Линейный корабль типа «Севастополь»

Лин­ко­ры ти­па «Се­ва­сто­поль» име­ли кор­пус ха­рак­тер­ной «мо­ни­тор­ной» фор­мы, с ми­ни­ми­зи­ро­ван­ной пло­ща­дью над­вод­но­го бор­та и фор­штев­нем ле­до­коль­ной фор­мы. Дли­на кор­пу­са ме­ж­ду пер­пен­ди­ку­ля­ра­ми со­став­ля­ла 180,1 м, наи­боль­шая дли­на — 181,2 м; ши­ри­на с бро­ней со­став­ля­ла 26,89 м. Стан­дарт­ное во­до­из­ме­ще­ние по окон­ча­тель­но­му про­ек­ту долж­но бы­ло рав­нять­ся 23 288 тон­нам, а фак­ти­че­ское пол­ное для раз­ных ко­раб­лей се­рии на при­ем­ных ис­пы­та­ни­ях со­став­ля­ло от 24800 до 25946 тонн; осад­ка при этом ко­ле­ба­лась от 8,99 до 9,29 м. Про­ект­ная ме­та­цен­три­че­ская вы­со­та ко­раб­ля со­став­ля­ла 1,76 м.

Линейный корабль типа «Севастополь»

Кон­ст­рук­тив­ную ос­но­ву на­бо­ра кор­пу­са со­став­ля­ла ко­роб­ча­тая ки­ле­вая бал­ка до двух мет­ров вы­со­той и 150 шпан­го­ут­ных рам, рас­по­ло­жен­ных со шпа­ци­ей 1200 мм. Для по­строй­ки кор­пу­са при­ме­ня­лись три сор­та ста­ли: обыч­ная су­до­строи­тель­ная, по­вы­шен­но­го со­про­тив­ле­ния и вы­со­ко­го со­про­тив­ле­ния, имев­ши­ми, со­от­вет­ст­вен­но, пре­дель­ное со­про­тив­ле­ние в 42, 63 и 72 кгс/мм? и пре­дел рас­тя­же­ния не ме­нее 20, 18 и 16 %. Лин­ко­ры име­ли три па­лу­бы, ско­сы ниж­ней упи­ра­лись в ниж­ние кром­ки глав­но­го поя­са бро­ни. Внут­ри­кор­пус­ное про­стран­ст­во де­ли­лось на от­се­ки 13 по­пе­реч­ны­ми и дву­мя про­доль­ны­ми, от­сто­яв­ши­ми на 3,4 м от бор­тов, во­до­не­про­ни­цае­мы­ми пе­ре­бор­ка­ми.

Линейный корабль типа «Севастополь»

Но­со­вую часть кор­пу­са за­ни­ма­ли шпи­ле­вое уст­рой­ст­во, по­ме­ще­ние ма­лых ди­зель-ге­не­ра­то­ров, жи­лые по­ме­ще­ния ря­до­во­го и стар­шин­ско­го со­ста­ва и ба­ня. Сред­нюю часть кор­пу­са, от пер­вой до чет­вер­той баш­ни, за­ни­ма­ли по­ме­ще­ния глав­ной энер­ге­ти­че­ской ус­та­нов­ки и ар­тил­ле­рий­ские по­гре­ба. Но­со­вой цен­траль­ный пост на­хо­дил­ся под но­со­вой бое­вой руб­кой на треть­ей па­лу­бе. В кор­мо­вой час­ти кор­пу­са раз­ме­ща­лись офи­цер­ские каю­ты, рум­пель­ные от­де­ле­ния, по­ме­ще­ние боль­ших ди­зель-ге­не­ра­то­ров, кор­мо­вой цен­траль­ный пост и ра­дио­те­ле­граф­ная руб­ка. Чис­ло над­стро­ек бы­ло све­де­но к ми­ни­му­му — над верх­ней па­лу­бой воз­вы­ша­лись, по су­ти, толь­ко ору­дий­ные баш­ни, две ды­мо­вые тру­бы, две мач­ты и две бое­вые руб­ки с ком­пакт­ной над­строй­кой в рай­оне но­со­вой из них.

Но­со­вая ды­мо­вая тру­ба на­хо­ди­лась на 501/2 шп. Диа­метр ее рав­нял­ся 4,32 м, а вы­со­та над па­лу­бой — 14,6 м. На рас­стоя­нии 29,4 м от нее, на 75 шп., на­хо­ди­лась кор­мо­вая ды­мо­вая тру­ба, имев­шая диа­метр 5,60 м и ту же вы­со­ту, что и но­со­вая.

Фо­к-мач­та ко­раб­ля на­хо­ди­лась на 461/2 шп., гро­т-мач­та — на 1081/2 шп. Рас­стоя­ние ме­ж­ду мач­та­ми со­став­ля­ло 74,4 м. Кло­ти­ки мачт рас­по­ла­га­лись над верх­ней па­лу­бой на вы­со­те 40,4 м и 32,6 м со­от­вет­ст­вен­но. Марс фо­к-мач­ты воз­вы­шал­ся над верх­ней па­лу­бой на 23,6 м, мар­сы гро­т-мач­ты — на 16,3 ми 8,7м.

Бро­ни­ро­ва­ние и про­ти­во­мин­ная за­щи­та

Лин­ко­ры ти­па «Се­ва­сто­поль» име­ли не­сколь­ко не­ти­пич­ную для дред­но­утов схе­му бро­ни­ро­ва­ния: бро­ней за­кры­вал­ся поч­ти весь над­вод­ный борт, за ис­клю­че­ни­ем срав­ни­тель­но не­боль­шо­го уча­ст­ка в кор­ме.

Глав­ный бро­не­вой по­яс, при­кры­вав­ший по­гре­ба ба­шен и ко­ра­бель­ную энер­ге­ти­че­скую ус­та­нов­ку, имел вы­со­ту в 5,06 м, из ко­то­рых при про­ект­ной осад­ке над во­дой воз­вы­ша­лись 3,06 м, но из-за пе­ре­гру­за ко­раб­лей и уве­ли­чив­шей­ся ре­аль­ной осад­ки, бро­не­вой по­яс ухо­дил в во­ду поч­ти на лиш­ний метр. В рай­оне ци­та­де­ли, на про­тя­же­нии 116,5 м, глав­ный по­яс имел тол­щи­ну в 225 мм, в око­неч­но­стях, до­хо­див­ших до но­са и поч­ти до са­мой кор­мы, его тол­щи­на умень­ша­лась до 125 мм. Верх­ний по­яс имел вы­со­ту 2,26 м и про­сти­рал­ся от тра­вер­за чет­вер­той баш­ни до но­са ко­раб­ля, ме­ж­ду но­со­вым и кор­мо­вым тра­вер­за­ми его тол­щи­на со­став­ля­ла 125 мм, в но­со­вой око­неч­но­сти она умень­ша­лась до 75 мм, в рай­оне кор­мо­вой око­неч­но­сти верх­ний по­яс от­сут­ст­во­вал. Бро­не­вые пли­ты за­кре­п­ля­лись без под­клад­ки при по­мо­щи бол­тов на проч­ном кон­ту­ре, свя­зан­ном с си­ло­вым на­бо­ром кор­пу­са. Глав­ный по­яс ниж­ней ча­стью опи­рал­ся на спе­ци­аль­ную пол­ку, при­ни­мав­шую на се­бя его вес. Но­со­вой бро­не­вой тра­верз имел тол­щи­ну 50 мм, в се­ре­ди­не кор­пу­са пе­ре­хо­дя в бар­бет пер­вой баш­ни, имев­ший тол­щи­ну от 50 мм в ниж­ней час­ти до 125 мм в верх­ней. Ана­ло­гич­ную схе­му имел и 125-мм кор­мо­вой тра­верз, пе­ре­хо­див­ший в бар­бет чет­вер­той баш­ни тол­щи­ной от 100 до 200 мм. По­ми­мо на­руж­ных бро­не­вых поя­сов, вер­ти­каль­ное бро­ни­ро­ва­ние кор­пу­са вклю­ча­ло в се­бя про­доль­ные бро­не­вые пе­ре­бор­ки, про­хо­див­шие по всей дли­не ци­та­де­ли на рас­стоя­нии 3,4 м от бор­та и пред­на­зна­чав­шие­ся для за­щи­ты внут­рен­них по­ме­ще­ний от ос­кол­ков сна­ря­дов, про­бив­ших глав­ный или верх­ний бро­не­вой по­яс. Ме­ж­ду ниж­ней и сред­ней па­лу­ба­ми пе­ре­бор­ки име­ли тол­щи­ну в 50 мм, а ме­ж­ду сред­ней и верх­ней — 37,5 мм.

Го­ри­зон­таль­ное бро­ни­ро­ва­ние кор­пу­са со­стоя­ло из трех бро­не­вых па­луб. Верх­няя па­лу­ба име­ла тол­щи­ну в 37,5 мм и по­кры­ва­ла ци­та­дель и но­со­вую око­неч­ность; в кор­мо­вой око­неч­но­сти ее тол­щи­на со­став­ля­ла лишь 6 мм. Сред­няя па­лу­ба над ци­та­де­лью име­ла тол­щи­ну 25 мм в сред­ней час­ти ко­раб­ля и 19 мм — в про­стран­ст­ве ме­ж­ду бор­та­ми и про­доль­ны­ми бро­не­вы­ми пе­ре­бор­ка­ми. В но­со­вой око­неч­но­сти она име­ла тол­щи­ну 25 мм по всей ши­ри­не ко­раб­ля, а в кор­мо­вой — 37,5 мм по всей ши­ри­не, кро­ме уча­ст­ка над рум­пель­ным от­де­ле­ни­ем, где она умень­ша­лась до 19 мм. Ниж­няя па­лу­ба в рай­оне ци­та­де­ли име­ла тол­щи­ну в 12 мм, но в меж­бор­то­вом про­стран­ст­ве она пе­ре­хо­ди­ла в 50-мм бро­не­вые ско­сы, ле­жав­шие на 12-мм сталь­ной ру­баш­ке. В кор­мо­вой око­неч­но­сти ниж­няя па­лу­ба бы­ла го­ри­зон­таль­ной по всей ши­ри­не кор­пу­са и име­ла тол­щи­ну в 25 мм.

По­во­рот­ная часть ба­шен глав­но­го ка­либ­ра име­ла тол­щи­ну бор­то­вых и вер­ти­каль­ных сте­нок в 203 мм, то­гда как зад­няя стен­ка, слу­жив­шая про­ти­во­ве­сом, вы­пол­ня­лась из 305-мм бро­не­пли­ты. Кры­ша и дни­ще под­виж­ной час­ти име­ли тол­щи­ну в 76 мм. Не­под­виж­ное бро­ни­ро­ва­ние (бар­бет) ба­шен име­ло тол­щи­ну в 150 мм над верх­ней па­лу­бой и час­тич­но ни­же нее, ниж­няя часть бар­бе­тов, до­хо­див­шая до сред­ней па­лу­бы, име­ла тол­щи­ну в 75 мм. Ис­клю­че­ние со­став­ля­ли край­ние баш­ни, у ко­то­рых бар­бе­ты слу­жи­ли ча­стью бро­не­вых тра­вер­зов. Ло­бо­вой сек­тор бар­бе­та пер­вой баш­ни имел тол­щи­ну в 125 мм, а у чет­вер­той баш­ни тол­щи­на этой час­ти бар­бе­та со­став­ля­ла 200 мм (по не­ко­то­рым дан­ным — 125 мм). Ка­зе­ма­ты про­ти­во­мин­но­го ка­либ­ра бы­ли об­ра­зо­ва­ны 125-мм верх­ним бро­не­вым поя­сом и 50-мм про­доль­ной пе­ре­бор­кой, то­гда как их ору­дий­ные ам­бра­зу­ры за­щи­ща­лись толь­ко про­ти­во­ос­ко­лоч­ны­ми щи­та­ми. По­ми­мо это­го, ка­зе­ма­ты раз­де­ля­лись 19-мм и 25-мм по­пе­реч­ны­ми бро­не­вы­ми пе­ре­бор­ка­ми.

Бро­ни­ро­ва­ние сте­нок бое­вых ру­бок со­став­ля­ло 250 мм, кры­ши — по раз­ным дан­ным — 100 или 120 мм, так­же 70-мм бро­не­вы­ми ко­жу­ха­ми за­щи­ща­лись при­во­ды управ­ле­ния. Ко­жу­хи ды­мо­вых труб за­щи­ща­лись бро­ни­ро­ва­ни­ем тол­щи­ной 75 мм в рай­оне ос­но­ва­ния и 22 мм — в ос­таль­ной час­ти. По­ми­мо это­го, от­дель­ную за­щи­ту име­ло рум­пель­ное от­де­ле­ние, за­клю­чен­ное в бро­не­вой ко­роб из плит тол­щи­ной от 30 до 125 мм.

Спе­ци­аль­ной про­ти­во­мин­ной за­щи­ты ко­раб­ли не име­ли, ее роль лишь от­час­ти вос­пол­ня­лась двой­ны­ми дном и бор­том, до­хо­див­шим до кром­ки глав­но­го бро­не­во­го поя­са и про­доль­ны­ми 9-мм пе­ре­бор­ка­ми из ста­ли по­вы­шен­но­го со­про­тив­ле­ния. При всту­п­ле­нии в строй лин­ко­ры бы­ли обо­ру­до­ва­ны про­ти­во­тор­пед­ны­ми се­тя­ми, мо­гу­щи­ми при по­мо­щи 32 по­во­рот­ных ба­лок вы­ве­ши­вать­ся на сто­ян­ках, но уже к кон­цу 1915 го­да они бы­ли сня­ты, как не оп­рав­ды­ваю­щие се­бя.

Воо­ру­же­ние

Ар­тил­ле­рию глав­но­го ка­либ­ра лин­ко­ров со­став­ля­ли две­на­дцать на­рез­ных 12-дюймовых пу­шек кон­ст­рук­ции Обу­хов­ско­го за­во­да, раз­ме­щав­шие­ся в че­ты­рех трех­ору­дий­ных ба­шен­ных ус­та­нов­ках (в СССР по­лу­чи­ли обо­зна­че­ние МК-3-12).

Ору­дий­ные баш­ни рас­по­ла­га­лись на ци­лин­д­ри­че­ских фун­да­мен­тах. Внут­ри ка­ж­до­го фун­да­мен­та раз­ме­щал­ся ко­ни­че­ский вра­щаю­щий­ся стол. На верх­ней его плос­ко­сти на­хо­ди­лась соб­ст­вен­но бро­ни­ро­ван­ная ору­дий­ная баш­ня с ору­дий­ны­ми стан­ка­ми внут­ри. Стол опи­рал­ся на ша­ры, ка­тав­шие­ся в коль­це­вом по­го­не фун­да­мен­та. Сни­зу к сто­лу кре­пи­лась тру­ба по­да­чи бое­за­па­са. От бо­ко­во­го сме­ще­ния баш­ня удер­жи­ва­лась под­пру­жи­нен­ны­ми вер­ти­каль­ны­ми кат­ка­ми, раз­ме­щен­ны­ми ме­ж­ду фун­да­мен­том и ци­лин­д­ри­че­ской ча­стью по­да­точ­ной тру­бы. В ниж­ней час­ти вся вра­щаю­щая­ся кон­ст­рук­ция цен­тро­ва­лась шты­рем, вхо­див­шим во втул­ку на­хо­див­ше­го­ся на дни­ще­вом пе­ре­кры­тии фун­да­мен­та.

Ка­либр ору­дия — 304,8 мм при дли­не ство­ла в 52 ка­либ­ра/15850 мм, мас­са — 50,7 т. За­твор — порш­не­вой, кон­ст­рук­ции фир­мы «Вик­керс». Ору­дие име­ло объ­ем за­ряд­ной ка­мо­ры в 224,6 дм3 и рас­счи­ты­ва­лось на дав­ле­ние в ка­на­ле ство­ла до 2400 кг/см?, что по­зво­ля­ло обес­пе­чить сна­ря­дам об­раз­ца 1911 го­да на­чаль­ную ско­рость в 762 м/с.

