ЛЁГКИЙ ТАНК «RENAULT FT MODELE 1917»

Первый серийный лёгкий танк Renault FT-17 — один из самых удачных танков Первой мировой войны. Всего было выпущено около 3500 экземпляров, не считая модификаций, выпускавшихся по лицензии в других странах. Применялся вплоть до начала 1940-х годов и состоял на вооружении более 20 стран мира (по одной только официальной статистике).

ЛЁГКИЙ ТАНК «RENAULT FT MODELE 1917»

Масса: 6,5 / 6,7 тонны

Мощность: 39 л.с.

Вооружение: Пушечное: 1 х 37 мм «Гочкис»; Пулемётое: 1 х «Гочкис» 8 мм образца 1914

Скорость: 7,8 км/ч
Экипаж: 2 человека
Длина: Общаяя с «хвостом»: 4,96 метра; Без «хвоста»: 4,1 метра
Ширина: 1,74 метра
Лоб: 16 мм
Борт: 16-8 мм

История создания

В середине 1916 года Англия и Франция обменялись делегациями, для изучения опыта зарождавшегося танкостроения, вошел во французскую комиссию и Этьен. Вернувшись в июле из Англии, он повторно встретился с Луи Рено, сумев на этот раз убедить предпринимателя взяться за разработку танка, пообещав заказ в 150 машин. Согласно замыслу, новый танк должен был быть лёгкой машиной для сопровождения пехоты, а так же служить командирскими машинами для средних и тяжелых танков. Двигаясь непосредственно в боевых порядках пехоты, лёгкая и подвижная машина должна была обеспечить подавление пулемётным огнём второй и третьей линий обороны противника, что хорошо согласовывалось с отработанной тактикой «подвижного пехотного огня». Следуя данной тактике стрелки с ручными пулемётами двигаясь в цепях наступающей пехоты вели огонь на подавление по обнаруженным пулемётам противника, а так же непрерывным огнём не давали подняться солдатам противника, тем самым уменьшая потери и способствуя успеху атаки. Но и сами стрелки оказывались уязвимы, особенно во время смены позиции, именно их и призван был заменить разрабатываемый лёгкий танк.

Приступив к работе над «бронированным футляром для мотора и двух человек», Рено взяв за основу прототип среднего танка СА.2 изготовил опытный образец массой 6 тонн, с упругой подвеской, который развил скорость 9,6 км/ч. Описывая разрабатываемый танк, Этьен в своём письме главнокомандующему 27 ноября 1916 года указал на основные особенности, в частности малую массу и высокую проходимость, достигнутую благодаря относительно высокой удельной мощности и наличию направляющих колёс большого диаметра, далеко выступавших за обводы корпуса. Однако, когда модель танка была представлена комиссии Консультативного коммитета по специальной артиллерии 20 декабря 1916 года, новинка подверглась жесткой критике. В частности посчитали, что небольшие размеры и малый вес танка всё же не позволят ему преодолевать препятствия на поле боя (в особенности траншеи и рвы), а так же пулемётное вооружение сочли недостаточным. Но когда в феврале 1917 года был собран первый прототип, Этьену и Рено удалось убедить коммитет в необходимости лёгкого танка, и в марте фирме был выдан официальный заказ на 150 танков.

Испытания танка проходили в начале апреля, и в целом завершились успешно, благодаря чему заказ был увеличен на дополнительные 1000 машин, который однако, оказался под угрозой из-за требования чиновников Коммитета увеличить экипаж до трёх человек. Дело в том, что расчёт пулемёта состоял из двух человек, и комиссия посчитала необходимым ввести двухместную башню, вмешающую и стрелка и его помошника. Однако при этом забыли, что роль помошника стрелка, чьи основные обязанности заключаются в переноске боекомплекта, уже взял на себя сам танк. Но изменение проекта грозило затягиванием выполнения контракта в то время, когда танки были крайне необходимы фронту, и с одноместной башней смирились. В будущем окажется, что решение Комиссии всё же было более дальновидным, так как одному человеку трудно и командовать танком, ведя наблюдение за полем боя, и одновременно вести огонь (в особенности пушечным танкам, где стрелок должен перезаряжать орудие для производства каждого выстрела). В то же время Этьен предложил часть из 1150 заказанных танков оснастить 37 мм пушкой, а так же разработать «радиотанк». Танки оснащенные радиостанциями должны были стать командирскими машинами и координировать действия танков с пехотой и артиллерией, причем таковыми желали видеть как минимум каждый десятый танк. Изменения заказа были приняты, и 20 июня 1917 года главнокомандущий одобрил новый план производства на этот раз уже 3500 лёгких танков, получивших при принятии на вооружение официальное название «Char leger Renault FT modele 1917», или сокращённо – «Рено» FT-17 (FT – внутреннее обозначение проекта на фирме Луи Рено).

