­це уже в 55 ми­лях от Хан­ко, при­ка­зал все­му от­ря­ду лечь на об­рат­ный курс и ид­ти на по­мощь по­вре­ж­ден­но­му ко­раб­лю. В 2.04 ко­раб­ли по­вер­ну­ли об­рат­но. Даль­ше со­бы­тия раз­ви­ва­лись весь­ма дра­ма­тич­но. Два траль­щи­ка, на­прав­ляв­шие­ся для ока­за­ния по­мо­щи, от взры­вов мин ли­ши­лись тра­лов. К то­му же они по­те­ря­ли ори­ен­ти­ров­ку и не смог­ли най­ти ли­дер.

Не имея со­об­ще­ний от Мос­ка­лен­ко и не до­ж­дав­шись под­хо­да от­ря­да, Гор­ба­чев ре­шил воз­вра­щать­ся к Гог­лан­ду са­мо­стоя­тель­но. Он дал ко­ман­ду снять­ся с яко­ря, но по­сколь­ку ли­дер ли­шил­ся на­ви­га­ци­он­ных при­бо­ров, при­ка­зал ка­пи­та­ну «Жда­но­ва» ид­ти го­лов­ным. В 5 ча­сов ут­ра транс­порт по­дор­вал­ся на ми­не и че­рез 8 ми­нут за­то­нул. Всю ко­ман­ду, кро­ме од­но­го че­ло­ве­ка, спас­ли мор­ские охот­ни­ки. По­ни­мая, что те­перь са­мо­стоя­тель­но про­бить­ся че­рез мин­ное по­ле не­воз­мож­но, Гор­ба­чев сно­ва при­ка­зал стать на якорь. По­до­шед­ший вско­ре траль­щик Т-211, оп­ре­де­лив­ший ме­сто «Ле­нин­гра­да» по взры­ву, встал го­лов­ным и про­вел по­вре­ж­ден­ный ко­рабль к Гог­лан­ду. При сле­до­ва­нии ко­раб­лей в тра­лах у Т-211 взо­рва­лись три ми­ны и од­на — в па­ра­ва­не у ли­де­ра. К се­ре­ди­не дня 12 но­яб­ря от­ряд сно­ва со­сре­до­то­чил­ся у Гог­лан­да, на рей­де Се­вер­ной де­рев­ни. Здесь ли­де­ру пе­ре­да­ли 100 т ма­зу­та, и в тот же день «Ле­нин­град» и эс­ми­нец «Стой­кий» по­лу­чи­ли раз­ре­ше­ние уй­ти в Крон­штадт.

В мае 1942 го­да «Ле­нин­град», вклю­чен­ный в ар­тил­ле­рий­скую сис­те­му обо­ро­ны го­ро­да, вел огонь по по­зи­ци­ям про­тив­ни­ка, за­ни­мая раз­ные ог­не­вые точ­ки на Не­ве.

Весь 1943 год ко­рабль по пла­ну, раз­ра­бо­тан­но­му на­чаль­ни­ком Бе­ре­го­вой обо­ро­ны Бал­тий­ско­го фло­та контр-ад­ми­ра­лом И.И. Гре­ном, уча­ст­во­вал в на­не­се­нии мас­си­ро­ван­ных ар­тил­ле­рий­ских уда­ров по уз­лам со­про­тив­ле­ния вра­га в по­ло­се на­сту­п­ле­ния 55-й ар­мии.

В ян­ва­ре 1944 го­да ар­тил­ле­рия ли­де­ра, за­ни­мав­ше­го ог­не­вую по­зи­цию на Ма­лой Нев­ке у мос­та Строи­те­лей, ак­тив­но со­дей­ст­во­ва­ла сня­тию бло­ка­ды. 10 ию­ня ко­рабль уча­ст­во­вал в мощ­ном арт­об­ст­ре­ле по­зи­ций про­тив­ни­ка, дей­ст­во­вав­ше­го в по­ло­се на­сту­п­ле­ния 21-й ар­мии Ле­нин­град­ско­го фрон­та. До кон­ца вой­ны в мо­ре даль­ше Крон­штад­та ли­дер «Ле­нин­град» не вы­хо­дил вви­ду мин­ной опас­но­сти.

«Москва»

Вой­на за­ста­ла «Мо­ск­ву» в Се­ва­сто­по­ле. 25 ию­ня 1941 го­да, со­глас­но при­ка­зу нар­ко­ма ВМФ, Чер­но­мор­ский флот при­сту­пил к вы­пол­не­нию опе­ра­ции по на­не­се­нию уда­ра по Кон­стан­це — пор­ту и глав­ной ба­зе ру­мын­ско­го фло­та. По пла­ну, удар­ная груп­па ко­раб­лей на мак­си­маль­ной дис­тан­ции долж­на бы­ла от­крыть арт­огонь по бе­ре­гу и ид­ти в сто­ро­ну Кон­стан­цы для вскры­тия сис­те­мы ар­тил­ле­рий­ской обо­ро­ны вра­же­ской ба­зы, воз­мож­но­го раз­ру­ше­ния пор­то­вых объ­ек­тов, же­лез­но­до­рож­но­го уз­ла и неф­тя­ных тер­ми­на­лов. На­бег обес­пе­чи­ва­ла груп­па ко­раб­лей под­держ­ки. Од­но­вре­мен­но по аэ­ро­дро­мам и неф­те­хра­ни­ли­щам дол­жен был на­но­сить­ся удар авиа­груп­пой. Вне­зап­ность на­не­се­ния уда­ра пла­ни­ро­ва­лось дос­тичь бы­ст­ро­той раз­вер­ты­ва­ния сил.

Пер­во­на­чаль­но ли­дер «Мо­ск­ва» был вклю­чен в груп­пу под­держ­ки (крей­сер «Во­ро­ши­лов» — го­лов­ной). В удар­ную груп­пу вхо­ди­ли ли­дер «Харь­ков» и эс­мин­цы «Смыш­ле­ный» и «Со­об­ра­зи­тель­ный».

Од­на­ко, при вы­хо­де из Се­ва­сто­по­ля удар­ная груп­па бы­ла за­дер­жа­на и пе­ре­фор­ми­ро­ва­на: в ее со­став вклю­чи­ли «Мо­ск­ву», а эс­мин­цы во­шли в груп­пу под­держ­ки. Лишь в де­вя­том ча­су ве­че­ра ли­де­ры «Харь­ков» и «Мо­ск­ва» смог­ли вый­ти из глав­ной ба­зы, и эта за­держ­ка сыг­ра­ла ро­ко­вую роль. На тра­вер­зе Хер­со­нес­ско­го мая­ка оба ли­де­ра уб­ра­ли па­ра­ва­ны и со ско­ро­стью 28 уз­лов лег­ли кур­сом 315° на Одес­су (для об­ма­на воз­душ­ной раз­вед­ки про­тив­ни­ка). С на­сту­п­ле­ни­ем тем­но­ты в 21.15 ли­де­ры из­ме­ни­ли курс и на­пра­ви­лись к Кон­стан­це.