Рас­по­ло­же­ние ба­шен — ли­ней­ное, уг­лы об­стре­ла ус­та­но­вок на один борт со­став­ля­ли: 0…155° для но­со­вой баш­ни, 25…155° для вто­рой и треть­ей баш­ни и 25…180° для кор­мо­вой баш­ни. Та­ким об­ра­зом, все две­на­дцать ору­дий мог­ли вес­ти об­стрел в тра­вер­зе ±65°, но но­со­вой и кор­мо­вой сек­то­ра об­стре­ли­ва­лись лишь тре­мя ору­дия­ми. Вер­ти­каль­ные уг­лы на­ве­де­ния из­на­чаль­но со­став­ля­ли ?5 до +25°. На «Се­ва­сто­по­ле» в хо­де мо­дер­ни­за­ции 1933-1938 го­дов мак­си­маль­ный угол воз­вы­ше­ния был уве­ли­чен до 40°. На­ве­де­ние ору­дий­ной ус­та­нов­ки осу­ще­ст­в­ля­лось при по­мо­щи элек­тро­дви­га­те­лей по­сто­ян­ной ско­ро­сти вра­ще­ния, ра­бо­тав­ших че­рез гид­ро­ме­ха­ни­че­ские ре­гу­ля­то­ры ско­ро­сти, из­вест­ные как «муф­ты Джен­ни» — од­но­го, мощ­но­стью 30 л.с. для по­во­ро­та баш­ни и трех, мощ­но­стью по 12 л.с. — для вер­ти­каль­ной на­вод­ки. Мак­си­маль­ная ско­рость го­ри­зон­таль­ной на­вод­ки со­став­ля­ла 3,2 град/сек, вер­ти­каль­ной — 4 град/сек, на «Се­ва­сто­по­ле» в хо­де мо­дер­ни­за­ции ско­рость вер­ти­каль­ной на­вод­ки бы­ла уве­ли­че­на до 6 град/сек. Так­же, в ус­та­нов­ке пре­ду­смат­ри­вал­ся руч­ной при­вод, при по­мо­щи ко­то­ро­го мог­ла обес­пе­чи­вать­ся ско­рость го­ри­зон­таль­ной на­вод­ки в 0,5 град/сек, для че­го тре­бо­ва­лись уси­лия две­на­дца­ти че­ло­век. Вер­ти­каль­но ору­дия мог­ли на­во­дить­ся ли­бо раз­дель­но, ли­бо по два, по три вме­сте.

Бое­ком­плект ар­тил­ле­рии глав­но­го ка­либ­ра со­став­лял 100 вы­стре­лов на ствол и раз­ме­щал­ся в че­ты­рех под­ба­шен­ных по­гре­бах, раз­де­лен­ных ка­ж­дый на две час­ти для раз­дель­но­го хра­не­ния сна­ря­дов и по­лу­за­ря­дов. По­гре­ба но­со­вой и кор­мо­вой ба­шен не вме­ща­ли весь бое­ком­плект, по­это­му часть его раз­ме­ща­лась в за­пас­ных по­гре­бах, от­ку­да они по­да­ва­лись в ос­нов­ные при по­мо­щи руч­ных та­лей. В по­гре­бах ав­то­ма­ти­че­ски под­дер­жи­ва­лась по­сто­ян­ная тем­пе­ра­ту­ра в 15-25 °C при по­мо­щи аэ­ро­реф­ри­же­ра­то­ров сис­те­мы Вес­тин­гау­з-Леб­лан. В ас­сор­ти­мент бо­е­при­па­сов к ору­ди­ям вхо­ди­ли бро­не­бой­ные, по­лу­бро­не­бой­ные, фу­гас­ные сна­ря­ды и шрап­нель, а так­же прак­ти­че­ские яд­ра ста­ли­сто­го чу­гу­на, слу­жив­шие для учеб­ных стрельб.

Вы­стре­лы кар­туз­но­го за­ря­жа­ния со­стоя­ли из сна­ря­да и двух по­лу­за­ря­дов. Сна­ря­ды и по­лу­за­ря­ды из по­гре­бов спер­ва, при по­мо­щи ниж­них за­ряд­ни­ков, по­сту­па­ли в пе­ре­гру­зоч­ное от­де­ле­ние, от­ку­да уже при по­мо­щи верх­них подъ­ем­ни­ков они по­па­да­ли не­по­сред­ст­вен­но к ору­ди­ям. За­ря­жа­ние мог­ло про­из­во­дить­ся при уг­лах воз­вы­ше­ния от -5° до +15°. Подъ­ем­ни­ки и за­ряд­ное уст­рой­ст­во име­ли элек­тро­при­во­ды, так­же име­лась не­за­ви­си­мая сис­те­ма за­ря­жа­ния с руч­ным при­во­дом, тре­бо­вав­шая уси­лий че­ты­рех че­ло­век для подъ­е­ма ка­ж­до­го сна­ря­да. Тех­ни­че­ская ско­ро­стрель­ность со­став­ля­ла 1,8 вы­стре­лов в ми­ну­ту. Прак­ти­че­ская ско­ро­стрель­ность, в за­ви­си­мо­сти от тре­ни­ро­ван­но­сти рас­че­та, мог­ла со­став­лять от 1,5 до 2 вы­стре­лов в ми­ну­ту. На «Се­ва­сто­по­ле» при мо­дер­ни­за­ции бы­ла ус­та­нов­ле­на но­вая сис­те­ма за­ря­жа­ния с фик­си­ро­ван­ным уг­лом за­ря­жа­ния в +6°, по­вы­сив­шая тех­ни­че­скую ско­ро­стрель­ность до 2,2 вы­стре­лов в ми­ну­ту, це­ной от­ка­за от ре­зерв­ной руч­ной сис­те­мы.

Ар­тил­ле­рия про­ти­во­мин­но­го ка­либ­ра со­стоя­ла из ше­ст­на­дца­ти 120-мм на­рез­ных пу­шек кон­ст­рук­ции фир­мы «Вик­керс». Ору­дия кон­ст­рук­тив­но и ор­га­ни­за­ци­он­но объ­е­ди­ня­лись в во­семь плу­тон­гов, раз­ме­щав­ших­ся в ка­зе­ма­тах на сред­ней па­лу­бе, об­ра­зо­ван­ных бор­том и про­доль­ной пе­ре­бор­кой. В ка­ж­дом ка­зе­ма­те, раз­де­лен­ном бро­ни­ро­ван­ным тра­вер­сом, бы­ло ус­та­нов­ле­но по два ору­дия. Ору­дия вра­ща­лись на ос­но­ва­ни­ях, ко­то­рые бы­ли же­ст­ко скре­п­ле­ны с коль­це­вы­ми щи­та­ми из про­ти­во­ос­ко­лоч­ной бро­ни, при­кры­вав­ши­ми ам­бра­зу­ры и вра­щав­ши­ми­ся вме­сте с ору­дия­ми.

Ору­дия име­ли скре­п­лен­ный ствол с дли­ной ство­ла в 52 ка­либ­ра/6240 мм и порш­не­вой за­твор сис­те­мы Вик­кер­са. Ско­ро­стрель­ность ору­дий со­став­ля­ла 7 вы­стре­лов в ми­ну­ту. Сек­то­ра об­стре­ла ору­дий, со­став­ляв­шие 120° и 130° для раз­ных ус­та­но­вок, бы­ли по­доб­ра­ны та­ким об­ра­зом, что­бы цель, на­хо­див­шая­ся на лю­бом кур­со­вом уг­ле, мог­ла об­стре­ли­вать­ся как ми­ни­мум че­тырь­мя из них. Ору­дия раз­ме­ща­лись на тум­бо­вых ус­та­нов­ках, по­зво­ляв­ших их на­ве­де­ние в вер­ти­каль­ной плос­ко­сти в пре­де­лах от -10° до 20°. Уг­ло­вая ско­рость го­ри­зон­таль­ной на­вод­ки со­став­ля­ла 6-8 град/сек, вер­ти­каль­ной — 3,5 град/сек. За­ря­жа­ние ору­дий — раз­дель­но-кар­туз­ное, в штат­ный их бое­ком­плект вхо­ди­ли вы­стре­лы с фу­гас­ны­ми, шрап­нель­ны­ми и ос­ве­ти­тель­ны­ми сна­ря­да­ми, а так­же «ны­ряю­щи­ми», пред­на­зна­чен­ны­ми для борь­бы с под­вод­ны­ми лод­ка­ми. Бое­ком­плект про­ти­во­мин­но­го ка­либ­ра из­на­чаль­но со­став­лял 250 вы­стре­лов на ствол, позд­нее он был уве­ли­чен до 300.

Лин­ко­ры обо­ру­до­ва­лись сис­те­мой управ­ле­ния ог­нем ти­па Гейс­ле­ра, об­слу­жи­вав­шей как глав­ный, так и про­ти­во­мин­ный ка­либ­ры. Даль­ность до це­ли оп­ре­де­ля­лась при по­мо­щи од­но­го из двух сте­рео­ско­пи­че­ских даль­но­ме­ров с ба­зой в 6 м — ос­нов­но­го, рас­по­ло­жен­но­го на мос­ти­ке бое­вой руб­ки или за­пас­но­го, ус­та­нов­лен­но­го на кры­ше кор­мо­вой бое­вой руб­ки. По­ка­за­те­ли даль­но­ме­ра сни­ма­лись даль­но­мер­щи­ком с пе­рио­дич­но­стью в 3-5 се­кунд и пе­ре­да­ва­лись по те­ле­фо­ну в цен­траль­ный пост. Кур­со­вой угол це­ли оп­ре­де­лял­ся ви­зи­ром цен­траль­ной на­вод­ки и так­же пе­ре­да­вал­ся в цен­траль­ный пост по те­ле­фо­ну. Вы­чис­ле­ние дан­ных стрель­бы про­из­во­ди­лось вруч­ную в цен­траль­ной руб­ке, где на­хо­дил­ся стар­ший ар­тил­ле­рий­ский офи­цер, ру­ко­во­див­ший стрель­бой глав­но­го ка­либ­ра. Там дан­ные даль­но­ме­ра вво­ди­лись в за­даю­щий при­бор при­це­ла — ме­ха­ни­че­ский счет­ный при­бор, вы­ра­ба­ты­вав­ший те­ку­щую (сгла­жен­ную) дис­тан­цию, ко­то­рая кор­рек­ти­ро­ва­лась стар­шим штур­ма­ном ко­раб­ля, вво­див­шим в нее по­прав­ки с уче­том из­ме­не­ния по­ло­же­ния це­ли за вре­мя по­ле­та сна­ря­да, в со­от­вет­ст­вии с рас­чет­ны­ми кур­сом и ско­ро­стью вра­же­ско­го ко­раб­ля. Да­лее эта ин­фор­ма­ция по­сту­па­ла к управ­ляю­ще­му ог­нем, пе­ре­во­див­ше­му ее в угол воз­вы­ше­ния для ору­дий. В дан­ные кур­со­во­го вруч­ную вно­си­лись по­прав­ки, учи­ты­вав­шие уп­ре­ж­де­ние за вре­мя по­ле­та сна­ря­да, бо­ко­вой ве­тер, от­кло­не­ние сна­ря­да впра­во вслед­ст­вие вра­ще­ния (де­ри­ва­цию), в ре­зуль­та­те че­го вы­ра­ба­ты­ва­лась ито­го­вая по­прав­ка кур­со­во­го уг­ла — так на­зы­вае­мый це­лик.

Да­лее дан­ные по уг­лу воз­вы­ше­ния ору­дий пе­ре­да­ва­лись по про­во­дам на по­сты на­вод­ки ка­ж­до­го из ору­дий лин­ко­ра и ото­бра­жа­лась стрел­кой на ин­ди­ка­то­ре воз­вы­ше­ния на­вод­чи­ка. Дан­ные те­ку­ще­го кур­со­во­го уг­ла и це­ли­ка так­же пе­ре­да­ва­лись по про­во­дам в при­ни­маю­щие при­бо­ры баш­ни, где так­же ото­бра­жа­лись стрел­кой на ин­ди­ка­то­ре по­во­ро­та, учи­ты­вав­шие так­же по­прав­ку на рас­стоя­ние ме­ж­ду ви­зи­ром цен­траль­ной на­вод­ки и баш­ней (бо­лее 100 мет­ров для 4-й баш­ни). Да­лее на­вод­чи­кам в баш­не ос­та­ва­лось толь­ко при­вес­ти по­ка­за­те­ли ре­аль­но­го уг­ла воз­вы­ше­ния и по­во­ро­та к ин­ди­ка­то­рам и про­из­ве­сти вы­стрел. Уст­рой­ст­во оп­ре­де­ле­ния кре­на ав­то­ма­ти­че­ски за­мы­ка­ло элек­три­че­ские це­пи стрель­бы всех ба­шен по дос­ти­же­нии уг­ла кре­на в 0°. Ме­ха­низ­мы на­ве­де­ния бы­ли так­же снаб­же­ны пре­до­хра­ни­те­лем, ав­то­ма­ти­че­ски раз­мы­кав­шим цепь стрель­бы при уг­лах воз­вы­ше­ния ме­нее -5°. По­ми­мо это­го, ос­нов­но­го, ре­жи­ма, ка­ж­дая баш­ня мог­ла ви­зи­ро­вать цель са­мо­стоя­тель­но, а так­же вес­ти стрель­бу в ав­то­ном­ном ре­жи­ме, при этом дан­ные оп­ре­де­ля­лись при по­мо­щи ба­шен­ных при­цель­ных при­спо­соб­ле­ний и вы­чис­ля­лись по таб­ли­цам стрель­бы ко­ман­ди­ром баш­ни. Схо­жим об­ра­зом мог управ­лять­ся огонь ар­тил­ле­рии про­ти­во­мин­но­го ка­либ­ра, по­ми­мо это­го ка­ж­дый плу­тонг 120-мм ору­дий мог вес­ти стрель­бу са­мо­стоя­тель­но, под управ­ле­ни­ем сво­его ко­ман­ди­ра.

В со­от­вет­ст­вии с про­ек­том, пред­по­ла­га­лось ус­та­но­вить на ка­ж­дом лин­ко­ре по во­семь 75-мм, че­ты­ре 47-мм и че­ты­ре 63,5-мм зе­нит­ных ору­дия. Од­на­ко из-за не­хват­ки та­ких ору­дий, фак­ти­че­ски, по со­стоя­нию на всту­п­ле­ние в строй, на «Ган­гу­те» и «Пе­тро­пав­лов­ске» бы­ло ус­та­нов­ле­но по два 63,5-мм ору­дия с бое­ком­плек­том в 200 вы­стре­лов на ствол и од­но­му 47-мм ору­дию, а на «Се­ва­сто­по­ле» и «Пол­та­ве» — по два 75-мм ору­дия с бое­ком­плек­том 200 вы­стре­лов на ствол и од­но­му 47-мм ору­дию.

Тор­пед­ное воо­ру­же­ние лин­ко­ров со­став­ля­ли че­ты­ре не­под­виж­ных под­вод­ных бор­то­вых тор­пед­ных ап­па­ра­та ка­либ­ра 450 мм, с бое­ком­плек­том по три тор­пе­ды на ап­па­рат. Тор­пед­ные ап­па­ра­ты пред­на­зна­ча­лись лишь для са­мо­обо­ро­ны лин­ко­ра в край­нем слу­чае, при вы­хо­де ар­тил­ле­рии из строя. В бое­ком­плект вклю­ча­лись па­ро­га­зо­вые тор­пе­ды мо­де­ли 4-12 (об­раз­ца 1912 го­да), имев­шие вес за­ря­да в 100 кг и даль­ность хо­да в 2 км при ско­ро­сти в 43 уз­ла, ли­бо до 6 км при ско­ро­сти 28 уз­лов.