Массовое производство быстро столкнулось с трудностями, в первую очередь – один завод «Рено» не мог обеспечить требуемый темп выпуска (все 3500 танков требовались к весне 1918 года), и заказ был распределён между несколькими предприятиями, а так же часть броневых плит была заказана Англии. «Рено» необходимо было выпустить 1850 танков, «Берлие» – 800 танков, «Шнейдер» – 600 танков и «Делоне-Бельвиль» заказано 280 танков. Предусмотренную проектом литую башню удалось освоить в производстве не сразу, и первые 100 танков получили восьмигранную башню из листов катаной брони, собранных клёпкой на каркасе. Возникли трудности и с пушечной установкой, первый экземпляр пушечного танка проходил испытания в середине июля, а вариант с радиостанцией и вовсе был подан на испытания только к декабрю 1917 года. Всего к 11 ноября 1918 года было построено 3177 танков «Рено», при том что общий заказ на них вырос к тому моменту до 7800 штук! Таким образом, в лице «Рено» FT-17 французская армия получила не только наиболее удачный образец танка, но и самый массовый танк Первой Мировой.

История эксплуатации (Боевое применение)

Первые танки «Рено», прибывавшие в лагерь Шамплие, были изготовлены из мягкого железа и предназначались для обучения танкистов и ознакомления с материальной частью, первые же боевые танки прибыли только к началу весны 1918 года, но и они не были полностью боеготовыми. К пушечным танкам отсутствовали орудийные установки, а многие машины приходилось перебирать и доводить на месте, в результате из 216 танков, сданных к маю 1918 года, полностью боеготовыми были только 60 штук. Второе германское наступление не оставило времени на подготовку, и 29 мая три батальона танков «Рено» были направлены в действующую армию. Сравнительно небольшой вес и малые габариты позволили быстро перебросить танки при помощи грузовиков и прицепов, буксируемых тракторами. Двумя днями позже, шесть взводов «Рено» поддержали контратаку 4-го стрелкового полком марокканской дивизии и 7-го стрелкового полка. Танки быстро подавили пулемётные точки и рассеяли противника, углубившись на 1,5 километра, однако не обученная совместным действиям пехота не воспользовалась успехом танков, и тем пришлось вернуться на исходные позиции потеряв три машины из 21 вышедших в атаку. И всё же атака принесла свои плоды – германские войска были вынуждены остановить продвижение. Утром 3 июня пять «Рено» провели контратаку на Фавроль, пехота в этот раз взаимодействовала успешнее и войска смогли продвинуться по дороге на Троен. Примечательно, что против двух танков «Рено», прорвавшихся глубоко в тыл, пришлось бросить пехотный полк и два батальона резерва дивизии, только совместными усилиями пяти батальонов стало возможно вывести танки из строя и пленить экипажи! В тот же день, вечером, 15 лёгких танков окружают ферму Вертфейл, которую незамедлительно занимает пехота, сумев быстро и почти без потерь закрепиться на занятой территории.

Позже, лёгкие танки сыграли решающую роль в ходе большого контрнаступления 18 июля 1918 года под Суассоном. Тщательность, с которой была спланирована операция, принесла свои плоды, и внезапная атака сотен танков, обрушившаяся на германские позиции под прикрытием утреннего тумана имела большой успех. Предусмотренный резерв был вовремя введён в бой и позволил продолжать наступление в прежнем темпе. Бой в равной степени проявил как худшие стороны танков «Сен-Шамон», 42 группа которых вообще не смогла догнать собственную наступающую пехоту, и в бою фактически не участвовала, так и развеял опасения о недостаточной проходимости лёгких танков, которые напротив, успешно наступали совместно с пехотой. Развёртывание массового выпуска лёгких танков позволило Франции использовать танки не только в одной крупной операции, но так же проводить силами отдельных батальонов атак местного характера на других участках фронта. Темпы выпуска танков «Рено» перекрывали потери, благодаря чему удавалось как формировать новые батальоны, так и вовремя доукомплектовывать или заменять потрёпанные в боях части, благодаря чему французы не имели характерных для англичан проблем «таяния» сил.