В 1.47 26 ию­ня ко­раб­ли при­бли­зи­лись к гра­ни­це опас­ной в мин­ном от­но­ше­нии зо­ны и, сба­вив ход до 24 уз­лов, по­ста­ви­ли па­ра­ван-о­хра­ни­те­ли. Ис­поль­зо­ва­ние этих па­ра­ва­нов, со­глас­но ин­ст­рук­ции, ог­ра­ни­чи­ва­ло ско­рость дви­же­ния до 21 уз­ла, од­на­ко ли­де­ры за­паз­ды­ва­ли к на­зна­чен­но­му пла­ном вре­ме­ни и вы­ну­ж­де­ны бы­ли ид­ти с бо­лее вы­со­кой ско­ро­стью.

Из-за пре­вы­ше­ния ско­ро­сти хо­да в 4.26 ли­дер «Мо­ск­ва», шед­ший кон­це­вым, по­те­рял пра­вый па­ра­ван в 23 ми­лях от Кон­стан­цы (по счис­ле­нию, на са­мом де­ле — в 2-3 ми­лях бли­же, то есть на­хо­дясь на ру­мын­ском мин­ном за­гра­ж­де­нии S-9). По­сколь­ку в 4.58 шед­ший го­лов­ным «Харь­ков» так­же по­те­рял пра­вый па­ра­ван, по при­ка­зу ко­ман­ди­ра удар­ной груп­пы Ро­ма­но­ва «Мо­ск­ва» за­ня­ла ме­сто го­лов­но­го.

В ус­лов­лен­ное вре­мя — 5.00 — оба ли­де­ра по­вер­ну­ли на курс 221° и уве­ли­чи­ли ход до 26 уз­лов. Че­рез две ми­ну­ты ко­раб­ли вы­шли в точ­ку по­во­ро­та на бое­вой курс и раз­ви­ли ход 28 уз­лов.

Ли­дер «Мо­ск­ва» от­крыл огонь глав­ным ка­либ­ром с треть­им зал­пом «Харь­ко­ва» — пя­ти­ору­дий­ная стрель­ба со ско­ро­стрель­но­стью 10 с. Огонь вел­ся без кор­рек­ти­ров­ки, но по­сле пер­вых же зал­пов на бе­ре­гу взмет­ну­лось пла­мя боль­шо­го по­жа­ра в рай­оне неф­тя­ных ба­ков.

В 5.04 от­вет­ный огонь по ли­де­рам от­кры­ли пло­хо раз­ли­чи­мые в ут­рен­ней дым­ке на фо­не бе­ре­га ру­мын­ские эс­мин­цы «Ред­жи­на Ма­рия» и «Мэ­рэш­ти», нес­шие до­зор­ную служ­бу. Ру­мын­ские эс­мин­цы мед­лен­но дви­га­лись на се­вер, а их зал­пы, при­ня­тые на ли­де­рах за огонь бе­ре­го­вых ба­та­рей, ло­жи­лись с не­до­ле­том.

В 5.06 на го­лов­ном ли­де­ре за­ме­ти­ли две ору­дий­ные вспыш­ки 280-мм ба­та­реи «Тир­пиц». Пер­вый залп лег с пе­ре­ле­том в 10 кбт от «Мо­ск­вы», вто­рой двух­ору­дий­ный — уже с пе­ре­ле­том в 5 кбт, а тре­тий залп на­крыл «Мо­ск­ву» с не­до­ле­том 1-1,5 кбт. С ли­де­ра «Харь­ков» на «Мо­ск­ву» по­сту­пил сиг­нал об от­хо­де.

«Мо­ск­ва», пре­кра­тив в 5.12 огонь и по­ста­вив дым­за­ве­су, рез­ко от­вер­ну­ла на курс от­хо­да. Курс вел к юж­ной кром­ке за­гра­ж­де­ния, и не­ожи­дан­ный от­во­рот ли­де­ра сбил стрель­бу про­тив­ни­ка. Счи­тая опас­ность от ар­тил­ле­рий­ско­го ог­ня боль­шей, чем от мин, ко­ман­дир ли­де­ра А.Б. Ту­хов при­ка­зал уве­ли­чить ход до 30 уз­лов и ухо­дить про­ти­во­ар­тил­ле­рий­ским зиг­за­гом. При ма­нев­ри­ро­ва­нии был по­те­рян и ле­вый па­ра­ван. В киль­ва­тер «Мо­ск­вы» про­ти­во­ар­тил­ле­рий­ским зиг­за­гом шел ли­дер «Харь­ков».

В 5.20 с обо­их ко­раб­лей за­ме­ти­ли след двух тор­пед, иду­щих пря­мо на «Мо­ск­ву». С «Харь­ко­ва» пе­ре­да­ли на «Мо­ск­ву» при­ка­за­ние: «Бу­ки («Боль­ше ход»). Ид­ти пря­мым кур­сом». Но че­рез ми­ну­ту в мо­мент ук­ло­не­ния от тор­пед впра­во над «Мо­ск­вой» под­нял­ся столб во­ды, ог­ня и ды­ма на три­дца­ти­мет­ро­вую вы­со­ту (вы­ше мачт). Ко­рабль ос­тал­ся без хо­да. Зе­нит­ное 76-мм ору­дие про­дол­жа­ло стрель­бу по поя­вив­ше­му­ся са­мо­ле­ту про­тив­ни­ка.

Сра­зу же по­сле взры­ва пред­ста­ви­лась сле­дую­щая кар­ти­на. Об­шив­ка и на­бор кор­пу­са в рай­оне 1-го и 2-го ко­тель­ных от­де­ле­ний с ле­во­го бор­та бы­ли раз­ру­ше­ны. Ко­рабль, шед­ший поч­ти 30-узловой ско­ро­стью, стал раз­ла­мы­вать­ся у сре­за по­лу­ба­ка. Над­лом­лен­ную в рай­оне 1-го ко­тель­но­го от­де­ле­ния но­со­вую часть (в мес­те сколь­зя­ще­го шва) по­то­ком во­ды раз­вер­ну­ло фор­штев­нем к кор­ме. Уце­лев­шей об­шив­кой пра­во­го бор­та но­со­вая часть еще удер­жи­ва­лась на по­верх­но­сти, но бы­ст­ро по­гру­жа­лась с кре­ном на ле­вый борт, так что был ви­ден бо­ко­вой киль. Мос­тик, пер­вая ды­мо­вая тру­ба и фо­к-мач­та ока­за­лись в во­де.

То­ну­щая но­со­вая часть ув­ле­ка­ла за со­бой и кор­мо­вую, ко­то­рая име­ла диф­фе­рент на нос и крен до 10° на пра­вый борт. Ко­рабль ос­тал­ся без дви­же­ния, но ма­ши­ны еще ра­бо­та­ли, и ле­вый винт не­ко­то­рое вре­мя вра­щал­ся в воз­ду­хе.

Даль­ше со­бы­тия на ко­раб­ле раз­ви­ва­лись очень бы­ст­ро. Сра­зу по­сле взры­ва на ли­де­ре по­гас свет. Ко­ман­дир но­со­вой ава­рий­ной пар­тии млад­ший ин­же­не­р-лей­те­нант Н.Т. Ни­ко­ла­ев, уви­дев силь­ную вспыш­ку пла­ме­ни при взры­ве, при­ка­зал ту­шить по­жар. Од­на­ко вре­ме­ни не ос­та­ва­лось, и лю­ди, вы­ны­ри­вая из за­то­п­лен­ных по­ме­ще­ний, вы­би­ра­лись из от­се­ков бы­ст­ро то­ну­щей но­со­вой час­ти уже по бор­ту, как по па­лу­бе.