По­сле окон­чив­шей­ся в 1931 го­ду мо­дер­ни­за­ции «Ма­рат» по­лу­чил авиа­ци­он­ное воо­ру­же­ние, со­сто­яв­ше­го из од­но­го гид­ро­са­мо­ле­та-раз­вед­чи­ка КР-1. Са­мо­лет хра­нил­ся на кры­ше 3-й баш­ни, а его взлет и по­сад­ка осу­ще­ст­в­ля­лись с во­ды, для че­го в рай­оне кор­мо­вой руб­ки был раз­ме­щен кран для подъ­е­ма и спус­ка са­мо­ле­та на во­ду. Схо­жее воо­ру­же­ние, от­ли­чав­шее­ся лишь ус­та­нов­кой бо­лее гро­мозд­ко­го кра­на 20-тонной гру­зо­подъ­ем­но­сти, по­лу­чи­ла по­сле мо­дер­ни­за­ции 1931-1934 го­дов и «Ок­тябрь­ская Ре­во­лю­ция». Бо­лее мощ­ное авиа­ци­он­ное воо­ру­же­ние по­лу­чи­ла «Па­риж­ская Ком­му­на», на кры­ше 3-й баш­ни ко­то­рой в 1930 го­ду бы­ла ус­та­нов­ле­на пнев­ма­ти­че­ская ка­та­пуль­та 3-К для за­пус­ка двух раз­ме­щав­ших­ся на бор­ту КР-1, од­на­ко уже в 1933 го­ду ка­та­пуль­та бы­ла де­мон­ти­ро­ва­на, хо­тя са­мо­ле­ты и кра­ны для их за­пус­ка с во­ды ос­та­ва­лись на лин­ко­ре до 1940 го­да.

Энер­ге­ти­че­ская ус­та­нов­ка

Лин­ко­ры ос­на­ща­лись па­ро­тур­бин­ной си­ло­вой ус­та­нов­кой. На ко­раб­лях име­лось че­ты­ре ко­тель­ных от­де­ле­ния, в ко­то­рых раз­ме­ща­лись 25 во­до­труб­ных па­ро­вых кот­лов сис­те­мы Яр­роу. Пер­вое ко­тель­ное от­де­ле­ние на­хо­ди­лось ме­ж­ду 40 и 46 шп. В нем раз­ме­ща­лось три ма­лых кот­ла. Вто­рое ко­тель­ное от­де­ле­ние, в ко­то­ром рас­по­ла­га­лось шесть кот­лов, на­хо­ди­лось ме­ж­ду 46 и 57 шп. Третье и чет­вер­тое ко­тель­ные от­де­ле­ния, имев­шие по во­семь кот­лов, раз­ме­ща­лись со­от­вет­ст­вен­но от 64 до 75 и от 75 до 86 шп.

Пло­щадь на­гре­ва­тель­ной по­верх­но­сти трех кот­лов пер­во­го от­де­ле­ния со­став­ля­ла по 311,9 м?. Они бы­ли пред­на­зна­че­ны для ра­бо­ты толь­ко на жид­ком то­п­ли­ве, ос­таль­ные кот­лы име­ли сме­шан­ное пи­та­ние и пло­щадь на­гре­ва­тель­ной по­верх­но­сти по 375,6 м2. То­п­ли­вом для кот­лов обыч­но слу­жил уголь, при фор­си­ро­ван­ном ре­жи­ме ра­бо­ты при­ме­ня­лось сжи­га­ние неф­ти. Фор­си­ров­ка кот­лов осу­ще­ст­в­ля­лась до­пол­ни­тель­ным ин­тен­сив­ным сжи­га­ни­ем ма­зу­та, рас­пы­ляе­мо­го в то­поч­ном про­стран­ст­ве фор­сун­ка­ми Тор­ник­роф­та. Нор­маль­ный за­пас то­п­ли­ва на бор­ту со­став­лял 816 т уг­ля и 200 т ма­зу­та, пол­ный, со­от­вет­ст­вен­но — 1500 и 700 т.

Глав­ные ме­ха­низ­мы си­ло­вой ус­та­нов­ки раз­ме­ща­лись в трех ма­шин­ных от­де­ле­ни­ях и со­стоя­ли из 10 па­ро­вых тур­бин сис­те­мы Пар­сон­са, ра­бо­тав­ших на че­ты­ре ва­ла. В бор­то­вых от­де­ле­ни­ях раз­ме­ща­лись по две тур­би­ны вы­со­ко­го дав­ле­ния, пе­ред­не­го и зад­не­го хо­да, ра­бо­тав­шие на один вал. В цен­траль­ном от­де­ле­нии на­хо­ди­лись два сред­них ва­ла, на ка­ж­дый из ко­то­рых ра­бо­та­ли три тур­би­ны: вы­со­ко­го дав­ле­ния пе­ред­не­го хо­да, низ­ко­го дав­ле­ния пе­ред­не­го хо­да и низ­ко­го дав­ле­ния зад­не­го хо­да. За мо­тор­ны­ми от­де­ле­ния­ми раз­ме­ща­лось от­де­ле­ние глав­ных хо­ло­диль­ни­ков, в ко­то­ром по­ме­ща­лись цир­ку­ля­ци­он­ные на­со­сы и два глав­ных кон­ден­са­то­ра с об­щей пло­ща­дью ох­ла­ж­даю­щей по­верх­но­сти 1951 м2. На­чаль­ное ра­бо­чее дав­ле­ние в тур­би­нах со­став­ля­ло 11,3 атм. Про­ект­ная мак­си­маль­ная мощ­ность си­ло­вой ус­та­нов­ки со­став­ля­ла 32000 л.с. при 280 об/мин в нор­маль­ном и 42000 л.с. при 300 об/мин в фор­си­ро­ван­ном ре­жи­ме. В ре­аль­но­сти бы­ли дос­тиг­ну­ты и боль­шие зна­че­ния, так, на «Пол­та­ве» на хо­до­вых ис­пы­та­ни­ях в 1915 го­ду уда­лось дос­тичь 52000 л.с. при 320 об/мин.

Ис­точ­ни­ка­ми элек­тро­энер­гии слу­жи­ли два ди­зель-ге­не­ра­то­ра и че­ты­ре тур­бо­ге­не­ра­то­ра мощ­но­стью 320 кВт ка­ж­дый. На­пря­же­ние по­сто­ян­но­го то­ка рав­ня­лось 225 В. В ус­ло­ви­ях боя они снаб­жа­ли все сис­те­мы и уст­рой­ст­ва, обес­пе­чи­ваю­щие связь, ве­де­ние ог­ня, управ­ле­ние ко­раб­лем, а так­же две тре­ти ос­ве­ти­тель­ных при­бо­ров.

Дви­жи­те­ля­ми ко­раб­лей яв­ля­лись че­ты­ре трех­ло­па­ст­ных греб­ных вин­та, ка­ж­дый диа­мет­ром 3,28 м и с ша­гом 3,05 м. Плос­кость вра­ще­ния сред­них вин­тов на­хо­ди­лась в рай­оне 139 шп. и от­стоя­ла на 3,05 м от диа­мет­раль­ной плос­ко­сти и на 2,44 м от кром­ки ки­ля. Край­ние вин­ты рас­по­ла­га­лись на 132 шп. и от­стоя­ли от диа­мет­раль­ной плос­ко­сти и ки­ля со­от­вет­ст­вен­но на 6,40 и 3,05 м.

Ко­рабль управ­лял­ся дву­мя ру­ля­ми: боль­шим пло­ща­дью 28,3 м2 и ма­лым пло­ща­дью 13,5 м2. Наи­боль­шее вре­мя пе­ре­клад­ки боль­шо­го ру­ля из сред­не­го по­ло­же­ния на борт (35°) со­став­ля­ло 30 с. Ра­ди­ус ус­та­но­вив­шей­ся цир­ку­ля­ции дос­ти­гал 239 м при уг­ле кре­на 3,4°. Наи­боль­ший же воз­мож­ный крен, при вне­зап­ной пе­ре­клад­ке ру­ля, не пре­вос­хо­дил 10°.

Якор­но-ш­вар­тов­ное уст­рой­ст­во со­стоя­ло двух ста­но­вых и од­но­го за­пас­но­го яко­ря сис­те­мы Хол­ла мас­сой 8,23 т ка­ж­дый. Яко­ря вы­би­ра­лись це­пью ка­либ­ром 76 мм. Два элек­три­че­ских шпи­ля для вы­би­ра­ния тро­сов на­хо­ди­лось в кор­ме, и два, уже па­ро­вых, то­го же на­зна­че­ния — в но­су. Там же име­лись два па­ро­вых шпи­ля для вы­би­ра­ния якор­ных ка­на­тов.

Мощ­ность ма­шин па­ро­вых шпи­лей со­став­ля­ла 250 л.с. Наи­боль­шее уси­лие тя­ги ка­нат­ных па­ро­вых шпи­лей рав­ня­лось 25 тс.

В со­став шлю­поч­но­го воо­ру­же­ния вхо­ди­ли: два па­ро­вых ка­те­ра мас­сой по 14 т, раз­ме­щен­ных по бор­там верх­ней па­лу­бы в рай­оне 102-112 шп.; два 20-весельных бар­ка­за мас­сой по 3,46 т, раз­ме­щен­ных ме­ж­ду па­ро­вы­ми ка­те­ра­ми; на ро­ст­рах над 20-весельными бар­ка­за­ми на­хо­ди­лись два мо­тор­ных ка­те­ра; два 20-весельных мо­тор­ных бар­ка­за — по бо­кам кор­мо­вой тру­бы; два 6-весельных вель­бо­та (ка­пи­тан­ский мас­сой 0,592 т и спа­са­тель­ный мас­сой 0,703 т) — на шлюп­бал­ках ме­ж­ду 49 и 53 шп.; два 6-весельных яла мас­сой по 0,64 т — на шлюп­бал­ках ме­ж­ду 41 и 48 шп.

Об­ще­ко­ра­бель­ные сис­те­мы

Ко­раб­ли бы­ли обо­ру­до­ва­ны во­до­от­лив­ной, осу­ши­тель­ной, по­жар­ной сис­те­ма­ми, а так­же сис­те­мой вы­рав­ни­ва­ния кре­на и диф­фе­рен­та и сис­те­мой оро­ше­ния и за­то­п­ле­ния ар­тил­ле­рий­ских по­гре­бов.

Осу­ши­тель­ная сис­те­ма со­стоя­ла из де­вя­ти трюм­но-по­жар­ных на­со­сов сис­те­мы Вар­тинг­то­на про­из­во­ди­тель­но­стью по 75 т/ч ка­ж­дый. По од­но­му на­со­су раз­ме­ща­лось в ка­ж­дом из ко­тель­ных и тур­бин­ных от­де­ле­ний и по од­но­му — в ка­ж­дом из двух от­де­ле­ний хо­ло­диль­ни­ков (кон­ден­са­то­ров). Управ­ле­ние кла­па­на­ми этих на­со­сов на­хо­ди­лось воз­ле са­мих на­со­сов.

Во­до­от­лив­ная сис­те­ма вклю­ча­ла в се­бя 14 гид­рав­ли­че­ских тур­бин­ных на­со­са сис­те­мы ин­же­не­ра-ме­ха­ни­ка Иль­и­на про­из­во­ди­тель­но­стью по 500 т/ч, ко­то­рые раз­ме­ща­лись в раз­лич­ных важ­ней­ших по­ме­ще­ни­ях трю­ма. Ка­ж­дый из них от­ка­чи­вал во­ду из сво­его по­ме­ще­ния, но при не­об­хо­ди­мо­сти по пе­ре­пу­ск­ной сис­те­ме к не­му мог­ла по­да­вать­ся во­да и из со­сед­них по­ме­ще­ний.

Управ­ле­ние во­до­от­лив­ны­ми на­со­са­ми и кла­па­на­ми пе­ре­пу­ск­ной сис­те­мы осу­ще­ст­в­ля­лось с верх­ней па­лу­бы; ис­клю­че­ние со­став­ля­ли кла­па­ны око­неч­но­стей.

В по­жар­ную сис­те­му, кро­ме упо­мя­ну­тых вы­ше, де­вя­ти трюм­но-по­жар­ных на­со­сов вхо­ди­ли так­же два цен­тро­беж­ных на­со­са про­из­во­ди­тель­но­стью по 150 т/ч. По­жар­ная ма­ги­ст­раль бы­ла коль­це­вой и рас­по­ла­га­лась под ниж­ней па­лу­бой, под­ни­ма­ясь у край­них ба­шен под сред­нюю па­лу­бу. Ма­ги­ст­раль име­ла пе­ре­мыч­ки в ко­тель­ных и тур­бин­ных от­де­ле­ни­ях, от­де­ле­ни­ях хо­ло­диль­ни­ков (кон­ден­са­то­ров). Диа­метр труб ма­ги­ст­ра­ли — 150 мм. На­со­сы при­сое­ди­ня­лись к ма­ги­ст­ра­ли при по­мо­щи по­пе­реч­ных труб диа­мет­ром 75 мм. От ма­ги­ст­ра­ли шли от­ро­ст­ки на­верх и вниз к 76 по­жар­ным кла­па­нам. Кро­ме слу­ча­ев ис­поль­зо­ва­ния при по­жа­ре, по­жар­ная сис­те­ма пред­на­зна­ча­лась и для про­чи­ст­ки ре­ше­ток кин­г­сто­нов, фа­но­вых и сточ­ных труб, для ин­жек­то­ров осу­ши­тель­ной сис­те­мы при вы­ка­чи­ва­нии гряз­ной во­ды из бань и пра­чеч­ных.

Сис­те­ма за­то­п­ле­ния бы­ла обо­ру­до­ва­на 28 кин­г­сто­на­ми с кла­пан­ны­ми ко­роб­ка­ми. Для обес­пе­че­ния за­то­п­ле­ния из от­де­ле­ний трю­ма на сред­нюю па­лу­бу шли «воз­душ­ные» тру­бы. Со сред­ней па­лу­бы осу­ще­ст­в­ля­лось и управ­ле­ние за­то­п­ле­ни­ем.

Сис­те­ма вы­рав­ни­ва­ния кре­на и диф­фе­рен­та со­стоя­ла из кин­г­сто­на, за­то­п­ляю­ще­го че­рез пе­ре­пу­ск­ные кла­па­ны и тру­бы по че­ты­ре от­се­ка на ка­ж­дом бор­ту.

По­ме­ще­ния ко­раб­ля вен­ти­ли­ро­ва­лись 111 вен­ти­ля­то­ра­ми об­щей про­из­во­ди­тель­но­стью 317400 м3 воз­ду­ха в час. Из них 29 вен­ти­ля­то­ров име­ли про­из­во­ди­тель­ность по 6000 м3; 25 вен­ти­ля­то­ров — по 3000 м3; 57 вен­ти­ля­то­ров — по 1200 м3. Вен­ти­ля­то­ры объ­е­ди­ня­лись в раз­лич­ные груп­пы, об­слу­жи­вав­шие ряд ав­то­ном­ных сис­тем. Диа­метр тру­бо­про­во­дов этих сис­тем ко­ле­бал­ся в пре­де­лах от 50 до 474 мм.

К мо­мен­ту всту­п­ле­ния ли­ней­ных ко­раб­лей в строй штат­ная ком­плек­та­ция ка­ж­до­го из них со­стоя­ла из 31 офи­це­ра, 28 кон­дук­то­ров и 1066 ниж­них чи­нов.

В ап­ре­ле 1907 го­да им­пе­ра­тор Ни­ко­лай II одоб­рил один из че­ты­рех ва­ри­ан­тов раз­ра­ба­ты­вае­мой Мор­ским ге­не­раль­ным шта­бом (МГШ) су­до­строи­тель­ной про­грам­мы, це­лью ко­то­рой яв­ля­лось вос­пол­не­ние ут­ра­чен­но­го в хо­де Рус­ско-я­пон­ской вой­ны ко­ра­бель­но­го со­ста­ва Бал­тий­ско­го фло­та. В рам­ках ука­зан­но­го ва­ри­ан­та на­ме­ча­лось строи­тель­ст­во че­ты­рех ли­ней­ных ко­раб­лей так на­зы­вае­мо­го «дред­но­ут­но­го» ти­па.

Из со­об­ра­же­ний не­об­хо­ди­мо­сти по­пол­не­ния оте­че­ст­вен­но­го фло­та наи­луч­ши­ми ко­раб­ля­ми та­ко­го клас­са Мор­ской ми­нистр Рос­сии ад­ми­рал И.М. Ди­ков ле­том 1907 го­да при­нял ре­ше­ние о про­ве­де­нии ши­ро­ко­мас­штаб­но­го ме­ж­ду­на­род­но­го кон­кур­са про­ек­тов. При­ня­тию та­ко­го ре­ше­ния пред­ше­ст­во­вал при­мер­но по­лу­то­ра­го­дич­ный пе­ри­од ос­мыс­ле­ния ито­гов ми­нув­шей вой­ны, пе­ре­смот­ра воз­зре­ний на так­ти­ку эс­кад­рен­но­го боя и тре­бо­ва­ний к пред­на­зна­чен­ным для та­ко­го боя ко­раб­лям, а так­же без­ус­пеш­ных по­пы­ток спе­циа­ли­стов Мор­ско­го тех­ни­че­ско­го ко­ми­те­та (МТК) са­мо­стоя­тель­но раз­ра­бо­тать про­ект со­вре­мен­но­го лин­ко­ра.