В период 28 августа – 3 сентября, 305 танков «Рено» поддерживают наступление 6-й пехотной дивизии у Креси-о-Сен. Германская оборона была сильной, и танкам приходилось действовать впереди пехотных порядков, максимально используя эффект от огневого вала собственной артиллерии, буквально «прижимаясь» к нему, насколько было возможно из соображений безопасности. Проходя низменности для обхода укреплённых позиций танкистам приходится использовать противогазы, так как низины обстреливаются газовыми снарядами. 12 и 13 сентября небольшой число средних танков и 135 «Рено» принимают участие в наступлении первой американской армии у Сен-Миель. Помимо французских, в бой идут и американские «Рено», под командованием подполковника Паттона. Операция завершилась успешно, войскам удалось продвинуться на 7,5 километров по фронту около 10 километров, при незначительных потерях в танках (1 средний танк и три лёгких).

26 сентября начинается совместное наступление американской армии, вдоль левого берега Мааса и французской – в Шампани. Из-за сложной местности в полосе наступления, 214 танков «Рено», приданных американской армии действуют разрозненно, ведя борьбу с огневыми точками противника, а средние танки удалось ввести в бой вообще только на следующий день. Но хоть и медленно, войска продвинулись более чем на 4 километра. В Шампани местность оказалсь даже хуже, и по первоначальному плану танки предполагалось ввести в бой позже пехоты. Однако последняя уже не мыслила наступления без танков, и две роты «Рено» из 330 выделенных танков задействуются в первой же атаке. Успех первого дня был закреплён многочисленными атаками французских танков во всей полосе наступления на следующий день, и к 8 октября удалось сдвинуть линию фронта на 15 километров. Потери в танках старались уменьшить, применяя дымовые завесы для максировки передвижения и укрытия от огня германских артиллеристов.

По мере накопления опыта совершенствовалась и тактика применения танков, так например, 17 октября батальон «Рено» поддерживая атаку 15-го корпуса на Гружи и Тюпиньи вводился в бой по взводно. К тому моменту, когда первый взвод достиг промежуточного рубежа атаки, один танк был подбит, а второй застрял, но второй взвод обойдя неподвижные машины завершил взятие рубежа и продолжил атаку правого фланга на Гружи. Третий взвод вступил в бой с марша, развернувшись в боевой порядок обеспечил поддержку на левом фланге, где пехотный батальон оказался прижатым к земле плотным пулемётным огнём, и завершил взятие селения. 25 октября, для поддержки атаки пятой армии был выделен 502-й полк «Рено». В ходе двух дней боёв предприняты специальные меры – ослепление наблюдателей противника дымовыми завесами, выделены группы артиллерии для борьбы с противотанковыми батареями противника, разведка предупреждает об обнаруженных минных полях. Виной тому стала наработанная германскими войсками тактика борьбы с танками, включавшая минирование проволочных заграждений и маскировку артиллерийских батарей выделенных исключительно для борьбы с танками. Так например, 17 октября во время атаки на арьергард отступающих германских частей силами взвода «Рено» без пехоты, замаскированные на окраине Тиельта орудия расстреляли танки, подпустив их на дистанцию около 200 метров (подобная такика впоследствии станет основой действий противотанковых орудий).

Всего за период с 31 мая по 11 ноября танки «Рено» имели 3292 встречи с противником, став таким образом самым воюющим танком войны. Но боевая карьера лёгких танков на этом не завершилась. В отличии от быстро сошедших со сцены средних танков «Шнейдер» и «Сен-Шамон», танки «Рено» длительное время оставались на вооружении французской армии, например в 1921 году в строю числились 3737 танков, и даже в 1940 году их имелось 1560 штук (536 в действующей армии, в составе восьми батальонов, остальные же на складах и во вспомогательных службах). Прошедшие несколько этапов модернизации танки использовались французской колониальной армией в ходе боёв в Тунисе, Сирии и Марокко в 1925-1926 гг. Небольшое количество «Рено» использовались войсками Вишистской Франции в 1942 году, а так же в ходе Парижского восстания 1944 года, после чего уцелевшие машины разоружили и их двадцати шести летняя боевая карьера в войсках Франции завершилась.