Че­рез две ми­ну­ты по­сле взры­ва но­со­вая око­неч­ность кор­пу­са ото­рва­лась и бы­ст­ро за­то­ну­ла. Кор­мо­вая еще пла­ва­ла на по­верх­но­сти, и лю­ди на­хо­ди­лись на бое­вых по­стах. Из по­вре­ж­ден­ной взры­вом кор­мо­вой ды­мап­па­ра­ту­ры ва­лил бе­лый дым. Пер­вое ма­шин­ное от­де­ле­ние уже на­хо­ди­лось под во­дой; дав­ле­ние па­ра бы­ст­ро па­да­ло и в кор­мо­вом эше­ло­не. Ко­ман­дир БЧ-5 ин­же­не­р-ка­пи­тан­-ле­йт­енант В.М. Го­лу­бов при­ка­зал по­ста­вить под­по­ры на но­со­вую пе­ре­бор­ку пер­во­го ма­шин­но­го от­де­ле­ния, од­но­вре­мен­но про­дуб­ли­ро­вав при­ка­за­ние ко­ман­ди­ру кор­мо­вой ава­рий­ной пар­тии глав­стар­ши­не М.А. Лу­ки­ну. Из третье­го ко­тель­но­го от­де­ле­ния Го­лу­бо­ву до­ло­жи­ли, что во­ды в кот­ле нет и го­ре­ние вы­клю­че­но.

По­гру­же­ние кор­мо­вой час­ти бы­ст­ро про­дол­жа­лось, и по­мощ­ник ко­ман­ди­ра ко­раб­ля стар­ший лей­те­нант Л.И. При­ва­лен­ков по­дал ко­ман­ду: «По­ки­нуть ко­рабль». Го­лу­бов от­дал рас­по­ря­же­ние спус­тить шлюп­ки, сбро­сить за борт проб­ко­вые мат­ра­цы и кой­ки и пе­ре­дал по бое­вым по­стам при­ка­за­ние: «Всем на­верх». Вре­ме­ни на ос­та­нов­ку ма­шин и тур­бо­вен­ти­ля­то­ров уже не ос­та­ва­лось. Лич­ный со­став «Мо­ск­вы» спеш­но по­ки­дал гиб­ну­щий ко­рабль. Диф­фе­рент кор­мо­вой час­ти дос­тиг 40°, и она, встав вер­ти­каль­но, за­то­ну­ла че­рез 8-10 ми­нут по­сле взры­ва.

На во­де ос­та­лись спа­са­тель­ные кру­ги, мат­ра­цы, ава­рий­ный лес, ды­мо­вые шаш­ки и един­ст­вен­ная шлюп­ка, в ко­то­рой раз­мес­ти­лось 17 че­ло­век. По­до­шед­ший ли­дер «Харь­ков» ос­та­но­вил­ся в 200 м и при­сту­пил к спа­се­нию эки­па­жа «Мо­ск­вы». Но из-за арт­об­ст­ре­ла и ата­ки авиа­ции он был вы­ну­ж­ден от­ка­зать­ся от этой по­пыт­ки. К ве­че­ру 14 ру­мын­ских ка­те­ров и гид­ро­са­мо­ле­ты по­доб­ра­ли из во­ды 69 че­ло­век (7 офи­це­ров и 62 крас­но­флот­ца).

Су­ще­ст­ву­ет не­сколь­ко вер­сий при­чин ги­бе­ли ли­де­ра «Мо­ск­ва». Со­глас­но од­ной из них ко­рабль, ма­нев­ри­ро­вав­ший на ру­мын­ском мин­ном за­гра­ж­де­нии S-10, по­дор­вал­ся на ми­не. В со­от­вет­ст­вии с дру­гой он по­лу­чил тор­пе­ду с со­вет­ской под­вод­ной лод­ки Щ-206. Ее ко­ман­дир — ка­пи­та­н-лей­те­нант И.А. Ка­ра­кай — не знал о пред­стоя­щей опе­ра­ции про­тив Кон­стан­цы и, при­няв со­вет­ские ко­раб­ли за ру­мын­ские, про­из­вел двух­тор­пед­ный залп.

«Харьков»

Вой­ну «Харь­ков» встре­тил в Се­ва­сто­по­ле.

Уже 23 ию­ня ли­дер в со­ста­ве груп­пы ко­раб­лей уча­ст­во­вал в обес­пе­че­нии мин­ных по­ста­но­вок, а 24 ию­ня вме­сте с 3-м ди­ви­зио­ном эс­мин­цев ОЛС вы­хо­дил для при­кры­тия по­бе­ре­жья Кры­ма от ожи­дав­ше­го­ся на­бе­га ру­мын­ских ми­но­нос­цев.

25 ию­ня «Харь­ков» (го­лов­ной в со­ста­ве удар­ной груп­пы ко­раб­лей) в 20.10 с ко­ман­ди­ром удар­ной груп­пы ка­пи­та­ном 2 ран­га Ро­ма­но­вым на бор­ту вы­шел из Се­ва­сто­по­ля для на­не­се­ния уда­ра по Кон­стан­це.

Ра­но ут­ром 26 ию­ня, раз­во­ра­чи­ва­ясь на за­дан­ный курс и уве­ли­чив ход при пе­ре­се­че­нии ли­нии ру­мын­ско­го мин­но­го за­гра­ж­де­ния, «Харь­ков» по­те­рял па­ра­ва­ны. По­сле вы­хо­да в точ­ку по­во­ро­та на бое­вой курс 55° он с дис­тан­ции 130 кбт от­крыл огонь из глав­но­го ка­либ­ра. Пер­вый залп пред­на­ме­рен­но был дан с не­до­ле­том 3 кбт, что­бы по по­лу­чен­ным вспле­скам про­ве­рить пра­виль­ность на­прав­ле­ния ог­ня, по­сколь­ку из-за пред­рас­свет­ной дым­ки от­ме­ча­лась пло­хая ви­ди­мость го­ри­зон­та. Убе­див­шись в точ­но­сти на­вод­ки, со вто­ро­го зал­па пе­ре­шли на по­ра­же­ние. Ли­дер стре­лял пя­ти­ору­дий­ны­ми зал­па­ми че­рез ка­ж­дые 10 с. На бе­ре­гу вспых­ну­ли по­жа­ры. За де­сять ми­нут оба ли­де­ра сде­ла­ли 35 зал­пов и вы­пус­ти­ли 350 130-мм сна­ря­дов.

По­сле от­кры­тия про­тив­ни­ком от­вет­но­го ог­ня в 5.10 ко­ман­дир удар­ной груп­пы дал сиг­нал по УКВ: «На­чать от­ход. Дым», про­дуб­ли­ро­вав его бе­лой ра­ке­той с ле­во­го бор­та. «Харь­ков» лег на курс от­хо­да и, уве­ли­чив ско­рость до 30 уз­лов, по­шел в киль­ва­тер ли­де­ру «Мо­ск­ва» про­ти­во­ар­тил­ле­рий­ским зиг­за­гом, ста­ра­ясь не вы­хо­дить из по­став­лен­ной го­лов­ным ко­раб­лем ды­мо­вой за­ве­сы.

За­тем, как мы уже зна­ем, про­изош­ла тра­ге­дия. Мощ­ный взрыв раз­ло­мил «Мо­ск­ву» по­по­лам, а ря­дом с «Харь­ко­вом» на­ча­ли рвать­ся 280-мм сна­ря­ды не­мец­кой бе­ре­го­вой ба­та­реи «Тир­пиц». Од­но­вре­мен­но ко­рабль был ата­ко­ван ру­мын­ски­ми ис­тре­би­те­ля­ми. При­шлось пре­кра­тить спа­са­тель­ные ра­бо­ты и не­мед­лен­но ухо­дить.