Еще в на­ча­ле 1906 го­да уче­ный от­дел Глав­но­го мор­ско­го шта­ба (ГМШ) про­вел сре­ди из­вест­ных офи­це­ров, ад­ми­ра­лов, су­до­строи­те­лей оп­рос об их ви­де­нии на­прав­ле­ний со­вер­шен­ст­во­ва­ния бое­вых ко­раб­лей. Мне­ния оп­ра­ши­вае­мых по мно­гим во­про­сам бы­ли дос­та­точ­но про­ти­во­ре­чи­вы. Еди­но­душ­но все уча­ст­ни­ки оп­ро­са при­зна­ли наи­важ­ней­ши­ми так­ти­че­ски­ми эле­мен­та­ми воо­ру­же­ние, бро­ни­ро­ва­ние, ско­рость, даль­ность пла­ва­ния. Во­до­из­ме­ще­ние же, мощ­ность ма­шин, за­па­сы то­п­ли­ва, по их мне­нию, оп­ре­де­ля­лись лишь воз­мож­но­стя­ми тех­ни­ки обес­пе­чить функ­цио­ни­ро­ва­ние ко­раб­ля как бое­вой сис­те­мы («ко­раб­лю в бою при­дет­ся иметь де­ло с пуш­ка­ми и ско­ро­стью про­тив­ни­ка, а не с чис­лом тонн его во­до­из­ме­ще­ния или чис­лом ло­ша­ди­ных сил»).

Не­ма­ло­важ­ное зна­че­ние при­да­ва­ли и спо­соб­но­сти ко­раб­ля со­хра­нять ос­той­чи­вость при лю­бых по­вре­ж­де­ни­ях и раз­ру­ше­ни­ях вне за­ви­си­мо­сти от ос­тат­ка за­па­са пла­ву­че­сти («ко­рабль дол­жен то­нуть не оп­ро­ки­ды­ва­ясь»).

Тем вре­ме­нем на фло­тах ми­ра про­дол­жа­ет­ся со­вер­шен­ст­во­ва­ние бро­не­нос­ных ко­раб­лей по сле­дую­щим на­прав­ле­ни­ям:
про­ис­хо­дит пе­ре­ход к сис­те­ме двух ка­либ­ров: глав­но­го, от 280 мм и вы­ше, и про­ти­во­мин­но­го, от 76 до 152 мм;
уве­ли­чи­ва­ет­ся чис­ло ору­дий глав­но­го ка­либ­ра и сек­то­ров ве­де­ния ими ог­ня за счет ми­ни­ми­за­ции объ­е­мов ру­бок и над­стро­ек; сек­то­ра об­стре­ла мак­си­маль­но воз­мож­но­го чис­ла ору­дий про­ти­во­мин­ной ар­тил­ле­рии до­во­дят­ся до по­гон­но­го и ре­ти­рад­но­го на­прав­ле­ния;
со­вер­шен­ст­ву­ют­ся ар­тил­ле­рий­ские бо­е­при­па­сы;
бро­ней при­кры­ва­ет­ся мак­си­маль­но воз­мож­ная пло­щадь над­вод­но­го бор­та, уси­ли­ва­ет­ся бро­ни­ро­ва­ние па­луб и внут­рен­них кон­ст­рук­ций;
во­про­сы по­вы­ше­ния жи­ву­че­сти и ос­той­чи­во­сти ре­ша­ют­ся, в чис­ле про­че­го, пу­тем вве­де­ния не­про­ни­цае­мых бор­то­вых пе­ре­бо­рок с обес­пе­че­ни­ем си­фо­ни­за­ции во­ды из по­вре­ж­ден­но­го от­се­ка в от­сек про­ти­во­по­лож­но­го бор­та;
про­ис­хо­дит от­каз от та­ран­но­го фор­мо­об­ра­зо­ва­ния фор­штев­ня;
глав­ны­ми ко­ра­бель­ны­ми дви­га­те­ля­ми ста­но­вят­ся па­ро­вые тур­би­ны, в ка­че­ст­ве вспо­мо­га­тель­ных дви­га­те­лей на­чи­на­ют ис­поль­зо­вать­ся ди­зе­ли;
со­вер­шен­ст­во­ва­ние кот­лов идет по пу­ти по­вы­ше­ния па­ро­про­из­во­ди­тель­но­сти и ра­бо­че­го дав­ле­ния с пе­ре­хо­дом на жид­кое то­п­ли­во;
на­чи­на­ет­ся при­ме­не­ние ста­ли с бо­лее вы­со­ки­ми проч­но­ст­ны­ми ха­рак­те­ри­сти­ка­ми, а так­же зна­чи­тель­но со­кра­ща­ет­ся ис­поль­зо­ва­ние де­ре­ва и дру­гих го­рю­чих ма­те­риа­лов.
Все пе­ре­чис­лен­ное по­зво­ли­ло соз­дать бро­не­нос­ные ко­раб­ли с ка­че­ст­вен­но но­вым уров­нем бое­вых воз­мож­но­стей, пер­вым из ко­то­рых и стал анг­лий­ский «Dreadnought».

В ап­ре­ле 1906 го­да мор­ской ми­нистр ви­це-ад­ми­рал А.А. Би­ри­лев сфор­ми­ро­вал под сво­им пред­се­да­тель­ст­вом внут­ри­ве­дом­ст­вен­ную ко­мис­сию — Осо­бое со­ве­ща­ние. К кон­цу сле­дую­ще­го ме­ся­ца со­ве­ща­ние оп­ре­де­ли­лось с об­щи­ми так­ти­че­ски­ми тре­бо­ва­ния­ми к бу­ду­ще­му бро­не­нос­но­му (с 1907 го­да — ли­ней­но­му) ко­раб­лю. Во­до­из­ме­ще­ние его пред­по­ла­га­лось рав­ным 19-20 тыс. т; ско­рость хо­да — не ме­нее 21 уз; ар­тил­ле­рий­ское воо­ру­же­ние долж­но бы­ло со­сто­ять не ме­нее чем из вось­ми 305-мм и два­дца­ти 120-мм ору­дий; тол­щи­на бро­не­во­го поя­са по ва­тер­ли­нии долж­на бы­ла из­ме­нять­ся от 127 мм в око­неч­но­стях до 203 мм в сред­ней час­ти.

На ос­но­ва­нии так­ти­че­ских тре­бо­ва­ний, сфор­му­ли­ро­ван­ных Осо­бым со­ве­ща­ни­ем, тех­ни­че­ский ко­ми­тет раз­ра­бо­тал де­вять пре­дэс­киз­ных ва­ри­ан­тов, фак­ти­че­ски сво­див­ших­ся к двум: пер­вый — со ско­ро­стью хо­да 22 уз и воо­ру­же­ни­ем из вось­ми 305-мм ору­дий; вто­рой — с де­ся­тью ору­дия­ми и ско­ро­стью хо­да 21 уз.

Для вы­бо­ра луч­ше­го ва­ри­ан­та Осо­бое со­ве­ща­ние вы­ну­ж­де­но бы­ло соз­дать спе­ци­аль­ную ко­мис­сию под пред­се­да­тель­ст­вом ге­не­рал-лей­те­нан­та С.К. Рат­ни­ка. Ко­мис­сия, так и не от­дав пред­поч­те­ния ни од­но­му из ва­ри­ан­тов, со­ста­ви­ла «Ос­нов­ные по­ло­же­ния, ко­то­рые долж­ны при­ни­мать­ся к ру­ко­во­дству для со­став­ле­ния окон­ча­тель­но­го про­ек­та». По сво­ей су­ти этот до­ку­мент и стал пер­вым так­ти­ко-тех­ни­че­ским за­да­ни­ем на про­ек­ти­ро­ва­ние ли­ней­но­го ко­раб­ля но­во­го ти­па. Оп­ре­де­ляю­щей в нем, при за­дан­ной дли­не кор­пу­са в 153 м, ста­ла по­пыт­ка раз­ме­ще­ния глав­ной ар­тил­ле­рии в пя­ти двух­ору­дий­ных баш­нях без сту­пен­ча­то­го рас­по­ло­же­ния по­след­них на верх­ней па­лу­бе. Та­кую ком­по­нов­ку ко­мис­сия С.К. Рат­ни­ка счи­та­ла воз­мож­ным вы­пол­нить лишь при ром­би­че­ской схе­ме раз­ме­ще­ния глав­ной ар­тил­ле­рии, не при­бе­гая при этом к «ис­кус­ст­вен­но­му» уши­ре­нию кор­пу­са.

По упо­мя­ну­то­му тех­ни­че­ско­му за­да­нию бы­ло раз­ра­бо­та­но не­сколь­ко эс­киз­ных про­ек­тов. Наи­боль­ший ин­те­рес пред­став­ля­ли со­бой эс­киз­ные про­ек­ты с ка­зе­мат­ным и ба­шен­ным раз­ме­ще­ни­ем про­ти­во­мин­ной ар­тил­ле­рии, пред­став­лен­ные анг­лий­ским за­во­дом «Вик­керс», и раз­ра­бо­тан­ные под ру­ко­во­дством глав­но­го ко­ра­бель­но­го ин­же­не­ра Санк­т-Пе­тер­бург­ско­го пор­та Д.В. Сквор­цо­ва на пред­при­ятии «Но­вое су­до­строе­ние», объ­е­ди­нен­ном вско­ре с «Но­вым Ад­ми­рал­тей­ст­вом» в Ад­ми­рал­тей­ский за­вод. От­ли­чия про­ек­тов сво­ди­лись лишь к не­зна­чи­тель­ной раз­ни­це в тол­щи­не бро­ни ба­шен и над­вод­но­го бор­та. Из-за же­ла­ния стро­ить ко­раб­ли си­ла­ми оте­че­ст­вен­ной про­мыш­лен­но­сти Осо­бое со­ве­ща­ние А.А. Би­ри­ле­ва пред­поч­те­ние от­да­ло ва­ри­ан­там «Но­во­го су­до­строе­ния».

Во­прос о фи­нан­си­ро­ва­нии соз­да­ния для Бал­тий­ско­го фло­та ли­ней­ных ко­раб­лей по од­но­му из про­ек­тов «Но­во­го су­до­строе­ния» по­сле­до­ва­тель­но, в те­че­ние вто­рой по­ло­ви­ны 1906 го­да, рас­смат­ри­вал­ся ми­ни­ст­ром фи­нан­сов, ме­ж­ду­ве­дом­ст­вен­ным со­ве­ща­ни­ем, Со­ве­том Ми­ни­ст­ров, Со­ве­том го­су­дар­ст­вен­ной обо­ро­ны и, на­ко­нец, лич­но Ни­ко­ла­ем II. В ито­ге в фи­нан­си­ро­ва­нии бы­ло от­ка­за­но. При­чи­на за­клю­ча­лась в от­сут­ст­вии ос­но­во­по­ла­гаю­щих до­ку­мен­тов, ко­то­рые долж­ны бы­ли быть ра­нее раз­ра­бо­та­ны Мор­ским ми­ни­стер­ст­вом и при­ня­ты на го­су­дар­ст­вен­ном уров­не: из­ло­же­ние стра­те­ги­че­ских за­дач Бал­тий­ско­го фло­та и су­до­строи­тель­ная про­грам­ма по его по­пол­не­нию. Так, во мно­гом без­ре­зуль­тат­но, за­кон­чил­ся пер­вый, длив­ший­ся весь 1906 год, этап про­ек­ти­ро­ва­ния ли­ней­ных ко­раб­лей.

С при­хо­дом но­во­го мор­ско­го ми­ни­ст­ра И.М. Ди­ко­ва МГШ ак­ти­ви­зи­ро­вал ра­бо­ту по оп­ре­де­ле­нию стра­те­ги­че­ских за­дач Бал­тий­ско­го фло­та, фор­му­ли­ров­ке тре­бо­ва­ний к бое­вым ко­раб­лям и раз­ра­бот­ке су­до­строи­тель­ной про­грам­мы. В мар­те 1907 го­да штаб пред­ста­вил Ни­ко­лаю II док­лад под на­зва­ни­ем «Стра­те­ги­че­ские ос­но­ва­ния для пла­на вой­ны на мо­ре», а в сле­дую­щем ме­ся­це — упо­мя­ну­тые вы­ше пред­ва­ри­тель­ные про­ра­бот­ки бу­ду­щей су­до­строи­тель­ной про­грам­мы.

Сфор­му­ли­ро­вал МГШ и тре­бо­ва­ния к бу­ду­щим ли­ней­ным ко­раб­лям. На­зна­че­ни­ем им ста­но­ви­лось «пе­ре­дви­же­ние на те­ат­ре во­ен­ных дей­ст­вий в со­ста­ве эс­кад­ры и бой в ли­нии ба­та­лии на раз­лич­ных дис­тан­ци­ях». При этом ли­ней­ные ко­раб­ли долж­ны бы­ли иметь «наи­боль­шее [воз­мож­ное] раз­ви­тие всех на­сту­па­тель­ных и обо­ро­ни­тель­ных средств». В чис­ло так­ти­че­ских ха­рак­те­ри­стик вклю­ча­лись тре­бо­ва­ния об умень­ше­нии пло­ща­ди по­ра­жае­мой по­верх­но­сти си­лу­эта, в том чис­ле вы­со­ты над­вод­но­го бор­та (од­на­ко не в ущерб мо­ре­ход­но­сти); рас­по­ло­же­нии ору­дий, как глав­но­го, так и про­ти­во­мин­но­го ка­либ­ров, обес­пе­чи­ваю­щем ка­ж­до­му из ка­либ­ров кру­го­вые сек­то­ра ве­де­ния ог­ня при мак­си­маль­но воз­мож­ной жи­ву­че­сти ар­тил­ле­рий­ских ус­та­но­вок. Для глав­но­го ка­либ­ра долж­ны ис­поль­зо­вать­ся де­сять 305-мм ору­дий с дли­ной ство­ла 50 или бо­лее ка­либ­ров, для про­ти­во­мин­но­го — не ме­нее че­тыр­на­дца­ти 120-мм ору­дий, что пред­по­ла­га­ло от­ра­же­ние ата­ки до ди­ви­зио­на ми­но­нос­цев.

Ис­хо­дя из опы­та Рус­ско-я­пон­ской вой­ны, кар­ди­наль­но из­ме­ни­лась в рос­сий­ском фло­те и кон­цеп­ция тре­бо­ва­ний к бро­ни­ро­ва­нию. Ра­нее це­лью бро­ни­ро­ва­ния яв­ля­лась за­щи­та по­гре­бов, кот­лов, ме­ха­низ­мов. Но спе­ци­фи­ка ми­нув­шей вой­ны за­клю­ча­лась в эф­фек­тив­ном ис­поль­зо­ва­нии япон­ца­ми от­но­си­тель­но тон­ко­стен­ных и тя­же­лых фу­гас­ных сна­ря­дов. В то же вре­мя за пе­ри­од бое­вых дей­ст­вий от­сут­ст­во­ва­ли слу­чаи про­ник­но­ве­ния япон­ских бро­не­бой­ных сна­ря­дов за бро­ню ци­та­де­ли или ору­дий­ных ба­шен с по­сле­дую­щей де­то­на­ци­ей бое­за­па­са или вы­во­да энер­ге­ти­че­ской ус­та­нов­ки из строя. При­чи­на­ми ги­бе­ли бро­не­нос­цев яв­ля­лись: раз­ру­ше­ние фу­гас­ны­ми сна­ря­да­ми сла­бо­бро­ни­ро­ван­ных или не­бро­ни­ро­ван­ных над­вод­ных кон­ст­рук­ций; срыв бро­не­вых плит при по­втор­ных по­па­да­ни­ях сна­ря­дов; ин­тен­сив­ное воз­го­ра­ние де­ре­ва, ту­ше­ние ко­то­ро­го тре­бо­ва­ло обиль­ной по­да­чи во­ды, сни­жав­шей, из-за сво­его ско­п­ле­ния на верх­них уров­нях, ос­той­чи­вость ко­раб­лей. Ис­хо­дя из «цу­сим­ско­го» опы­та, счи­та­лось не­об­хо­ди­мым на про­тя­же­нии всей дли­ны кор­пу­са при­кры­вать бор­та в рай­оне ва­тер­ли­нии тол­стым бро­не­вым поя­сом, пре­пят­ст­вую­щим про­ник­но­ве­нию бро­не­бой­ных сна­ря­дов и за­щи­щав­шим тем са­мым за­пас пла­ву­че­сти, а так­же осу­ще­ст­в­лять сплош­ное бро­ни­ро­ва­ние над­вод­ной час­ти бор­та для за­щи­ты от фу­гас­ных сна­ря­дов. В опи­сы­вае­мый пе­ри­од раз­ра­бот­ки так­ти­че­ских тре­бо­ва­ний ниж­ний бро­не­вой по­яс на­руж­ной об­шив­ки, по мне­нию МГШ, сле­до­ва­ло за­щи­щать 305-мм бро­ней, бро­ня на­руж­ной об­шив­ки до верх­ней па­лу­бы долж­на бы­ла иметь тол­щи­ну 152 мм.