Спешка с запуском в серию давала о себе знать, и первые машины имели множество дефектов, бороться с которыми приходилось уже в частях, после чего необходимые изменения вносились во вновь строящиеся танки. Много хлопот доставлял пульсатор – устройство подачи топлива к карбюратору, перепробовав несколько вариантов, только к лету 1918 года в мастерских смогли найти удачное решение. Проблему же частых обрывов и соскакивания ременного привода вентилятора в ходе войны так и не смогли решить (перегрев двигателя по причине обыва или соскакивания приводного ремня был бичом танков «Рено», так например во время сражения у Суассона 10% танков не смогли пойти в бой из за перегрева двигателя). Как уже было отмечено, в производстве находилось три основные модели танка «Рено» — с 8 мм пулемётом (Char Mitrailler 8 mm), 37 мм пушкой (Char Canon 37 mm) и танки оборудованные радиостанцией (Char TSF). Помимо этого был разработан вариант танка артиллерийской поддержки с короткоствольной 75 мм пушкой (Char Canon 75 mm BS), но ни один из заказанных 600 танков так и не был построен. Кроме первых пулемётных танков, имевших гранёную башню клёпаной конструкции, все остальные оснащались литой круглой башней, которые иногда неверно идентифицируются как новый танк. Конструктивно пушечные и пулемётные танки отличались только типом установленного вооружения и укладкой боекомплекта. Танки TSF наоборот, значительно отличались отсутствием башни – вместо неё устанавливалась неподвижная рубка без вооружения, в которой помимо самой радиостанции размещались радист и наблюдатель. Антенна натягивалась между выдвижной мачтой и рамкой на конце хвоста. Радиотанк находился в ведении офицера связи и действовал не только в интересах непосредственно танкового батальона, но и пехотных частей, которым были приданы танки. Иногда в качестве командирского танка использовалась машина с демонтированным вооружением, оставшаяся амбразура использовалась для наблюдения за полем боя. Танк артиллерийской поддержки должен был оснащаться короткоствольной 75мм пушкой в открытой сзади и сверху рубке, причём огонь вёлся в корму, против движения (т.е. выйдя на позиции танкам следовало развернуться для открытия огня).

Большая модернизация имевшегося парка производилась во Франции в середине 20-х годов. Танки «Рено» М24/25 оснащались новой резиновой гусеницей типа «кегресс», для защиты которой при преодолении препятствий и повышения проходимости спереди и сзади танка навешивались широкие катки (так же по типу бронеавтомобилей «кегресс»). Изменениям подверглась так же и подвеска, был увеличен ход катков. Привод ведущего колеса заменили на цепной, что можно расценивать скорее как шаг назад, а не прогресс. Резиновая гусеница оказалась крайне недолговечной, и уже на модели «Рено» М26/27 от неё отказались в пользу резино-металлической, заодно ликвидировав и катки. Другим изменением стал новый двигатель, мощностью 45 л.с., что повысило скорость до 16 км/ч, а запас хода до 160 километров.

Следующие две модели – «Рено» NC1 (NC27) и «Рено» NC2 (NC31), остались опытными, и были изготовлены в очень малом количестве. Первый вариант отличался от базового танка новой ходовой частью, дифференциалом, в качестве механизма поворота, новым двигателем и новой конструкцией металлической гусеницы. Танк показал хорошие ходовые качества, но оказался слишком сложен в производстве и эксплуатации. Второй вариант отличался изменённым корпусом для установки более мощного двигателя, возвратом к резиновой гусенице (вновь устанавливались катки), но так же не заинтересовал армию. В середине 30-х годов пулемётные танки перевооружили 7,5мм пулемётами образца 1931 года, обозначив их «Рено» FT-31, они оказались последней французской модификацией танка.

Удачный и массовый танк стал объектом многочисленных подражаний, а так же являлся успешным объектом экспорта. Не имевшие своих наработок, Соединённые Штаты Америки решили наладить собственное производство танков «Рено», но вовремя поставить в войска танки собственной сборки не успели, поэтому использовали переданные 514 танков французской постройки, став таким образом, первой стреной получившей «Рено». Из общего заказа в 4440 лёгких танков в связи с окончанием войны было построено только 950 штук. Танки отличались использованием американского двигателя «Буда» мощностью 43 л.с., или «Франклин» (воздушного охлаждения) мощностью 67 л.с., в случае применения последнего вновились изменения в конфигурацию кормовой части корпуса. Танки «Рено американский» прослужили в армии США до 1940 года, когда оставшиеся 329 танков были переданы Канаде, и 212 – Англии.