В 5.28 про­изош­ло на­кры­тие ли­де­ра. Один сна­ряд ра­зо­рвал­ся в 10 м спра­ва по но­су, про­из­ве­дя силь­ней­ший гид­ро­ди­на­ми­че­ский удар по кор­пу­су, а по­то­ки во­ды от взры­ва об­ру­ши­лись на мос­тик. Вто­рой сна­ряд упал за кор­мой. Ко­рабль, дос­тиг­нув­ший бы­ло 20-узловой ско­ро­сти, стал рез­ко ее сни­жать до 6 уз­лов: вслед­ст­вие на­ру­ше­ния цир­ку­ля­ции во­ды из-за фор­си­ро­ва­ния хо­да в кот­ле №1 лоп­ну­ла во­до­грей­ная труб­ка.

В 5.36 ко­тел №1 пол­но­стью вы­шел из строя; его на­груз­ку при­ня­ли кот­лы №2 и №3. В то же вре­мя из-за близ­ких раз­ры­вов сна­ря­дов в треть­ем ко­тель­ном от­де­ле­нии про­изо­шел сброс ре­гу­ля­то­ра тур­бо­вен­ти­ля­то­ра, и ско­рость «Харь­ко­ва» сни­зи­лась еще боль­ше. Воз­душ­ные ата­ки про­дол­жа­лись — по­сле­до­вал на­лет двух бом­бар­ди­ров­щи­ков: од­на бом­ба упа­ла в 3 кбт по но­су ко­раб­ля, а вто­рая — по кор­ме.

Тя­же­лое по­ло­же­ние вы­ну­ди­ло ко­ман­ди­ра удар­ной груп­пы по­слать ра­дио­грам­му на флаг­ман­ский крей­сер: «Об­стре­лял неф­те­ба­ки, ну­ж­да­юсь в по­мо­щи». На по­мощь ли­де­рам ко­ман­ди­ром груп­пы при­кры­тия был по­слан эс­ми­нец «Со­об­ра­зи­тель­ный». В 5.50 Ро­ма­нов был вы­ну­ж­ден по­слать на «Во­ро­ши­лов» вто­рую ра­дио­грам­му с прось­бой о по­мо­щи.

На­ко­нец «Харь­ко­ву» уда­лось вый­ти из-под арт­об­ст­ре­ла ба­та­реи «Тир­пиц». Но авиа­ция про­тив­ни­ка все еще пре­сле­до­ва­ла ли­дер — при оче­ред­ном на­ле­те двух бом­бар­ди­ров­щи­ков один из них был сбит зе­нит­ной ар­тил­ле­ри­ей. В 5.58 в кот­ле №2 лоп­ну­ли 3 труб­ки в ма­лом пуч­ке, и ско­рость хо­да вновь упа­ла до 5-6 уз­лов. Дви­же­ние ко­раб­ля обес­пе­чи­вал те­перь лишь ко­тел №3. С вво­дом в строй тур­бо­вен­ти­ля­то­ра пра­во­го бор­та кот­ла №3 ско­рость хо­да уда­лось до­ве­сти до 14 уз­лов. Око­ло 6 ча­сов ко­ман­дир БЧ-5 при­ка­зал за­глу­шить труб­ки у мед­лен­но ос­ты­вав­ше­го кот­ла №1 и вве­сти его в дей­ст­вие.

По­доб­ную ра­бо­ту обыч­но осу­ще­ст­в­ля­ют в ох­ла­ж­ден­ном кот­ле, но в экс­тре­маль­ных ус­ло­ви­ях ре­монт при­шлось про­из­во­дить в го­ря­чем. Ра­бо­та по за­глуш­ке тру­бок со сто­ро­ны па­ро­во­го кол­лек­то­ра бы­ла вы­пол­не­на за 5 ми­нут, а со сто­ро­ны во­дя­но­го кол­лек­то­ра — за 8. В це­лом ре­монт­ные ра­бо­ты на пер­вом кот­ле бы­ли вы­пол­не­ны за два с по­ло­ви­ной ча­са вме­сто по­ло­жен­ных 10-16. Те­перь ли­дер «Харь­ков» мог дать боль­ший ход.

В по­ло­ви­не седь­мо­го, по­ка шли ре­монт­ные ра­бо­ты, на­ча­лась но­вая ата­ка авиа­ции про­тив­ни­ка. Ли­дер ус­пел от­вер­нуть вле­во, и бом­бы лег­ли в 5 кбт за кор­мой ко­раб­ля.

В 6.43 вы­шел из строя тур­бо­вен­ти­ля­тор ле­во­го бор­та кот­ла №3, и вновь ход упал до 5 уз­лов. В это вре­мя «Харь­ков» под­верг­ся ата­ке не­опо­знан­ной под­вод­ной лод­ки. Сиг­наль­щи­ки об­на­ру­жи­ли спра­ва по кур­со­во­му уг­лу 70° в 25-30 кбт воз­душ­ный пу­зырь и след тор­пе­ды, иду­щей на ли­дер. При­шлось рез­ко от­вер­нуть, и тор­пе­да про­шла в по­лу­то­ра ка­бель­то­вых за кор­мой. В свою оче­редь, ар­тил­ле­ри­сты ли­де­ра об­стре­ля­ли пред­по­ла­гае­мое ме­сто на­хо­ж­де­ния лод­ки ны­ряю­щи­ми сна­ря­да­ми.

Ров­но в 7.00 с эс­мин­ца «Со­об­ра­зи­тель­ный», по­до­шед­ше­го на­ко­нец для ох­ра­не­ния по­вре­ж­ден­но­го ко­раб­ля, за­ме­ти­ли след вто­рой тор­пе­ды по кур­со­во­му уг­лу 50° пра­во­го бор­та. Эс­ми­нец во­вре­мя от­вер­нул впра­во, и тор­пе­да про­шла сле­ва по бор­ту. Че­рез пять ми­нут с эс­мин­ца об­на­ру­жи­ли след треть­ей тор­пе­ды, шед­шей вдоль пра­во­го бор­та «Со­об­ра­зи­тель­но­го» в на­прав­ле­нии «Харь­ко­ва». На ли­дер пе­ре­да­ли се­ма­фо­ром сиг­нал, и тот во­вре­мя от­вер­нул впра­во. Эс­ми­нец про­шел над ме­стом зал­па и сбро­сил две се­рии глу­бин­ных бомб. Лод­ка (пред­по­ло­жи­тель­но это бы­ла Щ-206) за­то­ну­ла (на по­то­п­ле­ние Щ-206 пре­тен­ду­ют так­же ру­мын­ские ми­но­но­сец «На­лу­ка» и два тор­пед­ных ка­те­ра, ата­ко­вав­шие 9 ию­ля 1941 го­да не­из­вест­ную под­вод­ную лод­ку и яко­бы на­блю­дав­шие яв­ные при­зна­ки ее ги­бе­ли. Кро­ме то­го, в на­ча­ле ию­ля в рай­оне Кон­стан­цы был за­фик­си­ро­ван силь­ный взрыв на мин­ном за­гра­ж­де­нии), а «Харь­ков» и «Со­об­ра­зи­тель­ный», от­ра­жая ата­ки бом­бар­ди­ров­щи­ков, взя­ли курс на Се­ва­сто­поль.