Глав­ную энер­ге­ти­че­скую ус­та­нов­ку штаб пред­ло­жил ос­на­стить тур­би­на­ми и вы­со­ко­про­из­во­ди­тель­ны­ми тон­кот­руб­ны­ми кот­ла­ми, при этом ско­рость хо­да по-преж­не­му долж­на бы­ла быть не ме­нее 21 уз.

На ос­но­ва­нии этих тре­бо­ва­ний МТК к се­ре­ди­не мая 1907 го­да оп­ре­де­лил­ся с ос­нов­ны­ми так­ти­ко-тех­ни­че­ски­ми эле­мен­та­ми и пред­ста­вил их на ут­вер­жде­ние мор­ско­му ми­ни­ст­ру, по­сле че­го в те­че­ние при­мер­но по­лу­го­да про­дол­жа­лись уточ­не­ния, до­пол­не­ния и со­гла­со­ва­ния раз­лич­ных па­ра­мет­ров.

Так, ка­либр про­ти­во­мин­ной ар­тил­ле­рии ме­ня­ет­ся со 120 на 102 мм, как обес­пе­чи­ваю­щий боль­шую ско­ро­стрель­ность с дос­та­точ­ной, при при­ме­не­нии про­тив ми­но­нос­цев, раз­ру­ши­тель­ной си­лой. За­тем на со­вме­ст­ном за­се­да­нии МТК и МГШ вновь воз­вра­ща­ет­ся ва­ри­ант ус­та­нов­ки 120-мм ору­дий. На этом же за­се­да­нии, ис­хо­дя из су­ще­ст­вую­щих глу­бин фар­ва­те­ров и рей­дов, а так­же пер­спек­тив уве­ли­че­ния глу­би­ны Су­эц­ко­го ка­на­ла, бы­ла оп­ре­де­ле­на и осад­ка ко­раб­ля: 8,4 м при нор­маль­ном во­до­из­ме­ще­нии и 8,8-9,2 м — при пол­ном.

В сен­тяб­ре 1907 го­да вы­ска­за­ли свои пред­ло­же­ния и чле­ны Ад­ми­рал­тей­ст­в-со­ве­та. Они со­чли не­об­хо­ди­мым до­ве­сти даль­ность стрель­бы глав­но­го ка­либ­ра до 100 кб.

В де­каб­ре 1907 го­да со­стоя­лось ут­вер­жде­ние окон­ча­тель­но­го ва­ри­ан­та тех­ни­че­ских ус­ло­вий на про­ек­ти­ро­ва­ние ко­раб­ля. Не­об­хо­ди­мо от­ме­тить, что в по­лу­го­до­вой пе­ри­од уточ­не­ний так­ти­ко-тех­ни­че­ских ха­рак­те­ри­стик фак­ти­че­ски шло уси­ле­ние ар­тил­ле­рий­ско­го воо­ру­же­ния за счет уве­ли­че­ния во­до­из­ме­ще­ния и сни­же­ния тол­щи­ны бро­ни­ро­ва­ния. В окон­ча­тель­ном ва­ри­ан­те чис­ло 305-мм ору­дий дос­тиг­ло 12, а 120-мм -16. Воз­ник­ла мысль о раз­ме­ще­нии ору­дий глав­но­го ка­либ­ра в трех­ору­дий­ных баш­нях с рас­ста­нов­кой по­след­них ли­ней­но и рав­но­уда­ле­но друг от дру­га.

Не­со­мнен­но, что при­ня­тию та­ко­го ре­ше­ния спо­соб­ст­во­ва­ли ито­ги со­ве­ща­ния, про­ве­ден­но­го в сте­нах Мор­ской ака­де­мии. По мне­нию уча­ст­во­вав­ших в нем флот­ских спе­циа­ли­стов, от эс­кад­ры ли­ней­ных ко­раб­лей тре­бо­ва­лось в пер­вую оче­редь обес­пе­чить ве­де­ние мак­си­маль­но воз­мож­но­го мас­си­ро­ван­но­го и со­сре­до­то­чен­но­го ог­ня при мак­си­маль­но воз­мож­ной ско­ро­сти ма­нев­ри­ро­ва­ния, по­зво­ляю­щей наи­бо­лее эф­фек­тив­но из­ме­нять рас­стоя­ние до про­тив­ни­ка и пе­ре­во­дить цель на кур­со­вые уг­лы, обес­пе­чи­вая ис­поль­зо­ва­ние всей ар­тил­ле­рии глав­но­го ка­либ­ра.

Вы­пол­не­ние этой за­да­чи, по глу­бо­ко­му убе­ж­де­нию уча­ст­во­вав­ших в со­ве­ща­нии офи­це­ров, бы­ло воз­мож­но толь­ко ко­раб­ля­ми с ли­ней­ной схе­мой раз­ме­ще­ния ору­дий, по­зво­ляв­шей иметь наи­бо­лее ши­ро­кий, об­щий для всех ору­дий, сек­тор ве­де­ния ог­ня. Де­ло в том, что ром­би­че­ская схе­ма рас­по­ло­же­ния ба­шен, рас­смат­ри­вав­шая­ся ра­нее ко­мис­си­ей С.К. Рат­ни­ка как ос­нов­ная, да­ет срав­ни­тель­но не­боль­шой сек­тор об­стре­ла на про­ти­во­по­лож­ный борт. Ли­ней­но-сту­пен­ча­тое, или груп­по­вое, рас­по­ло­же­ние по­зво­ля­ет вес­ти по­гон­ный ли­бо ре­ти­рад­ный огонь уже двум баш­ням, но, с дру­гой сто­ро­ны, не­сколь­ко умень­ша­ет у ни­же­ле­жа­щих ба­шен око­неч­но­стей сек­то­ра ве­де­ния ог­ня в за­тра­верз­ных на­прав­ле­ни­ях. А вот ли­ней­ное рас­по­ло­же­ние, то есть рас­по­ло­же­ние ба­шен в диа­мет­раль­ной плос­ко­сти, да­ет всем ору­ди­ям мак­си­маль­но воз­мож­ные сек­то­ра об­стре­ла на лю­бой из бор­тов.

В по­след­ние дни 1907 го­да Глав­ное управ­ле­ние ко­раб­ле­строе­ния и снаб­же­ний (ГУ­КиС) от име­ни ру­ко­во­дства Мор­ско­го ми­ни­стер­ст­ва ра­зо­сла­ло ве­ду­щим рос­сий­ским за­во­дам и ино­стран­ным фир­мам при­гла­ше­ние при­нять уча­стие в кон­кур­се на луч­ший эс­киз­ный про­ект ли­ней­но­го ко­раб­ля. Вме­сте с при­гла­ше­ния­ми бы­ли ра­зо­сла­ны и из­ло­жен­ные в три­дца­ти­ст­ра­нич­ном до­ку­мен­те так­ти­ко-тех­ни­че­ское за­да­ние на раз­ра­бот­ку эс­киз­но­го про­ек­та, а так­же ус­ло­вия про­ве­де­ния кон­кур­са. В со­от­вет­ст­вии с ни­ми, фир­ма, по­бе­див­шая в кон­кур­се, мог­ла за­клю­чить с Мор­ским ми­ни­стер­ст­вом до­го­вор на раз­ра­бот­ку тех­ни­че­ско­го про­ек­та, а за­тем и ра­бо­чей кон­ст­рук­тор­ской до­ку­мен­та­ции, то есть чер­те­жей, не­по­сред­ст­вен­но не­об­хо­ди­мых для по­строй­ки. По­строй­ку че­ты­рех ли­ней­ных ко­раб­лей пла­ни­ро­ва­лось осу­ще­ст­вить си­ла­ми рос­сий­ской про­мыш­лен­но­сти, но при мак­си­маль­но воз­мож­ном тех­ни­че­ском со­дей­ст­вии фир­мы-по­бе­ди­тель­ни­цы. Все­го к уча­стию в кон­кур­се при­гла­си­ли шесть оте­че­ст­вен­ных за­во­дов и 21 ино­стран­ное пред­при­ятие. Изъ­я­ви­ли же­ла­ние уча­ст­во­вать в кон­кур­се и не­сколь­ко ко­ра­бель­ных ин­же­не­ров.

К на­ча­лу кон­кур­са в Опы­то­вом бас­сей­не про­ве­ли ис­пы­та­ние мо­де­лей и ото­бра­ли ту, об­во­ды ко­то­рой га­ран­ти­ро­ва­ли дос­ти­же­ние лин­ко­ром, при во­до­из­ме­ще­нии 23000 т и мощ­но­сти тур­бин 32000 л.с., ско­ро­сти хо­да 21,75 уз; при фор­си­ро­ва­нии мощ­но­сти тур­бин до 45000 л.с. ожи­да­лось дос­ти­же­ние ско­ро­сти 24 уз.

К на­зна­чен­но­му сро­ку, 28 фев­ра­ля 1908 го­да, в Мор­ское ми­ни­стер­ст­во от 18 кон­кур­сан­тов по­сту­пил 51 про­ект, рас­смат­ри­вав­ших­ся раз­дель­но МГШ и МТК. Под­ра­зу­ме­ва­лось, что в шта­бе бу­дут изу­чать­ся так­ти­че­ские ас­пек­ты про­ек­тов, а в ко­ми­те­те — их тех­ни­че­ские сто­ро­ны. Од­на­ко в шта­бе про­иг­но­ри­ро­ва­ли кон­курс­ное так­ти­ко-тех­ни­че­ское за­да­ние на раз­ра­бот­ку про­ек­та и, ис­хо­дя из сво­их так­ти­че­ских тре­бо­ва­ний к ли­ней­но­му ко­раб­лю, сфор­му­ли­ро­ва­ли 11 кри­те­ри­ев, в со­от­вет­ст­вии с ко­то­ры­ми и от­да­ва­ли пред­поч­те­ние то­му или ино­му про­ек­ту.

Так, рас­смат­ри­ва­лись толь­ко ва­ри­ан­ты с ли­ней­ным раз­ме­ще­ни­ем глав­ной ар­тил­ле­рии. По рас­по­ло­же­нию про­ти­во­мин­ной ар­тил­ле­рии пред­поч­те­ние от­да­ва­лось ва­ри­ан­там, имев­шим боль­шее чис­ло ору­дий, стре­ляв­ших пря­мо по но­су или кор­ме и об­ла­дав­ших при этом сек­то­ра­ми об­стре­ла бо­лее 90°. По бро­ни­ро­ва­нию пред­поч­те­ние от­да­ва­лось ко­раб­лю с боль­шей пло­ща­дью бро­ни­ро­ва­ния бор­та. Счи­та­лись луч­ши­ми ко­раб­ли, на ко­то­рых про­доль­ная пе­ре­бор­ка от­стоя­ла даль­ше от бор­та, а, кро­ме обыч­ных про­доль­ных бор­то­вых уголь­ных ям име­лись и пред­на­зна­чен­ные для ис­поль­зо­ва­ния во вре­мя боя внут­ри­кор­пус­ные по­пе­реч­ные ямы. По глав­ной энер­ге­ти­че­ской ус­та­нов­ке пред­поч­те­ние от­да­ва­лось про­ек­там, пре­ду­смат­ри­вав­шим эше­лон­ное рас­по­ло­же­ние ко­тель­ных и тур­бин­ных от­де­ле­ний.

Один­на­дца­тый, по­след­ний, оце­ноч­ный кри­те­рий в МГШ сфор­му­ли­ро­ва­ли сле­дую­щим об­ра­зом: «Как об­щее по­ло­же­ние, пред­поч­те­ние долж­но быть от­да­но то­му про­ек­ту, в ко­то­ром со­сре­до­то­че­на наи­боль­шая си­ла при наи­мень­шем во­до­из­ме­ще­нии», то есть счи­та­лось не­об­хо­ди­мым дос­тичь мак­си­маль­но­го эф­фек­та при ми­ни­маль­ных за­тра­тах. Но та­кая фор­му­ли­ров­ка, по сво­ей су­ти, пред­став­ля­ет ло­ги­че­ский нон­сенс, по­сколь­ку мож­но дос­тичь ли­бо мак­си­маль­но­го эф­фек­та при за­дан­ных за­тра­тах, ли­бо за­дан­но­го эф­фек­та при ми­ни­маль­ных за­тра­тах.

В МТК пред­став­лен­ные про­ект­ные ва­ри­ан­ты в ка­ж­дом из от­де­лов (в ме­ха­ни­че­ском, ар­тил­ле­рий­ском, мин­ном) рас­смат­ри­ва­лись лишь по сво­ему «за­ве­до­ва­нию». Об­щие прин­ци­пы оцен­ки ва­ри­ан­тов во мно­гом сов­па­да­ли с кри­те­рия­ми мор­ско­го шта­ба. Од­на­ко ар­тил­ле­рий­ский от­дел, рас­смат­ри­вая уг­лы об­стре­ла, ко­ли­че­ст­во бое­за­па­са и удоб­ст­во его по­да­чи, вы­де­лил по три луч­ших про­ек­та не толь­ко с ли­ней­ным рас­по­ло­же­ни­ем ба­шен, но и с ли­ней­но-сту­пен­ча­тым.

Ре­шаю­щее сло­во в вы­бо­ре МТК «сво­его» по­бе­ди­те­ля ос­та­ва­лось за ко­раб­ле­строи­тель­ным от­де­лом, а точ­нее, за воз­гла­вив­шим с ян­ва­ря 1908 го­да этот от­дел А.Н. Кры­ло­вым, ко­то­рый прин­ци­пи­аль­но по-но­во­му от­нес­ся к оцен­ке про­ек­тов.

Пер­вая но­ва­ция бу­ду­ще­го ака­де­ми­ка за­клю­ча­лось в из­ме­не­нии пред­ме­та по­ис­ка, по­сколь­ку А.Н. Кры­лов за­дал­ся це­лью най­ти не наи­луч­ший, срав­ни­тель­но с дру­ги­ми, ва­ри­ант, а ва­ри­ант, наи­бо­лее пол­но от­ве­чаю­щий тре­бо­ва­ни­ям за­да­ния на про­ек­ти­ро­ва­ние.

Вто­рая его но­ва­ция за­клю­ча­лась в ме­то­ди­ке срав­не­ния па­ра­мет­ров. А.Н. Кры­лов все тре­бо­ва­ния, из­ло­жен­ные в за­да­нии на про­ек­ти­ро­ва­ние, свел к 150 кри­те­ри­ям, ка­ж­до­му из ко­то­рых по сте­пе­ни их важ­но­сти при­сво­ил свой оце­ноч­ный балл. При­сту­пив за­тем не­по­сред­ст­вен­но к изу­че­нию про­ек­тов, он ка­ж­до­му из 150 па­ра­мет­ров рас­смат­ри­вае­мо­го ва­ри­ан­та ус­та­нав­ли­ва­ет по­пра­воч­ный ко­эф­фи­ци­ент, оп­ре­де­ляю­щий сте­пень со­от­вет­ст­вия па­ра­мет­ра про­ек­та ис­ход­но­му за­да­нию на про­ек­ти­ро­ва­ние. Пе­ре­мно­жив оце­ноч­ные бал­лы кри­те­ри­ев за­да­ния на про­ек­ти­ро­ва­ния на со­от­вет­ст­вую­щие по­пра­воч­ные ко­эф­фи­ци­ен­ты и про­сум­ми­ро­вав по­ва­ри­ант­но про­из­ве­де­ния, А.Н. Кры­лов сис­те­ма­ти­зи­ро­вал про­ек­ты по сте­пе­ни со­от­вет­ст­вия ис­ход­но­му за­да­нию.