Активно использовались танки «Рено» и в ходе Гражданской Войны в России, причём успев повоевать как на стороне интервентов, так и на стороне белогвардейцев и Красной Армии. Одна рота была направлена в Румынию, но не успела принять участие в боевых действиях, и 12 декабря 1918 года была переброшена в Одессу. Первый бой танков состоялся 7 февраля следующего года, в ходе которой бронепоезд и лёгкие танки поддерживали атаку польской пехоты под Тирасполем. В ходе одного из последующих боёв один танк был захвачен войсками Второй Украинской Красной Армии и доставлен в Москву, где первого мая прошел по Красной Площади. После чего танк был доставлен на Сормовский завод для изучения и налаживания производства аналогичных машин. Танк, получивший обозначение «Рено русский» был выпущен в количестве 16 штук, каждый из которых имел собственное название. Наиболее известным является название первого выпущенного танка – «Борец за свободу тов. Ленин». От оригинала танки отличались установкой двигателя «Фиат» мощностью 37 л.с. и клёпаной башней из листов катаной брони (как на первых французских «Рено»). Другие четыре танка «Рено» были захвачены в бою 21 марта с бронепоездом Красной Армии. Первоначально танки сводились в автотанковые отряды, состоящие из двух подразделений бронеавтомобилей и одного – танкового, всего было сформировано 11 отрядов. Возже структура была изменена, и лёгкие танки «Рено» вместе с «Телор» (так по наименованию двигателя обозначили английские танки «Уиппет») составили лёгкую флотилию танковой эскадры, переименованную в 1925 году в отдельный лёгкий танковый батальон. На 1928 год на вооружении числились 33 танка «Рено», и увы – ни одного танка «Рено русский».

В большом количестве танки «рено» использовались так же и во время советско-польской войны 1920 года. Польша получила от Франции 120 танков (72 пушечных и 48 пулемётных), составивших 1-й танковый полк. Танки активно использовались в боях, и даже в случае выхода из строя устанавливались на железнодорожные платформы и полувагоны, превращаясь таким образом в импровизированные бронепоезда. Всего из 19 потерянных танков 7 стали трофеями Красной Армии. Для восполнения потерь Польша получила дополнительные танки, и к крнцу 30-х годов располагала 174 танками «Рено», однако к 1939 году в строю оставалось только 70 штук и 32 переделанные в бронедрезины. Свой последний бой польские «Рено» приняли 15 сентября, пытаясь остановить атаку Гудериана на Брестскую крепость.

Испания, после совместных с Францией боевых действий в Марокко приняла решение купить помимо средних танков «Шнейдер» и лёгкие танки «Рено», которые составили основу двух полков. Вспыхнувшая гражданская война застала полки по разные стороны линии фронта – мадридский 1-й танковый полк сражался под знамёнами республиканцев, в то время как 2-й танковый полк Сарагоссы воевал на стороне франкистов. Дополнительно 16 танков были переданы республиканской армии Польшей, которая переправила их Уругваю, но истинным пунктом назначения была Испания.

Другими странами, получившими танки «Рено» стали Финляндия, получившая в 1919 году 32 танка (в 1939 году на ходу оставалось 4 танка и несколько было использовано для оборудования ДОТ-ов линии Маннергейма), Литва, купившая в 1923 году 12 танков (но вооруженных германскими пулемётами системы «Максим»), Эстония, так же купившая 12 танков но годом позже, Бельгия, использовавшая 54 танка до 1934 года, после чего их передали в жандармерию, Румыния в составе лёгкого танкового батальона числилось 60 танков и Югославия, имевшая в своём первом танковом батальоне 48 танков. За пределами Старого света помимо США танки были переданы Бразилии, чья танковая часть в Рио-де-Жанейро насчитывала 40 танков. Кроме этого многие страны закупили ограниченные партии танков для ознакомления и изучения, так например, единичные образцы преобрели Япония, Голландия, Чехослования, Швеция, Швейцария и Персия. Небольшое число танков использовалось правительством Китая, а так же воевавшие друг с другом Греция и Турция. После капитулации Франции в 1940 году, Германия приняла на вооружение оставшиеся боеспособные танки под обозначением PzKpfw 18R 730 (f). Они использовались для патрульной служды и обучения водителей танков. Часть машин была разоружена и использовалась как передвижные наблюдательные пункты (в точности так же, как в 1918 году поступали и французские танкисты), кроме того, небольшое количество танков было передано Люфтваффе, которые использовали оснащённые бульдозерными отвалами машины для расчистки взлётно-посадочных полос. Всего танк «Рено» FT-17 только официально состоял на вооружении более 20 стран мира.