В 8.14 на ли­де­ре вве­ли в дей­ст­вие ко­тел №1, и ко­рабль под дву­мя кот­ла­ми раз­вил ско­рость в 26 уз­лов. В пол­день к ох­ра­не­нию «Харь­ко­ва» при­сое­ди­нил­ся эс­ми­нец «Смыш­ле­ный». Спус­тя час все три ко­раб­ля под­вер­нись по­след­ней ата­ке вра­же­ско­го бом­бар­ди­ров­щи­ка, длив­шей­ся 20 ми­нут. Она за­кон­чи­лась без­ре­зуль­тат­но: в мо­мент сбро­са бомб Харь­ков» и оба эс­мин­ца со­вер­ши­ли по­во­рот «все вдруг» и бом­бы упа­ли в сто­ро­не. Да­лее ко­раб­ли шли, ме­няя кур­сы и ско­рость, и в 21.30 при­бы­ли в Се­ва­сто­поль.

Со­бы­тия вой­ны не да­ва­ли вре­ме­ни для от­ды­ха. Ин­тен­сив­ный ре­монт в ба­зе — и ли­дер «Харь­ков» сно­ва в строю. Уже 20 ию­ля он вме­сте с эс­мин­цем «Бод­рый» вы­хо­ди­ли в рай­он ост­ро­ва Фи­до­ни­си (Змеи­ный) для при­кры­тия от­хо­да Ду­най­ской во­ен­ной фло­ти­лии из устья Ду­ная в Одес­су.

Во вре­мя обо­ро­ны Одес­сы «Харь­ков» со­вер­шал рей­сы с гру­зом бо­е­при­па­сов, под­дер­жи­вал дей­ст­вия су­хо­пут­ных час­тей. Все­го за пе­ри­од с 25 ав­гу­ста по 8 сен­тяб­ря ли­дер 66 раз от­кры­вал огонь по по­зи­ци­ям вра­га. 15 сен­тяб­ря он обес­пе­чи­вал пе­ре­ход 18 су­дов с эва­куи­руе­мы­ми вой­ска­ми из Одес­сы в Се­ва­сто­поль.

31 ок­тяб­ря ли­дер «Харь­ков» вы­шел из Но­во­рос­сий­ска и 1 но­яб­ря еще до рас­све­та при­был в Се­ва­сто­поль. Днем при оче­ред­ном на­ле­те авиа­ции про­тив­ни­ка по ле­во­му бор­ту и по но­су сто­яв­ше­го на боч­ке ли­де­ра взо­рва­лось око­ло де­сят­ка бомб, не при­чи­нив ему осо­бо­го вре­да. Но по­сле это­го ко­раб­ли эс­кад­ры ста­ли ба­зи­ро­вать­ся в пор­тах Кав­каз­ско­го по­бе­ре­жья; «Харь­ко­ву» от­ве­ли ме­сто в Но­во­рос­сий­ске.

С но­яб­ря 1941 по фев­раль 1942 го­да ли­дер ис­поль­зо­вал­ся для пе­ре­воз­ки в глав­ную ба­зу по­пол­не­ния и бо­е­при­па­сов. Кро­ме то­го, он при­вле­кал­ся для об­стре­ла по­бе­ре­жья, за­ня­то­го не­при­яте­лем.

5 де­каб­ря по­сле раз­груз­ки в Се­ва­сто­по­ле «Харь­ков», стоя у стен­ки в бух­те, про­из­вел об­стрел жи­вой си­лы про­тив­ни­ка в рай­оне се­ла Ак­су. При от­вет­ном об­стре­ле в бро­не­вой щит пер­во­го ору­дия ли­де­ра по­пал сна­ряд. В ре­зуль­та­те ору­дие бы­ло вы­ве­де­но из строя, ос­кол­ка­ми по­вре­ж­де­ны над­строй­ки, каю­т-ком­па­ния, при­цел ору­дия №2. Ко­ман­до­ва­ние ба­зы ре­ши­ло от­ре­мон­ти­ро­вать ко­рабль свои­ми си­ла­ми — его пе­ре­ве­ли в Ко­ра­бель­ную бух­ту и по­ста­ви­ли к ар­тил­ле­рий­ским мас­тер­ским. И да­же во вре­мя ре­мон­та он про­дол­жал вес­ти огонь из кор­мо­вых ору­дий.

21 де­каб­ря при вхо­де в Се­ва­сто­поль «Харь­ков» под­верг­ся ата­ке бом­бар­ди­ров­щи­ков, а при под­хо­де к бо­но­вым во­ро­там он по­пал еще и под ар­тил­ле­рий­ский об­стрел бе­ре­го­вых ба­та­рей про­тив­ни­ка. Что­бы сбить при­цел, ли­дер, не имея воз­мож­но­сти от­кло­нять­ся от фар­ва­те­ра, ма­нев­ри­ро­вал с по­мо­щью рез­ко­го из­ме­не­ния хо­да. На ско­ро­сти око­ло 21 уз­ла, под ог­нем тя­же­лых ба­та­рей он про­ско­чил бо­но­вые во­ро­та и ли­хо при­швар­то­вал­ся у ар­тил­ле­рий­ской при­ста­ни, не по­лу­чив по­па­да­ний.

За­тем «Харь­ков» вел об­стрел ре­зер­вов про­тив­ни­ка, ско­пив­ших­ся в рай­оне стан­ции Ме­кен­зие­вы Го­ры, у кор­до­на №1, в Бель­бе­ке и Ду­ван­кое. За двое су­ток, ко­то­рые ко­рабль на­хо­дил­ся в глав­ной ба­зе (до 23 де­каб­ря), им бы­ло из­рас­хо­до­ва­но 618 130-мм сна­ря­дов.

В ночь с 28 на 29 ян­ва­ря 1942 го­да «Харь­ков» с вой­ска­ми, бое­за­па­сом и про­до­воль­ст­ви­ем на бор­ту про­рвал­ся в оса­ж­ден­ный Се­ва­сто­поль. 30 ян­ва­ря, 1 и 2 фев­ра­ля, пе­ред ухо­дом в Но­во­рос­сийск, «Харь­ков» сно­ва вел огонь по по­зи­ци­ям про­тив­ни­ка, а на пе­ре­хо­де к Кав­каз­ско­му по­бе­ре­жью 4 фев­ра­ля об­стре­лял вра­же­ские по­зи­ции в Кры­му. В ночь с 27 на 28 фев­ра­ля ли­дер в со­ста­ве ОЛС вы­хо­дил для об­стре­ла не­мец­ких войск у Фео­до­сии.