В ито­ге ко­раб­ле­строи­тель­ный от­дел, а за­тем и МТК в це­лом, по наи­боль­шей сум­ме на­бран­ных бал­лов при­знал луч­шим про­ект, пред­став­лен­ный гер­ман­ской фир­мой «Блом унд Фосс». За ним по­сле­до­ва­тель­но шли про­ек­ты Бал­тий­ско­го за­во­да и италь­ян­ской фир­мы «Ан­саль­до» — де­ся­тый ва­ри­ант про­ек­та ин­же­не­ра В. Ку­ни­бер­ти.

Фак­ти­че­ски за­вод «Блом унд Фосс» пред­ста­вил ба­зо­вый про­ект и к не­му де­вять ва­ри­ан­тов раз­лич­но­го раз­ме­ще­ния ар­тил­ле­рии и глав­ной энер­ге­ти­че­ской ус­та­нов­ки. Про­ект от­ли­чал­ся мень­шим зна­че­ни­ем от­но­ше­ния дли­ны к ши­ри­не, что бы­ло ха­рак­тер­но для ли­ней­ных ко­раб­лей гер­ман­ско­го фло­та. Пре­иму­ще­ст­ва­ми про­ек­та яв­ля­лись: зна­чи­тель­ное уда­ле­ние по­гре­бов от вто­ро­го дна; боль­шой объ­ем бор­то­вых от­се­ков; на­ли­чие по­пе­реч­ных уголь­ных ям. Не­дос­тат­ком, по мне­нию МГШ, счи­та­лось при­ня­тое в ря­де ва­ри­ан­тов ли­ней­ное раз­ме­ще­ние ко­тель­ных и ма­шин­ных от­де­ле­ний.

Бал­тий­ский за­вод пред­ста­вил два ва­ри­ан­та, от­ли­чаю­щих­ся друг от дру­га ли­ней­ным и эше­лон­ным раз­ме­ще­ни­ем кот­лов и тур­бин. Эти два про­ек­та, раз­ра­бо­тан­ные под ру­ко­во­дством И.Г. Буб­но­ва, от­ли­ча­лись от дру­гих бо­лее ра­цио­наль­ной, по со­об­ра­же­ни­ям проч­но­сти, про­ра­бот­кой кон­ст­рук­ции кор­пу­са. Су­ще­ст­вен­ным не­дос­тат­ком про­ек­тов Бал­тий­ско­го за­во­да, по мне­нию то­го же МГШ, яв­ля­лось ли­ней­но-сту­пен­ча­тое рас­по­ло­же­ние ба­шен.

Про­ект В. Ку­ни­бер­ти вы­де­лял­ся сре­ди про­чих мень­шим во­до­из­ме­ще­ни­ем, а мас­со­вая со­став­ляю­щая кор­пу­са (38,18%) бы­ла наи­мень­шей из чис­ла всех пред­став­лен­ных на кон­курс. Это об­стоя­тель­ст­во, а так­же от­но­си­тель­но ма­лое зна­че­ние ко­эф­фи­ци­ен­та об­щей пол­но­ты (0,51), тре­бо­ва­ло, по мне­нию МТК, под­твер­жде­ния про­ек­тан­том рас­че­тов проч­но­сти кор­пу­са. Глав­ная энер­ге­ти­че­ская ус­та­нов­ка раз­ме­ща­лась эше­лон­но с при­ме­не­ни­ем ори­ги­наль­ных ком­по­но­воч­ных ре­ше­ний, имев­ших как свои пре­иму­ще­ст­ва, так и не­дос­тат­ки. Так­же у ме­ха­ни­че­ско­го от­де­ла МТК боль­шое со­мне­ние вы­зы­ва­ла воз­мож­ность раз­ви­тия тре­буе­мой мощ­но­сти из-за от­но­си­тель­но ма­лой за­яв­лен­ной мас­сы ме­ха­низ­мов. Дру­ги­ми не­дос­тат­ка­ми про­ек­та яв­ля­лись на­ли­чие та­ран­но­го об­ра­зо­ва­ния но­са и раз­ме­ще­ние про­ти­во­мин­ной ар­тил­ле­рии, де­лав­шее не­воз­мож­ным ве­де­ние ог­ня пря­мо по но­су или кор­ме.

Од­на­ко имен­но про­ект В. Ку­ни­бер­ти Мор­ской ге­не­раль­ный штаб счел наи­луч­шим. Вто­рое ме­сто у МГШ за­нял один из ва­ри­ан­тов с эше­лон­ным раз­ме­ще­ни­ем ГЭУ за­во­да «Блом унд Фосс», третье ме­сто — про­ект, пред­став­лен­ный пол­ков­ни­ком Л.Л. Ко­ро­маль­ди под де­ви­зом «Даль­ний Вос­ток». В этом про­ек­те, при срав­ни­тель­но не­боль­шом во­до­из­ме­ще­нии 20380 т, баш­ни глав­но­го ка­либ­ра бы­ли рав­но­мер­но раз­не­се­ны по дли­не, а про­ти­во­мин­ная ар­тил­ле­рия, ук­ры­тая 100-мм верх­ним поя­сом бро­ни, рас­по­ла­га­лась в от­дель­ных ка­зе­ма­тах. Ос­нов­ны­ми не­дос­тат­ка­ми про­ек­та бы­ли сла­бое бро­ни­ро­ва­ние, от­сут­ст­вие по­пе­реч­ных уголь­ных ям и не­про­ра­бо­тан­ность во­про­са раз­ме­ще­ния и ком­плект­но­сти энер­ге­ти­че­ской ус­та­нов­ки.

Про­ект Бал­тий­ско­го за­во­да с эше­лон­ным рас­по­ло­же­ни­ем ма­шин­ных и ко­тель­ных от­де­ле­ний по сво­им бое­вым ка­че­ст­вам в «ие­рар­хии» МГШ ока­зал­ся на де­вя­том мес­те, ва­ри­ант же с ли­ней­ным раз­ме­ще­ни­ем кот­лов и тур­бин в шта­бе во­об­ще не оце­ни­вал­ся.

В те­че­ние ле­та 1908 го­да на не­сколь­ких со­вме­ст­ных за­се­да­ни­ях МГШ и МТК, про­хо­див­ших под пред­се­да­тель­ст­вом ми­ни­ст­ра, шел по­иск про­ек­та-по­бе­ди­те­ля. Вы­бор фак­ти­че­ски осу­ще­ст­в­лял­ся ме­ж­ду че­тырь­мя про­ек­та­ми — Бал­тий­ско­го за­во­да, гер­ман­ской фир­мы «Блом унд Фосс», ин­же­не­ра В. Ку­ни­бер­ти и «Даль­ний Вос­ток». Ка­ж­дый в раз­лич­ной сте­пе­ни тре­бо­вал уточ­не­ний и до­ра­бо­ток.

Пер­вым из об­су­ж­де­ния ис­клю­чи­ли «Даль­ний Вос­ток» — всем бы­ло оче­вид­но, что ав­тор, не имев­ший под­держ­ки от ка­ко­го-ли­бо су­до­строи­тель­но­го пред­при­ятия, не смо­жет до­ве­сти свою эс­киз­ную раз­ра­бот­ку до ста­дии тех­ни­че­ско­го про­ек­та. За­тем из рас­смот­ре­ния ис­клю­чи­ли про­ект ин­же­не­ра В. Ку­ни­бер­ти, ко­то­рый не смог убе­дить ме­ха­ни­че­ский от­дел МТК в воз­мож­но­сти дос­ти­же­ния тре­буе­мой мощ­но­сти энер­ге­ти­че­ской ус­та­нов­ки при за­яв­лен­ной им мас­се ме­ха­низ­мов, а ко­раб­ле­строи­тель­ный от­дел в том, что за­яв­лен­ная им мас­са кор­пу­са не за­ни­же­на.

К на­ча­лу ав­гу­ста Бал­тий­ский за­вод раз­ра­бо­тал но­вый ва­ри­ант про­ек­та (№3), уже с ли­ней­ным рас­по­ло­же­ни­ем трех­ору­дий­ных ба­шен и на­ли­чи­ем по­пе­реч­ных уголь­ных ям. Име­лись и че­ты­ре мо­ди­фи­ка­ции это­го ва­ри­ан­та с не­сколь­ко от­лич­ной ком­по­нов­кой внут­рен­них по­ме­ще­ний.

Наи­боль­ший ин­те­рес пред­став­лял со­бой ва­ри­ант №3, ко­то­рый и изу­чал­ся на со­вме­ст­ном за­се­да­нии 9 ав­гу­ста. И.М. Ди­ков при­знал его наи­луч­шим из ра­нее рас­смат­ри­вав­ших­ся и спо­соб­ным по­слу­жить ос­но­вой для даль­ней­шей раз­ра­бот­ки тех­ни­че­ско­го про­ек­та. Но этот про­ект по су­ти сво­ей яв­лял­ся но­вой, осу­ще­ст­в­лен­ной по­сле про­ве­де­ния офи­ци­аль­но­го кон­кур­са раз­ра­бот­кой, по­это­му, не­смот­ря на то, что про­ект фир­мы «Блом унд Фосс» в окон­ча­тель­ном ви­де так­же был ре­зуль­та­том до­пол­ни­тель­ных пе­ре­го­во­ров и до­ра­бо­ток, со­б­ра­ние боль­шин­ст­вом го­ло­сов при­зна­ла его наи­луч­шим.

Но в во­про­сы тех­ни­ки не­ожи­дан­но вме­ша­лась по­ли­ти­ка — вид­ные фран­цуз­ские го­су­дар­ст­вен­ные дея­те­ли, с по­да­чи не знав­шей дос­то­вер­но ус­ло­вий кон­кур­са прес­сы, со­чли, что воо­ру­жав­шая­ся на фран­цуз­ские день­ги Рос­сия на­ме­ре­на за­ка­зать Гер­ма­нии по­строй­ку че­ты­рех ли­ней­ных ко­раб­лей, и ста­ли ак­тив­но вы­ска­зы­вать воз­му­ще­ние по по­во­ду фи­нан­со­вой под­держ­ки сво­его по­тен­ци­аль­но­го про­тив­ни­ка. В ито­ге мор­ской ми­нистр И.М. Ди­ков вы­ну­ж­ден был, вы­пла­тив «от­ступ­ные», ра­зо­рвать со­труд­ни­че­ст­во с фир­мой «Блом унд Фосс».

Итак, ос­нов­ной сво­ей це­ли — соз­дать силь­ней­ший в ми­ре ли­ней­ный ко­рабль — ор­га­ни­за­то­рам кон­кур­са дос­тичь не уда­лось. При­чи­на за­клю­ча­лась не толь­ко, а точ­нее, не столь­ко в слож­но­сти ме­ж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний, сколь­ко в вы­ну­ж­ден­ной ком­про­мисс­но­сти са­мой вы­дви­ну­той Мор­ским ми­ни­стер­ст­вом идеи — по­стро­ить ко­раб­ли по луч­ше­му ино­стран­но­му про­ек­ту, но си­ла­ми оте­че­ст­вен­ной про­мыш­лен­но­сти. Мо­ря­кам, в ли­це МГШ, тре­бо­ва­лось как мож­но бы­ст­рее по­лу­чить че­ты­ре со­вре­мен­ных лин­ко­ра, что мож­но бы­ло осу­ще­ст­вить толь­ко лишь за­ка­зав их на ино­стран­ном пред­при­ятии. Су­до­строи­те­ли, в ли­це МТК и, в пер­вую оче­редь, став­ше­го в сен­тяб­ре 1908 го­да ис­пол­няю­щим обя­зан­но­сти пред­се­да­те­ля ко­ми­те­та А.Н. Кры­ло­ва, стре­ми­лись соз­дать ко­раб­ли си­ла­ми оте­че­ст­вен­ной ин­же­нер­ной мыс­ли и про­мыш­лен­но­сти при ми­ни­маль­ном ис­поль­зо­ва­нии ино­стран­ной по­мо­щи. Этот вто­рой, за­ве­до­мо дол­гий путь, ко­то­рый из-за от­сут­ст­вия опы­та и не­дос­та­точ­но раз­ви­той про­мыш­лен­но­сти не мог сра­зу же при­вес­ти к соз­да­нию со­вер­шен­ных ли­ней­ных ко­раб­лей, по­зво­лял в пер­спек­ти­ве пе­рей­ти к пла­но­во­му по­пол­не­нию фло­та от­ве­чав­ши­ми тре­бо­ва­ни­ям вре­ме­ни ко­раб­ля­ми.

В на­ча­ле же 1908 го­да, су­дя по все­му, имен­но из-за пер­спек­тив строи­тель­ст­ва ко­раб­лей на рос­сий­ских ста­пе­лях, а не на ста­пе­лях фир­мы-раз­ра­бот­чи­ка про­ек­та, боль­шин­ст­во ве­ду­щих ино­стран­ных су­до­строи­тель­ных за­во­дов не про­яви­ли осо­бой ак­тив­но­сти. Не на­де­ясь в слу­чае по­бе­ды по­лу­чить бо­лее вы­год­ный для них за­каз на не­по­сред­ст­вен­ную по­строй­ку ко­раб­лей, они ли­бо иг­но­ри­ро­ва­ли кон­курс, ли­бо пред­став­ля­ли ра­нее раз­ра­бо­тан­ные, но не от­ве­чав­шие тре­бо­ва­ни­ям кон­кур­са про­ек­ты, ли­бо со­став­ля­ли про­ек­ты без дос­та­точ­но скру­пу­лез­ной под ус­ло­вия кон­кур­са про­ра­бот­ки.

К осе­ни 1908 го­да за­тяж­ка в по­строй­ке ли­ней­ных ко­раб­лей при­ня­ла тре­вож­ный ха­рак­тер. Фак­ти­че­ски у Мор­ско­го ми­ни­стер­ст­ва имел­ся лишь эс­киз­ный про­ект Бал­тий­ско­го за­во­да, ко­то­рый тре­бо­вал даль­ней­шей до­ра­бот­ки не толь­ко из-за то­го, что он в че­м-то не от­ве­чал ус­ло­ви­ям кон­кур­са, но и из-за то­го, что са­ми эти ус­ло­вия за про­шед­шие пол­то­ра го­да во мно­гом уже ус­та­ре­ли.

В кон­це ок­тяб­ря 1908 го­да МГШ вы­ска­зал но­вые тре­бо­ва­ния к ко­раб­лю: уве­ли­чить наи­боль­шую ско­рость хо­да до 23 уз; уси­лить бро­ни­ро­ва­ние ниж­не­го поя­са с 200 до 230 мм, а верх­не­го — со 100 до 125 мм; вновь за­ме­нить ка­либр про­ти­во­мин­ной ар­тил­ле­рии со 120 мм на 102 мм; вме­сто кот­лов Бель­ви­ля ус­та­но­вить бо­лее со­вер­шен­ные, до­пус­кав­шие фор­си­ров­ку кот­лы; для обес­пе­че­ния эко­но­мич­но­го хо­да ис­поль­зо­вать ди­зе­ли.

Сле­дую­щие пол­го­да на Бал­тий­ском за­во­де шла раз­ра­бот­ка тех­ни­че­ско­го про­ек­та. Но по-преж­не­му про­дол­жа­ли ме­нять­ся воо­ру­же­ние, ме­ха­низ­мы, уст­рой­ст­ва. Пред­ло­же­ние МГШ об ус­та­нов­ке 102-мм про­ти­во­мин­ной ар­тил­ле­рии не бы­ло при­ня­то, так как к это­му вре­ме­ни Обу­хов­ский за­вод уже при­сту­пил к из­го­тов­ле­нию кар­туз­ных 120-мм ору­дий.