Одним из последних эпизодов боевого применения танков «Рено» можно назвать бой с японской армией, штурмовавшей Ханойскую крепость. Но и после Второй Мировой войны танки «Рено» эпизодически «всплывали» в разных частях света. Так, на одном из телевизионных сообщений из Афганистана на заднем плане мелькнул двигавшийся своим ходом «Рено»! Столь поразительное долголетие машина обязана в равной степени как конструктивной простоте и ремонтопригодности, так и гениальной для своего времени конструкции. Родившийся в 1917 году танк великого конструктора на многие десятилетия определил развитие танкостроения в мире, а найденное компоновочное решение и по сей день остаётся актуальным, заслуженно нося титул «классической».

Конструкция

Конструкция танка не характерна для своего времени, выделяясь наличием корпуса, как основного силового элемента, на который крепятся детали ходовой части и вооружения. Днище корпуса является основным несущим элементом, на котором монтируются двигатель со вспомогательными системами, трансмиссия и система управления, а так же каркас. Корпус представляет собой клёпаную конструкцию собранную на каркасе из плоских броневых плит. Крыша корпуса выполнена отъёмной для доступа к механизмам танка, а так же в передней части представляет собой дверцы для посадки экипажа и наблюдения механика-водителя в опходном положении. Внутреннее пространство корпуса разделялось поперечной перегородкой на две части – переднюю, в которой располагался экипаж, и заднюю – занимаемую двигателем, его вспомогательными системами, трансмиссией и основным топливным баком. Для вентиляции в перегородке прорезано два зарешетчаных окна с заслонками, которые служащими для защиты экипажа в случае пожара в моторном отсеке. Так же в перегородке имеется отверстие для рукоятки заводки двигателя. К кормовой части корпуса на петлях крепится «хвост», служащий для преодоления рвов. В походном положении «хвост» поворачивался вперёд, по ходу движения танка на горизонтальной оси петель и закидывался на крышу моторного отсека. По-боевому хвост опускался и в нижней части фиксировался засовами, входившими в соответствующие петли на корпусе. «Хвост» так же мог использоваться для перевозки грузов, имущества танкистов или для транспортировки двух пехотинцев.

Силовая установка представляла собой карбюраторный 4-х цилиндровый карбюраторный двигатель «Рено», установленный к кормовой части танка вдоль его оси. Максимальная мощность в 39 л.с. развивалась при 1500 оборотах в минуту. Питание двигателя осуществлялось из небольшого расходного бака принудительно, насосом мембранного типа. Из основного бака, расположенного у перегородки выше бортовых фрикционов, горючее подавалось в расходный бак самотёком. Наличие расходного бака и принудительной подачи топлива обеспечивали бесперебойную работу двигателя при преодолении уклонов и крене. Система охлаждения двигателя жидкостная, выполнена по термосифонной схеме. Трубчатый радиатор установлен в средней части моторно-трансмиссионного отделения, над маховиком двигателя. Обдув радиатора осуществляет вентилятор, приводимый во вращение ременной передачей от двигателя. Выхлопная труба оснащена глушителем, расположенным вдоль правого борта моторно-трансмиссионного отсека снаружи танка.

Танк «Рено русский» оснащался карбюраторным 4-х цилиндровым двигателем «Фиат», максимальной мощностью 33,5 л.с. при 1480 оборотов в минуту. Топливная система упрощена – отсутствует топливынй насос, бензин к карбюратору подаётся самотёком. В систему охлаждения включен водяной насос.