6 мар­та «Харь­ков», при­ни­мав­ший мар­ше­вое по­пол­не­ние, бое­за­пас и про­до­воль­ст­вие в Но­во­рос­сий­ске, по­лу­чил при­каз сроч­но вый­ти в мо­ре для ока­за­ния по­мо­щи эс­мин­цу «Смыш­ле­ный», по­дор­вав­ше­му­ся на ми­не в рай­оне мы­са Же­лез­ный Рог (Кер­чен­ский про­лив). К мо­мен­ту под­хо­да ли­де­ра тя­же­ло по­вре­ж­ден­ный эс­ми­нец сво­им хо­дом вы­шел с обо­ро­ни­тель­но­го мин­но­го по­ля. «Харь­ко­ву» ос­та­ва­лось толь­ко воз­гла­вить от­ряд для сле­до­ва­ния в Но­во­рос­сийск. Од­на­ко но­чью из-за силь­но­го вет­ра и ог­ром­ных волн эс­ми­нец не смог управ­лять­ся, и «Харь­ков» по­пы­тал­ся взять его на бук­сир. «Смыш­ле­ный» раз­вер­ну­ло вол­на­ми и оп­ро­ки­ну­ло. С пе­ре­вер­нув­ше­го­ся эс­мин­ца ста­ли ска­ты­вать­ся глу­бин­ные бом­бы и рвать­ся в опас­ной бли­зо­сти от ли­де­ра. От силь­ных гид­рав­ли­че­ских уда­ров на нем ста­ли вы­хо­дить из строя ме­ха­низ­мы и при­бо­ры: из нак­то­уза вы­ле­тел маг­нит­ный ком­пас, у ру­ле­во­го со­рва­ло ре­пи­тер с ги­ро­ком­па­са.

Бо­лее двух ча­сов «Харь­ков» ма­нев­ри­ро­вал на мес­те ги­бе­ли «Смыш­ле­но­го», но смог спа­сти лишь двух мо­ря­ков. На од­ном из раз­во­ро­тов он на пол­ном хо­ду вре­зал­ся в гре­бень вол­ны «де­вя­то­го ва­ла». Ог­ром­ная мас­са во­ды про­гну­ла па­лу­бу по­лу­ба­ка, об­ра­зо­ва­лась тре­щи­на. Вер­ти­каль­ные под­по­ры па­лу­бы в каю­т-ком­па­нии ока­за­лись со­гну­ты­ми в ду­гу. При­шлось из­ме­нить курс и вме­сто Но­во­рос­сий­ска сле­до­вать в По­ти толь­ко по вол­не, по­сколь­ку ид­ти про­тив вол­ны бы­ло весь­ма рис­ко­ван­но.

В По­ти про­из­ве­ли экс­трен­ный ре­монт — от­ка­ча­ли во­ду из по­ме­ще­ний, вы­пря­ми­ли под­по­ры, вос­ста­но­ви­ли по­вре­ж­ден­ную верх­нюю па­лу­бу по­лу­ба­ка, вы­ров­ня­ли по­гну­тые лю­ки, две­ри и кран­цы. Уже на сле­дую­щий день ли­дер ушел в глав­ную ба­зу, дос­та­вив ту­да мар­ше­вое по­пол­не­ние, бое­за­пас и про­до­воль­ст­вие. 8 и 9 мар­та «Харь­ков» вел ар­тил­ле­рий­скую пе­ре­стрел­ку с про­тив­ни­ком и по­да­вил две вра­же­ские ба­та­реи.

24, 27, 31 мар­та и 6 ап­ре­ля «Харь­ков» вме­сте с дру­ги­ми ко­раб­ля­ми и транс­порт­ны­ми су­да­ми пе­ре­во­зил с Кав­каз­ско­го по­бе­ре­жья в Се­ва­сто­поль гру­зы, ору­дия и дру­гую тех­ни­ку. Он не­од­но­крат­но об­стре­ли­вал по­зи­ции про­тив­ни­ка, под­вер­га­ясь при этом от­вет­ным уда­рам ар­тил­ле­рии и авиа­ции.

Май 1942 го­да так­же ока­зал­ся для «Харь­ко­ва» весь­ма на­пря­жен­ным. С 9 по 15 мая по но­чам он вы­хо­дил из По­ти в Фео­до­сий­ский за­лив и к по­бе­ре­жью Кер­чен­ско­го про­ли­ва для об­стре­ла вра­же­ских войск. 18 мая на пе­ре­хо­де из Но­во­рос­сий­ска в Се­ва­сто­поль «Харь­ков» был ата­ко­ван авиа­ци­ей. Зе­нит­чи­кам ли­де­ра уда­лось сбить два са­мо­ле­та, но из-за близ­ких раз­ры­вов бомб ко­рабль ли­шил­ся управ­ле­ния. На боль­шой час­ти пе­ра ру­ля ока­за­лась со­рва­на об­шив­ка, а на пра­вом вин­те ото­рвал­ся об­те­ка­тель.

17 ию­ня ли­дер с вой­ска­ми от­пра­вил­ся в свой при­выч­ный по­ход, взяв курс на оса­ж­ден­ный го­ро­д-к­ре­пость. С це­лью опе­ра­тив­ной мас­ки­ров­ки вна­ча­ле он шел в юж­ном на­прав­ле­нии, ими­ти­руя рейс в кав­каз­ский порт. На рас­све­те 18 ию­ня «Харь­ков» по­вер­нул к Се­ва­сто­по­лю и тут же под­верг­ся ин­тен­сив­но­му на­ле­ту люф­тваф­фе. При 22-й по сче­ту бом­беж­ке в 6.50 од­на из бомб взо­рва­лась под кор­мой ли­де­ра. В 3-м ко­тель­ном от­де­ле­нии воз­ник по­жар, за­то­пи­ло 5-й по­греб, из-за по­сту­п­ле­ния за­борт­ной во­ды в глав­ных кот­лах по­вы­си­лась со­ле­ность. Пер­вая ма­ши­на за­сто­по­ри­лась, в рас­ход­ных мас­ля­ных цис­тер­нах об­на­ру­жи­лась со­ле­ность, вы­шли из строя 3-е и 4-е ору­дия глав­но­го ка­либ­ра. По­жар уда­лось ли­к­ви­ди­ро­вать. Со­ле­ность уст­ра­ни­ли за­ме­ной лоп­нув­ших тру­бок в глав­ном хо­ло­диль­ни­ке. В рум­пель­ном от­де­ле­нии уст­ра­ни­ли по­вре­ж­де­ния гид­рав­ли­ки ру­ле­во­го управ­ле­ния. По­сле за­дел­ки ра­зо­шед­ших­ся швов в по­ме­ще­нии 5-го ар­тил­ле­рий­ско­го по­гре­ба от­ка­ча­ли во­ду. На за­прос ко­ман­ди­ра ли­де­ра бы­ло по­лу­че­но при­ка­за­ние на­чаль­ни­ка шта­ба ид­ти в По­ти под при­кры­ти­ем ли­де­ра «Таш­кент».

2 ав­гу­ста в 17.18 ли­дер «Харь­ков» и крей­сер «Мо­ло­тов» вы­шли из Ту­ап­се, имея за­да­ние со­вер­шить на­бе­го­вую опе­ра­цию на порт Фео­до­сию и Дву­якор­ную бух­ту. В 0.59 ли­дер от­крыл огонь по це­лям и за 5 ми­нут вы­пус­тил 59 130-мм сна­ря­дов. В 1.13 об­на­ру­жен­ный про­тив­ни­ком от­ряд лег на курс от­хо­да. Не­мец­кие са­мо­ле­ты-тор­пе­до­нос­цы и италь­ян­ские тор­пед­ные ка­те­ра MAS-568 и MAS-573 на­ча­ли пре­сле­до­ва­ние. При ата­ке тор­пед­но­го ка­те­ра ли­дер на­крыл его вто­рым зал­пом, а от вы­пу­щен­ной тор­пе­ды ук­ло­нил­ся. Но крей­се­ру «Мо­ло­тов» не по­вез­ло: в не­го по­па­ла тор­пе­да, взры­вом ото­рва­ло 20 м кор­мы вме­сте с ру­лем. К сча­стью, спо­соб­ность дви­гать­ся и управ­лять­ся ма­ши­на­ми крей­сер не по­те­рял и про­дол­жал от­хо­дить 14-узловым хо­дом. Ли­дер со­про­во­ж­дал его до По­ти. В этой опе­ра­ции им бы­ло от­ра­же­но 10 атак тор­пед­ных ка­те­ров и столь­ко же авиа­на­ле­тов. Из­рас­хо­до­вав 868 зе­нит­ных сна­ря­дов, он сбил один са­мо­лет (со­вме­ст­но с крей­се­ром) и еще один по­вре­дил.