Слож­нее де­ло ока­за­лось с ар­тил­ле­ри­ей глав­но­го ка­либ­ра. К кон­цу 1908 го­да Обу­хов­ский за­вод за­кон­чил ис­пы­та­ния 305-мм ору­дий дли­ной 52 ка­либ­ра, но соз­да­ние ба­шен­ных ус­та­но­вок на Ме­тал­ли­че­ском за­во­де за­тя­ну­лось, по­это­му точ­ные дан­ные об их кон­ст­рук­ции Бал­тий­ский за­вод по­лу­чил лишь по­сле за­клад­ки ко­раб­лей. Па­рал­лель­но шло со­вер­шен­ст­во­ва­ние бо­е­при­па­сов: по­яв­ле­ние сна­ря­дов об­раз­ца 1911 го­да, вы­ну­ди­ло уже в про­цес­се строи­тель­ст­ва вне­сти оп­ре­де­лен­ные кор­рек­ти­вы в раз­ме­ще­ние и раз­ме­ры ар­тил­ле­рий­ских по­гре­бов.

Про­ект ко­ра­бель­ной энер­ге­ти­че­ской ус­та­нов­ки раз­ра­ба­ты­вал­ся при со­дей­ст­вии анг­лий­ской фир­мы «Джон Бра­ун». От­пал во­прос об ис­поль­зо­ва­нии при эко­но­мич­ном хо­де ди­зель­ных мо­то­ров в ка­че­ст­ве при­во­дов греб­ных вин­тов: в ус­ло­ви­ях вол­не­ния 200-мм про­гиб кор­пу­са не да­вал воз­мож­ность кон­ст­рук­тив­но обес­пе­чить со­еди­не­ние ва­лов ди­зе­лей и тур­бин ра­зоб­щи­тель­ны­ми муф­та­ми. Ва­ри­ант раз­ме­ще­ния тур­бин ме­ж­ду ко­тель­ны­ми от­де­ле­ния­ми вел к уве­ли­че­нию во­до­из­ме­ще­ния на 200 т и к соз­да­нию слож­ной сис­те­мы длин­ных ва­ло­про­во­дов. По­это­му энер­ге­ти­че­скую ус­та­нов­ку раз­мес­ти­ли ли­ней­но, а для по­вы­ше­ния жи­ву­че­сти ме­ха­низ­мов па­ро­про­во­ды раз­де­ли­ли на два не­за­ви­си­мых, рас­по­ло­жен­ных в от­дель­ных ко­ри­до­рах. Дос­тичь тре­буе­мой ско­ро­сти в 23 уз пред­став­ля­лось воз­мож­ным лишь при фор­си­ро­ван­ном ре­жи­ме ра­бо­ты, ис­хо­дя из че­го при­шлось уве­ли­чить пло­щадь ко­лос­ни­ко­вых ре­ше­ток, уве­ли­чить раз­ме­ры кот­лов и умень­шить их ко­ли­че­ст­во, по­вы­сить на­чаль­ное дав­ле­ние па­ра, а так­же час­то­ту вра­ще­ния тур­бин и вин­тов.

К 9 ап­ре­ля 1909 го­да в тех­ни­че­ском бю­ро Бал­тий­ско­го за­во­да И.Г. Буб­нов со сво­им кол­лек­ти­вом под на­блю­де­ни­ем А.Н. Кры­ло­ва раз­ра­бо­тал тех­ни­че­ский про­ект. В ап­ре­ле и мае чер­те­жи, в том чис­ле и тео­ре­ти­че­ский про­ект, рас­смот­ре­ли и ут­вер­ди­ли спе­циа­ли­сты МТК. Во вто­рой по­ло­ви­не мая, не­смот­ря на вдруг по­сту­пив­шее пред­ло­же­ние анг­лий­ской фир­мы «Джон Бра­ун» из­ме­нить об­во­ды кор­пу­са, что не­со­мнен­но тре­бо­ва­ло зна­чи­тель­ной пе­ре­ра­бот­ки про­ек­та, но­вый мор­ской ми­нистр ад­ми­рал С.А. Вое­вод­ский по на­стоя­тель­ной прось­бе А.Н. Кры­ло­ва при­нял ре­ше­ние о не­за­мед­ли­тель­ном на­ча­ле строи­тель­ст­ва пер­вых рос­сий­ских дред­но­утов.

На­ча­лу строи­тель­ст­ва ко­раб­лей пред­ше­ст­во­вал этап ре­ор­га­ни­за­ции и тех­ни­че­ско­го пе­ре­ос­на­ще­ния ве­ду­щих пред­при­ятий Мор­ско­го ми­ни­стер­ст­ва. В их чис­ло во­шли: су­до­строи­тель­ные Бал­тий­ский и Ад­ми­рал­тей­ский за­во­ды, а так­же из­го­тов­ляв­ший для лин­ко­ров ору­дия Обу­хов­ский за­вод и из­го­тов­ляв­ший для них бро­ню Ижор­ский.

На­сы­щен­ность бу­ду­щих ко­раб­лей слож­ны­ми для то­го вре­ме­ни обо­ру­до­ва­ни­ем и сис­те­ма­ми по­тре­бо­ва­ла ор­га­ни­за­ции об­шир­ной, не­ви­дан­ной ра­нее в ис­то­рии оте­че­ст­вен­ной про­мыш­лен­но­сти, сис­те­мы коо­пе­ра­тив­ных по­ста­вок ме­ж­ду боль­шим чис­лом рос­сий­ских го­су­дар­ст­вен­ных и ча­ст­ных пред­при­ятий. Су­до­строи­тель­ную сталь по­став­ля­ли Ку­ле­бак­ский за­вод и объ­е­ди­не­ние «Про­да­мет»; баш­ни — Ме­тал­ли­че­ский и Пу­ти­лов­ский за­во­ды; эле­ва­то­ры и сис­те­мы аэ­ро­реф­ри­же­ра­ции по­гре­бов — за­вод «Г.А. Лесс­нер»; элек­тро­обо­ру­до­ва­ние — за­во­ды «Дюф­лон, Кон­стан­ти­но­вич и К°», «Сим­менс и Шук­керт», «Воль­та», «Все­об­щая ком­па­ния элек­три­че­ст­ва»; те­ле­фо­ны и при­бо­ры управ­ле­ния стрель­бой — за­во­ды Гейс­ле­ра и Эрик­со­на; якор­ные и ру­ле­вые уст­рой­ст­ва — ни­же­го­род­ский за­вод «Сор­мо­во»; Фран­ко-Рус­ский за­вод из­го­тов­лял для стро­ив­ших­ся на Ад­ми­рал­тей­ском за­во­де лин­ко­ров па­ро­вые тур­би­ны, кот­лы, вспо­мо­га­тель­ные ме­ха­низ­мы по кон­ст­рук­тор­ской до­ку­мен­та­ции Бал­тий­ско­го за­во­да, вы­пус­кав­ше­го, в свою оче­редь, энер­ге­ти­че­ское обо­ру­до­ва­ние для лин­ко­ров соб­ст­вен­ной по­строй­ки.

В один день, 3 ию­ня 1909 го­да, на Бал­тий­ском за­во­де про­шли тор­же­ст­ва по по­во­ду за­клад­ки лин­ко­ров «Се­ва­сто­поль» и «Пе­тро­пав­ловск», а на Ад­ми­рал­тей­ском — «Ган­гут» и «Пол­та­ва».

По ука­за­нию пред­се­да­те­ля МТК, в це­лях ус­ко­ре­ния раз­ра­бот­ки кон­ст­рук­тор­ской до­ку­мен­та­ции, ин­же­не­ры и чер­теж­ни­ки Ад­ми­рал­тей­ско­го за­во­да ста­ли ра­бо­тать со­вме­ст­но с со­труд­ни­ка­ми тех­ни­че­ско­го бю­ро Бал­тий­ско­го за­во­да, вы­пус­кая вме­сте с ни­ми ра­бо­чие чер­те­жи на все че­ты­ре ко­раб­ля. К ян­ва­рю 1910 го­да окон­чи­лась раз­ра­бот­ка ос­нов­ных кор­пус­ных чер­те­жей.

По­строй­ку на­ме­ча­лось осу­ще­ст­вить в те­че­ние 38 ме­ся­цев, за­кон­чив в ав­гу­сте 1912 го­да. Но уже из­на­чаль­но ра­бо­ты ста­ли вес­тись мед­лен­нее ожи­дае­мо­го. Ста­пель­ный пе­ри­од строи­тель­ст­ва фак­ти­че­ски на­чал­ся в сен­тяб­ре-ок­тяб­ре 1909 го­да и рас­тя­нул­ся поч­ти на два го­да. При­чи­на за­клю­ча­лась в не­дос­та­точ­ных объ­е­мах фи­нан­си­ро­ва­ния, по­влек­ших за со­бой за­по­зда­лые за­клю­че­ния до­го­во­ров на по­став­ку ме­ха­низ­мов, бро­ни, воо­ру­же­ния, обо­ру­до­ва­ния, что не мог­ло позд­нее не ска­зать­ся и на сро­ках вы­пол­не­ния до­стро­еч­ных ра­бот.

Од­ним из след­ст­вий ка­та­ст­ро­фи­че­ско­го по­ра­же­ния Рос­сии в вой­не с Япо­ни­ей ста­ло из­ме­не­ние об­ще­ст­вен­но-по­ли­ти­че­ской об­ста­нов­ки в стра­не. В чис­ле про­чих го­су­дар­ст­вен­ных пре­об­ра­зо­ва­ний соз­да­ет­ся вы­бор­ный за­ко­но­да­тель­ный ор­ган — Го­су­дар­ст­вен­ная ду­ма. Ее де­пу­та­ты, сре­ди ко­то­рых на­хо­ди­лись опыт­ные юри­сты, из­вест­ные и влия­тель­ные бан­ки­ры и про­мыш­лен­ни­ки, не­га­тив­но от­но­си­лись к хо­зяй­ст­вен­но-фи­нан­со­вой дея­тель­но­сти, осу­ще­ст­в­ляе­мой ру­ко­во­дством Мор­ско­го ми­ни­стер­ст­ва при ис­поль­зо­ва­нии им средств, вы­де­ляе­мых на вос­соз­да­ние фло­та. Ис­хо­дя из это­го, чле­ны Го­су­дар­ст­вен­ной ду­мы в сво­их за­ко­но­да­тель­ных ак­тах зна­чи­тель­но сни­жа­ли объ­е­мы ис­пра­ши­вае­мых ми­ни­стер­ст­вом ас­сиг­но­ва­ний.

По этой при­чи­не к 1 ян­ва­ря 1911 го­да на строи­тель­ст­во ли­ней­ных ко­раб­лей бы­ло вы­де­ле­но лишь чуть боль­ше од­ной де­ся­той всех средств, не­об­хо­ди­мых для соз­да­ния лин­ко­ров. К это­му мо­мен­ту го­тов­ность стоя­щих на ста­пе­лях без бро­ни и обо­ру­до­ва­ния че­ты­рех кор­пу­сов по мас­се ус­та­нов­лен­ных кор­пус­ных де­та­лей на­хо­ди­лась, для раз­ных ко­раб­лей, в пре­де­лах от 36 до 45% про­ект­ной «чис­той» мас­сы кор­пу­са. Та­ким об­ра­зом, из-за не­дос­та­точ­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния соз­да­ние ко­раб­лей мог­ло за­тя­нуть­ся на столь дол­гое вре­мя, что те­рял­ся вся­кий смысл их строи­тель­ст­ва.

В сло­жив­шей­ся си­туа­ции в 1911 го­ду для «ус­по­кое­ния» де­пу­та­тов Го­су­дар­ст­вен­ной ду­мы Со­вет Ми­ни­ст­ров Рос­сии был вы­ну­ж­ден пой­ти на от­став­ку ря­да выс­ших долж­но­ст­ных лиц Мор­ско­го ве­дом­ст­ва, вклю­чая и мор­ско­го ми­ни­ст­ра ви­це-ад­ми­ра­ла С.А. Вое­вод­ско­го, а так­же на про­вер­ку ко­мис­си­ей Го­су­дар­ст­вен­но­го со­ве­та фи­нан­со­вой дея­тель­но­сти ми­ни­стер­ст­ва и струк­тур­ную ре­ор­га­ни­за­цию ря­да управ­ле­ний. Так, на­при­мер, Мор­ской тех­ни­че­ский ко­ми­тет, за­ни­мав­ший­ся су­гу­бо ин­же­нер­но-тех­ни­че­ски­ми про­бле­ма­ми су­до­строе­ния, и Глав­ное управ­ле­ние ко­раб­ле­строе­ния и снаб­же­ний, от­ве­чав­шее в той же об­лас­ти за ор­га­ни­за­ци­он­но-фи­нан­со­вые во­про­сы, бы­ли объ­е­ди­не­ны в еди­ную струк­ту­ру — Глав­ное управ­ле­ние ко­раб­ле­строе­ния (ГУК).

В чис­ле про­че­го, ито­гом про­ве­ден­ных Со­ве­том Ми­ни­ст­ров ме­ро­прия­тий ста­ло при­ня­тие боль­шин­ст­вом чле­нов Го­су­дар­ст­вен­ной ду­мы це­ле­во­го за­ко­на об ас­сиг­но­ва­нии средств на до­ст­рой­ку ли­ней­ных ко­раб­лей. Объ­е­мы вы­де­ляв­ших­ся средств и сро­ки их по­сту­п­ле­ния по­зво­ля­ли вве­сти лин­ко­ры в строй в 1914 го­ду. По­сле ут­вер­жде­ния Ни­ко­ла­ем II в мае 1911 го­да за­ко­на о фи­нан­си­ро­ва­нии тем­пы сбор­ки кор­пу­сов рез­ко воз­рос­ли.

Еще зи­мой 1911 го­да на­ча­лись про­дол­жав­шие­ся вплоть до ле­та ис­пы­та­ния от­се­ков на во­до- и неф­те­не­про­ни­цае­мость. За­тем бы­ли вы­свер­ле­ны дейд­вуд­ные от­вер­стия, и ко­раб­ли ста­ли спеш­но го­то­вить к спус­ку.

Мас­са спус­кае­мых кор­пу­сов дос­ти­га­ла 8000 т. К это­му вре­ме­ни в кор­пу­са за­ве­ли ва­лы и ус­та­но­ви­ли на них греб­ные вин­ты; ус­та­но­ви­ли кин­г­сто­ны; смон­ти­ро­ва­ли 10% су­до­вых сис­тем, прак­ти­че­ски пол­но­стью ус­та­но­ви­ли всю па­луб­ную бро­ню.

16 ию­ня 1911 го­да на Бал­тий­ском за­во­де в тор­же­ст­вен­ной об­ста­нов­ке со­сто­ял­ся спуск лин­ко­ра «Се­ва­сто­поль» — го­лов­но­го ко­раб­ля се­рии.

За­тем, 27 ию­ня и 27 ав­гу­ста, со­шли на во­ду ли­ней­ные ко­раб­ли «Пол­та­ва» и «Пе­тро­пав­ловск». По­след­ним, 24 сен­тяб­ря, ста­пель Ад­ми­рал­тей­ско­го за­во­да по­ки­нул «Ган­гут».

По­сле спус­ка ра­бо­ты не­по­сред­ст­вен­но на ко­раб­лях прак­ти­че­ски пре­кра­ти­лись. При­чи­на за­клю­ча­лась в не­по­сту­п­ле­нии на су­до­строи­тель­ные за­во­ды пред­на­зна­чен­но­го для мон­та­жа на лин­ко­рах обо­ру­до­ва­ния, ме­ха­низ­мов, воо­ру­же­ния.

В це­лях упо­ря­до­че­ния управ­ле­ния сис­те­мой контр­агент­ских взаи­мо­свя­зей, ус­ко­ре­ния по­сту­п­ле­ний не­об­хо­ди­мых для лин­ко­ров из­де­лий и ма­те­риа­лов и осу­ще­ст­в­ле­ния кон­тро­ля их ка­че­ст­ва, Мор­ское ми­ни­стер­ст­во, в до­пол­не­ние к на­зна­чен­ным за два го­да до это­го строи­те­лям ко­раб­лей и на­блю­даю­щим за по­строй­кой, соз­да­ло уже це­лую ко­мис­сию по на­блю­де­нию за по­строй­кой — пред­те­чу со­вре­мен­ной во­ен­ной при­ем­ки. В со­став ко­мис­сии во­шли око­ло со­ро­ка флот­ских офи­це­ров: кор­пус­ни­ков, ме­ха­ни­ков, ар­тил­ле­ри­стов, элек­три­ков и ми­не­ров; воз­гла­вил ее ка­пи­тан 1 ран­га В.А. Ка­нин.