От двигателя крутящий момент передаётся через коническое сцепление сухого трения (для улучшения сцепления ведомый конус подбит кожей на заклёпках) на коробку перемены передач. Четырёхскоростная коробка перемены передач со скользящими шестернями обеспечивает четыре скорости переднего хода и одну – заднего. С коробки перемены передач крутящий момент передаётся на бортовые фрикционы механизма поворотов, и далее чем бортовую передачу, представляющую собой набор шестерней, на валы ведущих колёс. Управление танком осуществлялось водителем при помощи следующих педалей и рычагов: педаль акселератора, педаль тормоза, педаль сцепления, рычаг акселератора, два рычага бортовых фрикционов, рычаг управления коробкой перемены передач и рычаг акселератора. Педаль акселератора и рычаг акселератора, установленный с левой стороны, управляют общим тросом, регулирующим дроссельную заслонку карбюратора, но рычаг имеет механизм фиксации в выбранном положении на секторе. Механизм поворота включает в себя бортовые фрикционы, одновременно служащие для отключения бортовых передач от КПП. При натягивании на себя рычага управления бортовым фрикционом, сначала происходит выключение конической муфты (конструктивно аналогичной сцеплению), и при дальнейшем натягивании рычага затягиваются тормозные ленты бортового фрикциона, танк поворачивает вокруг застопоренной гусеницы. Педаль тормоза воздействует на те же ленты бортовых фрикционов, но одновременно на обе и без отключения конических муфт. Для длительного удержания танка на склоне педаль тормоза может быть зафиксирована при помощи гребёнки, управляемой посредством троса рычагом, укреплённым на правом борту.

Ходовая часть танка состоит из двух рам, П-образного профиля, внутри полой части которых находится подвеска опорных тележек на листовых рессорах, а в вырезе передней части располагаются направляющие колёса с механизмом натяжения. Применительно к одному борту ходовая часть состоит из четырёх тележек с опорными катками с ребордами, тремя в передней и по два в остальных тележках. Тележки попарно посредством шарнира соединены с балансирами, которые в своей средней части шарнирно подвешены к полуэллиптическим листовым рессорам. Концы рессор закреплены с внутренней стороны горизонтальной части рамы на шарнирах. Направляющее колесо большого диаметра установлено в вилке механизма регулирования натяжения гусеницы в передней части рамы. На некоторых машинах направляющее колесо выполнено из дерева, с целью снижения шума и веса, что является уникальным опытом применения на танках дерева в качестве конструкционного материала. Шесть поддерживающих роликов собраны в обойму, шарнирно задим концом закреплённую на раме перед ведущим колесом. Передний конец обоймы опирается на пружину, таким образом поддерживая постоянное натяжение гусеничной ленты при движении танка. Ведущее колесо расположено в задней части рамы, на поперечной оси, соединяющей её с корпусом. В передней части рама поддерживает корпус посредством буфкрной вертикальной цилиндрической пружины, установленной в буферной стойке, являющеся так же и опорой гайки натяжного устройства. Для смягчения ударов, имеются резиновые буферные прокладки.

Трак гусеничной ленты состоит из башмака с грунтозацепом и двух рельс, имеющих петли для соединительных пальцев, которые фиксировались шайбами и втулками с чеками. Зацепление ведущего колеса происходит за шарнир траков.

Вооружение танка размещается в литой, либо восьмигранной клёпаной башней. Башня опирается на шаровый погон, свободно вращаясь на нём. В лобовойчасти башни в амбразуре установлен либо 8 мм пулемёт «Гочкис», либо 37 мм короткоствольная пушка «Пюто» той же компании с полуавтоматическим вертикальным клиновым затвором. Грубое наведение оружия на цель осуществлялось стрелком посредством поворота башни при помощи своей мускульной силы, после чего стрелок производил точное наведение благодаря карданному подвесу вооружения. Прицеливание осуществляется через телескопический прицел. В боекомплект пушки входят чугунная либо стальная осколочные гранаты, бронебойный снаряд и картечь. Для вентиляции и наблюдения за полем боя на крыше башни установлен колпак со смотровыми щелями и грибовидной открывающейся крышкой. Танк «Рено русский» вооружался и пушкой, и пулемётом, установленном в правой части башни под углом к пушке. Одновременное использование пушки и пулемёта невозможно, так как стрелок только один, поэтому пулемёт снимался, и устанавливался в амбразуру только по необходимости, пушка для стрельбы из пулемёта переводилась на угол максимального снижения.

Экипаж танка из двух человек расположен следующим образом: в передней части находится водитель танка, сидя за органами управления, и в средней части стрелок, стоя или сидя в ременной петле. Для посадки экипажа в танк имеется трёхстворчатая дверь в передней части, верхняя створка которой служит для наблюдения водителем (на марше створка откинута, в бою закрыта, наблюдение ведётся через смотровую щель), и двустворчатый люк в корме башни для аварийного покидания танка.

Show More
Добавить комментарий