В хо­де сен­тябрь­ско­го на­сту­п­ле­ния про­тив­ни­ка на Но­во­рос­сийск и Ту­ап­се «Харь­ков» не­од­но­крат­но при­вле­кал­ся для ог­не­вой под­держ­ки су­хо­пут­ных войск. Ут­ром 1 сен­тяб­ря в со­ста­ве от­ря­да вы­хо­дил в мо­ре для об­стре­ла по­бе­ре­жья Кры­ма, а на об­рат­ном пу­ти в 22.30, ма­нев­ри­руя в Це­мес­ской бух­те с дис­тан­ции 100 кбт об­стре­лял ско­п­ле­ние войск про­тив­ни­ка и бое­вой тех­ни­ки на под­сту­пах к Но­во­рос­сий­ску. Прав­да, ожи­дае­мый ре­зуль­тат дос­тиг­нут не был — стрель­ба ве­лась по пло­ща­дям со слиш­ком боль­шой дис­тан­ции (13 км). В ночь с 2 на 3 сен­тяб­ря «Харь­ков», стоя на яко­ре на рей­де, об­стре­лял ста­ни­цу Крас­но­мед­вед­ков­скую. На этот раз ре­зуль­та­ты ока­за­лись ус­пеш­нее. Про­тив­ни­ку был на­не­сен зна­чи­тель­ный урон в жи­вой си­ле и тех­ни­ке — унич­то­же­но 6 тан­ков, 14 ору­дий, 22 ав­то­ма­ши­ны, око­ло ба­таль­о­на пе­хо­ты. За две эти но­чи ли­дер вы­пус­тил 399 сна­ря­дов.

14 ок­тяб­ря про­тив­ник во­зоб­но­вил мощ­ное на­сту­п­ле­ние на Се­вер­ном Кав­ка­зе. В этот кри­ти­че­ский мо­мент для ли­к­ви­да­ции про­ры­ва войск про­тив­ни­ка в рай­оне Но­во­рос­сий­ска «Харь­ков» и ко­раб­ли эс­кад­ры ЧФ за пять дней ок­тяб­ря сроч­но пе­ре­бро­си­ли из По­ти в Ту­ап­се три гвар­дей­ские стрел­ко­вые бри­га­ды — все­го око­ло 10 ты­сяч бой­цов с воо­ру­же­ни­ем. Поз­же, 21 и 22 ок­тяб­ря ко­рабль при­вле­кал­ся для пе­ре­воз­ки войск в Ту­ап­се, а так­же для ог­не­вой под­держ­ки войск в Но­во­рос­сий­ске.

В осен­не-зим­ний пе­ри­од 1942 го­да «Харь­ков» в со­ста­ве от­ря­дов над­вод­ных ко­раб­лей со­вер­шил три на­бе­га на ком­му­ни­ка­ции про­тив­ни­ка у за­пад­ных бе­ре­гов Чер­но­го мо­ря. Так, 29 ноября-2 де­каб­ря ли­дер в со­ста­ве от­ря­да ко­раб­лей про­из­вел на­бег на ост­ров Фи­до­ни­си. 19 де­каб­ря он уча­ст­во­вал в ноч­ном об­стре­ле Ял­ты. При под­хо­де на ог­не­вую по­зи­цию 20 де­каб­ря в 1.20 ви­ди­мость в этом рай­оне со­став­ля­ла 2-3 ми­ли, и бе­рег не про­смат­ри­вал­ся. Ли­дер умень­шил ско­рость до 9 уз­лов и с рас­чет­ной дис­тан­ции 112 кбт от­крыл огонь по пор­ту. Уточ­нив свое ме­сто, «Харь­ков» про­дол­жил стрель­бу ме­то­дом «по не­ви­ди­мой це­ли» по пло­ща­ди с ис­поль­зо­ва­ни­ем цен­траль­но­го ав­то­ма­та стрель­бы. За 9 ми­нут им бы­ло вы­пу­ще­но 154 ос­ко­лоч­но-фу­гас­ных сна­ря­да глав­но­го ка­либ­ра. Не­мец­кие ба­та­реи от­кры­ли огонь с опо­зда­ни­ем. В 16.30 «Харь­ков» вер­нул­ся в Ба­ту­ми.

В ночь с 3 на 4 фев­ра­ля 1943 го­да ли­дер «Харь­ков» в со­ста­ве от­ря­да вы­хо­дил из Ба­ту­ми в рай­он Юж­ная Озе­рей­ка — Ста­нич­ка для арт­под­го­тов­ки в рай­оне вы­сад­ки де­сан­та. По­доб­ная опе­ра­ция про­во­ди­лась ли­де­ром в ночь на 14 фев­ра­ля.

В те­че­ние ле­та 1943 го­да «Харь­ков» не­од­но­крат­но при­вле­кал­ся к опе­ра­ци­ям по об­стре­лу вра­же­ских по­зи­ций в Кры­му и на­ру­ше­нию ком­му­ни­ка­ций про­тив­ни­ка в Кер­чен­ском про­ли­ве.

Це­лью опе­ра­ции 6 ок­тяб­ря яви­лось унич­то­же­ние не­мец­ких плав­средств и де­сант­ных ко­раб­лей, воз­вра­щав­ших­ся из Кер­чи, а так­же об­стрел пор­тов Фео­до­сии и Ял­ты. Для вы­пол­не­ния по­став­лен­ной за­да­чи вы­де­ля­лись ли­дер «Харь­ков», эс­мин­цы «Бес­по­щад­ный» и «Спо­соб­ный», во­семь тор­пед­ных ка­те­ров и авиа­ция ВВС фло­та.

С на­сту­п­ле­ни­ем тем­но­ты 5 ок­тяб­ря в 20.30 ко­раб­ли вы­шли из Ту­ап­се. Око­ло ча­са но­чи 6 ок­тяб­ря «Харь­ков» с раз­ре­ше­ния ко­ман­ди­ра от­ря­да на­чал дви­же­ние к Ял­те. В 2.30 на нем за­сек­ли са­мо­ле­т-раз­вед­чик про­тив­ни­ка, о чем бы­ло до­ло­же­но ко­ман­ди­ру от­ря­да Г.П. Не­го­де. В 5.04 са­мо­лет сбро­сил ос­ве­ти­тель­ные бом­бы.

Ко­раб­ли ме­ня­ли кур­сы, но скрыть ис­тин­ное на­прав­ле­ние сво­его дви­же­ния не мог­ли, по­сколь­ку, как вы­яс­ни­лось, за их пе­ре­дви­же­ни­ем сле­ди­ла бе­ре­го­вая ра­дио­ло­ка­ци­он­ная служ­ба вра­га.

В 6.30 «Харь­ков» с дис­тан­ции 70 кбт на­чал об­стрел Ял­ты. За 16 ми­нут он вы­пус­тил без кор­рек­ти­ров­ки по мень­шей ме­ре 104 130-мм ос­ко­лоч­но-фу­гас­ных сна­ря­да. Сле­дуя вдоль бе­ре­га, ли­дер сде­лал 32 вы­стре­ла и по Алуш­те, но, как ока­за­лось, все сна­ря­ды лег­ли с пе­ре­ле­том. По гер­ман­ским дан­ным, в Ял­те в ре­зуль­та­те об­стре­ла не­сколь­ко до­мов бы­ло по­вре­ж­де­но, по­стра­да­ло гра­ж­дан­ское на­се­ле­ние, но вой­ска уро­на не по­нес­ли. На огонь ли­де­ра от­ве­ти­ли три 75-мм ору­дия 1-й ба­та­реи 101-го ди­ви­зио­на, а за­тем шесть 155-мм ору­дий 1-й ба­та­реи 772-го ди­ви­зио­на про­тив­ни­ка. В 7.15 «Харь­ков», ма­нев­ри­руя под ог­нем бе­ре­го­вых ба­та­рей, стал от­хо­дить и при­сое­ди­нил­ся к воз­вра­щав­шим­ся эс­мин­цам, шед­шим кур­сом 110° со ско­ро­стью 24 уз­ла.

В 8.10 поя­вив­шие­ся над со­еди­не­ни­ем три со­вет­ских ис­тре­би­те­ля сби­ли гер­ман­ский са­мо­ле­т-раз­вед­чик, лет­чи­ки с не­го при­вод­ни­лись на па­ра­шю­тах. Ко­раб­ли за­дер­жа­лись на 20 ми­нут для подъ­е­ма их на борт. Этот ма­невр от­влек вни­ма­ние верх­ней вах­ты от на­блю­де­ния за го­ри­зон­том. И как толь­ко ко­раб­ли на­ча­ли от­ход 28-узловым хо­дом, этим вос­поль­зо­ва­лись 8 не­мец­ких пи­ки­рую­щих бом­бар­ди­ров­щи­ков Ju87 под при­кры­ти­ем двух Me109. И хо­тя со­вет­ские ис­тре­би­те­ли сби­ли один «Юн­керс» и один ис­тре­би­тель, дру­гим са­мо­ле­там, за­шед­шим со сто­ро­ны солн­ца, уда­лось по­ра­зить ли­дер сра­зу тре­мя бом­ба­ми ве­сом в 250 кг.

Од­на из них по­па­ла в верх­нюю па­лу­бу в рай­оне 135-го шпан­го­ута и, про­бив кор­пус на­сквозь, взо­рва­лась под ки­лем. Еще по од­ной бом­бе по­па­ло в пер­вое и вто­рое ко­тель­ные от­де­ле­ния. Оба они, а так­же ма­шин­ное от­де­ле­ние ока­за­лись за­то­п­лен­ны­ми, во­да мед­лен­но по­сту­па­ла че­рез по­вре­ж­ден­ную пе­ре­бор­ку на 141-м шпан­го­уте в третье ко­тель­ное от­де­ле­ние. Та­ким об­ра­зом, из глав­ной си­ло­вой ус­та­нов­ки в строю ос­тал­ся тур­бо­зуб­ча­тый аг­ре­гат во вто­ром ма­шин­ном от­де­ле­нии и тре­тий ко­тел, дав­ле­ние в ко­то­ром упа­ло до 5 кг/см2. От удар­ных со­тря­се­ний вы­шли из строя мо­то­пом­па во вто­рой ма­ши­не, ди­зель-ге­не­ра­тор №2, тур­бо­вен­ти­ля­тор №6. Взры­вом со­рва­ло и вы­бро­си­ло за борт один 37-мм зе­нит­ный ав­то­мат; вы­шли из строя два зе­нит­ных пу­ле­ме­та. Ли­дер по­те­рял ход, по­лу­чил крен 9° на пра­вый борт и диф­фе­рент на нос око­ло 3 м. В этой об­ста­нов­ке бы­ло при­ка­за­но «Спо­соб­но­му» взять «Харь­ков» на бук­сир кор­мой впе­ред.

Те­перь со­еди­не­ние дви­га­лось в 90 ми­лях от Кав­каз­ско­го по­бе­ре­жья к за­па­ду от Ту­ап­се со ско­ро­стью 6 уз­лов. Мож­но бы­ло бы, оце­нив об­ста­нов­ку, снять с ли­де­ра эки­паж, а ко­рабль за­то­пить. Это при­ка­за­ние яко­бы и от­дал ко­ман­дую­щий фло­том. Но на со­еди­не­нии при­каз не по­лу­чи­ли и про­дол­жа­ли дви­же­ние. В 11.50 над ко­раб­ля­ми поя­ви­лись 14 пи­ки­рую­щих бом­бар­ди­ров­щи­ков Ju87. Два из них ата­ко­ва­ли «Харь­ков» и «Спо­соб­ный», ос­таль­ные — «Бес­по­щад­ный». И хо­тя к это­му вре­ме­ни по вы­зо­ву при­бы­ло еще 9 на­ших ис­тре­би­те­лей, но от­бить ата­ки люф­тваф­фе они не смог­ли. «Харь­ков» но­вых по­вре­ж­де­ний не по­лу­чил, но в «Бес­по­щад­ный» по­па­ла авиа­бом­ба, раз­ру­шив­шая ма­шин­ное от­де­ле­ние, а у «Спо­соб­но­го» в ре­зуль­та­те бом­беж­ки ра­зо­шлись за­кле­поч­ные швы.

По­сле это­го ко­ман­дир от­ря­да от­дал при­каз «Спо­соб­но­му» по­оче­ред­но бук­си­ро­вать «Харь­ков» и «Бес­по­щад­ный». В 14.00 на ли­де­ре вве­ли в строй тре­тий ко­тел, и ко­рабль смог дать ход до 10 уз­лов под од­ной ма­ши­ной. Но че­рез 10 ми­нут ко­раб­ли сно­ва под­верг­лись ата­ке с воз­ду­ха груп­пой в 20-25 «юн­кер­сов». В ре­зуль­та­те в 14.25 «Бес­по­щад­ный» за­то­нул.

В это вре­мя «Харь­ков» по­лу­чил два пря­мых по­па­да­ния в по­лу­бак, не­сколь­ко бомб ра­зо­рва­лись ря­дом с ко­раб­лем. Все но­со­вые по­ме­ще­ния до 75-го шпан­го­ута ока­за­лись за­то­п­ле­ны, от силь­но­го со­тря­се­ния кор­пу­са вы­шли из строя вспо­мо­га­тель­ные ме­ха­низ­мы един­ст­вен­но­го ос­тав­ше­го­ся под па­ра­ми кот­ла, ли­дер стал по­гру­жать­ся но­сом с кре­ном на пра­вый борт. Ка­ких-ли­бо су­ще­ст­вен­ных ме­ро­прия­тий по борь­бе за жи­ву­честь про­вес­ти не ус­пе­ли, и в 15.37, до по­след­не­го мо­мен­та ве­дя огонь из 130-мм ору­дия и од­но­го зе­нит­но­го ав­то­ма­та, «Харь­ков» скрыл­ся под во­дой.

Show More
Добавить комментарий