Фак­ти­че­ски до­стро­еч­ные ра­бо­ты на­ча­лись че­рез пол­го­да по­сле спус­ка. В те­че­ние 1912 го­да пре­иму­ще­ст­вен­но ве­лись кор­пус­ные ра­бо­ты: ус­та­нав­ли­ва­ли глав­ные бор­то­вые бро­не­вые поя­са; обо­ру­до­ва­ли по сроч­но пе­ре­ра­бо­тан­ным чер­те­жам, из-за при­ня­тия на воо­ру­же­ние в 1911 го­ду 305-мм сна­ря­дов но­вых об­раз­цов, ар­тил­ле­рий­ские по­гре­ба; фор­ми­ро­ва­ли и рас­та­чи­ва­ли фун­да­мен­ты под ба­шен­ные ус­та­нов­ки.

Ос­нов­ной объ­ем до­стро­еч­ных ра­бот при­шел­ся на 1913 год. За этот пе­ри­од бы­ли за­кон­че­ны все ра­бо­ты по кор­пу­су, в том чис­ле: ус­та­нов­ле­на бро­ня; уло­жен де­ре­вян­ный на­стил верх­ней па­лу­бы; ус­та­нов­ле­ны ды­мо­вые тру­бы, мач­ты, бое­вые руб­ки, мос­ти­ки. На ко­раб­ли по­гру­зи­ли обо­ру­до­ва­ние энер­ге­ти­че­ских ус­та­но­вок. Пер­вая по­ло­ви­на 1914 го­да оз­на­ме­но­ва­лась окон­ча­тель­ным мон­та­жом обо­ру­до­ва­ния, сис­тем, уст­ройств, мон­та­жом 305-мм ба­шен­ных ус­та­но­вок и под­го­тов­кой ко­раб­лей к сда­точ­ным хо­до­вым ис­пы­та­ни­ям.

В се­ре­ди­не 1914 го­да, в свя­зи с на­ча­лом Пер­вой ми­ро­вой вой­ны, ме­ха­ни­че­ский от­дел ГУК ре­ша­ет не­сколь­ко со­кра­тить объ­ем ис­пы­та­ний энер­ге­ти­че­ской ус­та­нов­ки. Но­вая про­грам­ма пре­ду­смат­ри­ва­ла про­дол­же­ние на­чав­ших­ся к то­му вре­ме­ни швар­тов­ных ис­пы­та­ний; в пер­вую оче­редь про­ве­ря­лась ис­прав­ность и пра­виль­ность сбор­ки кот­лов, тур­бин, ме­ха­низ­мов, за­тем, как и пре­ж­де, сле­до­вал пе­ри­од пред­ва­ри­тель­ных хо­до­вых ис­пы­та­ний, в те­че­ние ко­то­ро­го ма­шин­ная ко­ман­да обу­ча­лась управ­ле­нию кот­ла­ми и тур­би­на­ми в ус­ло­ви­ях раз­ных ско­ро­стей дви­же­ния, а так­же про­ве­ря­ла функ­цио­ни­ро­ва­ние энер­ге­ти­че­ской ус­та­нов­ки. Сле­дую­щим эта­пом бы­ли и ра­нее пре­ду­смат­ри­вав­шие­ся шес­ти­ча­со­вые не­пре­рыв­ные ис­пы­та­ния — в на­ча­ле при ско­ро­сти 13, а за­тем 18 уз, с ра­бо­той со­от­вет­ст­вен­но сна­ча­ла толь­ко крей­сер­ских, а за­тем и глав­ных тур­бин. Кар­ди­наль­но от ра­нее за­пла­ни­ро­ван­но­го от­ли­чал­ся за­клю­чи­тель­ный этап хо­до­вых ис­пы­та­ний. Пер­во­на­чаль­но пред­по­ла­га­лось дос­тичь и под­дер­жи­вать в те­че­ние че­ты­рех ча­сов 23-узловую про­ект­ную ско­рость, для че­го тре­бо­ва­лось вы­вес­ти кот­лы на ре­жим фор­си­ро­ван­ной экс­плуа­та­ции с объ­е­мом сжи­га­ния сме­шан­но­го то­п­ли­ва. Те­перь же, из со­об­ра­же­ний ус­ко­ре­ния про­ве­де­ния ис­пы­та­ний и в це­лях сбе­ре­же­ния энер­ге­ти­че­ских ус­та­но­вок, бы­ло при­ня­то ре­ше­ние об оп­ре­де­ле­нии лишь наи­боль­шей ско­ро­сти, дос­ти­гае­мой ка­ж­дым из лин­ко­ров в ус­ло­ви­ях нор­маль­но­го сжи­га­ния то­п­ли­ва.

Ут­вер­жден­ная И.К. Гри­го­ро­ви­чем но­вая про­грам­ма ис­пы­та­ний до­пус­ка­ла и воз­мож­ность, ис­хо­дя из ре­аль­ных ус­ло­вий бое­вой об­ста­нов­ки, со­кра­ще­ния вре­ме­ни про­ве­де­ния по­след­не­го ис­пы­та­тель­но­го эта­па.

По ме­ре го­тов­но­сти к хо­до­вым ис­пы­та­ни­ям ли­ней­ные ко­раб­ли пе­ре­во­ди­лись в Крон­штадт. Пер­вой за­кон­чи­лась при­ем­ка ра­бо­ты энер­ге­ти­че­ской ус­та­нов­ки лин­ко­ра «Се­ва­сто­поль». 27 сен­тяб­ря ма­шин­ная ко­ман­да это­го ко­раб­ля в те­че­ние трех ча­сов, в ус­ло­ви­ях от­ка­за от фор­си­ро­ва­ния ре­жи­ма ра­бо­ты, под­дер­жи­ва­ла мощ­ность в 32950 л.с. при час­то­те вра­ще­ния глав­ных тур­бин 260 об/мин, что на 950 л.с. пре­вос­хо­ди­ло про­ект­ную. Ско­рость при этом со­ста­ви­ла 19 уз, во­до­из­ме­ще­ние рав­ня­лось 25300 т, осад­ка — 9,14 м.

На сле­дую­щий день на­ча­лись хо­до­вые ис­пы­та­ния «Ган­гу­та». В мо­мент дос­ти­же­ния глав­ны­ми тур­би­на­ми час­то­ты вра­ще­ния в 250 об/мин вы­явил­ся пе­ре­грев упор­но­го под­шип­ни­ка пра­вой тур­би­ны вы­со­ко­го дав­ле­ния. Из-за по­сле­до­вав­ших не­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных дей­ст­вий тур­би­ни­стов тур­би­на вы­шла из строя и про­ве­де­ние ис­пы­та­ний при­шлось пре­кра­тить; за­тем, в кон­це ок­тяб­ря, «Ган­гут» при вы­хо­де из га­ва­ни вре­зал­ся в кор­му «Пол­та­вы».

Хо­до­вые ис­пы­та­ния «Пол­та­вы» про­шли 24 но­яб­ря 1914 го­да. Из-за от­сут­ст­вия на­вы­ков ма­шин­ная ко­ман­да не су­ме­ла до­бить­ся не­об­хо­ди­мо­го объ­е­ма па­ро­об­ра­зо­ва­ния, до­ве­дя сум­мар­ную мощ­ность тур­бин лишь до 19800 л.с. и ско­рость до 17 уз.

20 де­каб­ря 1914 го­да со­сто­ял­ся за­клю­чи­тель­ный этап ис­пы­та­ний «Пе­тро­пав­лов­ска», имев­ше­го в мо­мент ис­пы­та­ний во­до­из­ме­ще­ние 25000 т и осад­ку 9,04 м. В нор­маль­ном ре­жи­ме ра­бо­ты кот­лов и тур­бин ли­ней­ный ко­рабль раз­вил ско­рость 21 уз при мощ­но­сти энер­ге­ти­че­ской ус­та­нов­ки 38872 л.с.

В те­че­ние сле­дую­щих двух дней за­кон­чи­лись хо­до­вые ис­пы­та­ния ли­ней­но­го ко­раб­ля «Ган­гут» (во­до­из­ме­ще­ние — 25946 т, осад­ка — 9,29 м). Он дос­тиг ско­ро­сти хо­да 20,3 уз при мощ­но­сти тур­бин 34927 л.с.

Толь­ко че­рез год по­сле про­ве­де­ния хо­до­вых ис­пы­та­ний ли­ней­ных ко­раб­лей и всту­п­ле­ния их в со­став Бал­тий­ско­го фло­та бы­ло вы­яв­ле­но, что мощ­ность глав­ных тур­бин ко­раб­лей пре­вос­хо­дит про­ект­ную, а са­ми они спо­соб­ны раз­ви­вать за­ло­жен­ные в про­ек­те ско­ро­сти хо­да.

21 но­яб­ря 1915 го­да «Пол­та­ва», по­сле осу­ще­ст­в­лен­ных в до­ке очи­ст­ки кор­пу­са и за­ме­ны вин­тов, вы­шла из Крон­штад­та в Гель­синг­форс. На пе­ре­хо­де ре­жим ра­бо­ты ГЭУ до­ве­ли до фор­си­ро­ван­но­го. При во­до­из­ме­ще­нии 24800 т и осад­ке 8,99 м уда­лось на 10000 л.с. пре­вы­сить пре­ду­смот­рен­ную про­ек­том мак­си­маль­ную мощ­ность в 42000 л.с. и за счет это­го дос­тичь мак­си­маль­ной ско­ро­сти 24,1 уз.

Лин­ко­ры «Се­ва­сто­поль», «Пе­тро­пав­ловск», «Пол­та­ва» и «Ган­гут» по­сле за­вер­ше­ния хо­до­вых ис­пы­та­ний со­ста­ви­ли 1-ю бри­га­ду ли­ней­ных ко­раб­лей БФ и ба­зи­ро­ва­лись на Гель­синг­форс. В бое­вых дей­ст­ви­ях Пер­вой ми­ро­вой вой­ны прак­ти­че­ски не уча­ст­во­ва­ли. Лишь два­ж­ды они вы­хо­ди­ли из Фин­ско­го за­ли­ва на при­кры­тие мин­ных по­ста­но­вок, при­чем по­ход «Се­ва­сто­по­ля» и «Ган­гу­та» к Ир­бен­ско­му про­ли­ву в ав­гу­сте 1915 г. за­вер­шил­ся по­сад­кой обо­их ко­раб­лей на мель. «Се­ва­сто­поль» по­стра­дал до­воль­но серь­ез­но (по­вре­ж­де­ния дни­ща от фор­штев­ня до вто­рой баш­ни, при­нял бо­лее 350 т во­ды).

В мар­те 1918 г. все че­ты­ре лин­ко­ра в тя­же­лых ле­до­вых ус­ло­ви­ях пе­ре­шли в Крон­штадт. В ок­тяб­ре 1918 г. «Пол­та­ва» и «Ган­гут» бы­ли вы­ве­де­ны из со­ста­ва фло­та и по­став­ле­ны на дол­го­вре­мен­ное хра­не­ние; 24 но­яб­ря 1919 г. на пер­вом из них про­изо­шел по­жар, сыг­рав­ший в судь­бе ко­раб­ля ро­ко­вую роль. Не­смот­ря на мно­го­чис­лен­ные пла­ны вос­ста­нов­ле­ния, «Пол­та­ву» так и не уда­лось вве­сти в строй. В 1941 г. кор­пус быв­ше­го лин­ко­ра, пе­ре­име­но­ван­но­го 7 ян­ва­ря 1926 г. во «Фрун­зе», сда­ли на слом.

«Пе­тро­пав­ловск» 31 мая 1919 г. при­нял уча­стие в без­ре­зуль­тат­ном мор­ском бою с анг­лий­ски­ми эс­мин­ца­ми (это бы­ло един­ст­вен­ное бое­вое столк­но­ве­ние с не­при­ятель­ски­ми ко­раб­ля­ми, вы­пав­шее на до­лю бал­тий­ских дред­но­утов за всю ис­то­рию их служ­бы), а 13-15 ию­ня 1919 г. об­стре­ли­вал ар­тил­ле­ри­ей глав­но­го ка­либ­ра вос­став­шие фор­ты «Крас­ная гор­ка» и «Се­рая ло­шадь». Во вре­мя Крон­штадт­ско­го мя­те­жа в мар­те 1921 г. ко­раб­ли и бе­ре­го­вые ба­та­реи по­ме­ня­лись мес­та­ми: «Пе­тро­пав­ловск» и «Се­ва­сто­поль», те­перь уже вы­сту­пав­шие про­тив боль­ше­ви­ков, сно­ва ве­ли ду­эль с фор­том «Крас­но­флот­ский» (быв­ший «Крас­ная гор­ка») и по­лу­чи­ли не­сколь­ко по­па­да­ний. По­сле по­дав­ле­ния мя­те­жа 31 мар­та 1921 г. «Пе­тро­пав­ловск» пе­ре­име­но­ва­ли в «Ма­рат», а «Се­ва­сто­поль» — в «Па­риж­скую ком­му­ну». «Ган­гут», на­хо­див­ший­ся до ап­ре­ля 1925 г. на дол­го­вре­мен­ном хра­не­нии, 27 ию­ня 1925 г. то­же по­лу­чил но­вое имя — «Ок­тябрь­ская ре­во­лю­ция».

В 1925 г. «Ма­рат» во гла­ве эс­кад­ры Мор­ских сил Бал­тий­ско­го мо­ря со­вер­шил по­ход в Киль­скую бух­ту. Лин­ко­ры про­шли ре­мон­ты и мо­дер­ни­за­ции: «Па­риж­ская ком­му­на» — в 1922-1923, 1924-1925 и 1928-1929 гг., «Ма­рат» — в 1928-1931 гг., «Ок­тябрь­ская ре­во­лю­ция» — в 1925-1926 и 1931-1934 гг. В кон­це 1929 г. «Па­риж­ская ком­му­на» пе­ре­шла на Чер­ное мо­ре (при­бы­ла в Се­ва­сто­поль 18 ян­ва­ря 1930 г.). Во вре­мя пе­ре­хо­да лин­кор по­лу­чил серь­ез­ные штор­мо­вые по­вре­ж­де­ния. В 1933-1938 гг. он про­шел ка­пи­таль­ную мо­дер­ни­за­цию в Се­ва­сто­по­ле.

«Ма­рат» 28 но­яб­ря 1950 го­да пе­ре­клас­си­фи­ци­ро­ван в не­са­мо­ход­ное учеб­ное суд­но и пе­ре­име­но­ван в «Вол­хов». Сдан на слом в 1952 г. «Ок­тябрь­ская ре­во­лю­ция» и «Се­ва­сто­поль» 24 ию­ля 1954 го­да пе­ре­ве­де­ны в класс учеб­ных ко­раб­лей, а 17 фев­ра­ля 1956 го­да ис­клю­че­ны из со­ста­ва ВМФ и сда­ны на слом.

Во вре­мя со­вет­ско-фин­лянд­ской вой­ны «Ма­рат» и «Ок­тябрь­ская ре­во­лю­ция» уча­ст­во­ва­ли в об­стре­ле бе­ре­го­вых ук­ре­п­ле­ний о. Бьер­ке (де­кабрь 1939 г.).

Ве­ли­кая Оте­че­ст­вен­ная

«Ма­рат» 22.6.1941 на­хо­дил­ся в Крон­штад­те, с 4.9.1941 при­вле­кал­ся для об­стре­ла вра­же­ских су­хо­пут­ных по­зи­ций под Ле­нин­гра­дом. С 14 по 16 сен­тяб­ря в ко­рабль по­па­ли 24 не­мец­ких сна­ря­да, но по­вре­ж­де­ния ока­за­лись не­зна­чи­тель­ны­ми. 16.9.1941 «Ма­рат» по­лу­чил по­па­да­ния двух авиа­бомб (по­гиб­ло 15, ра­не­но 30 чел., вы­шло из строя од­но 120-мм ору­дие). В хо­де мас­си­ро­ван­но­го авиа­на­ле­та на Крон­штадт 23.9.1941 в лин­кор по­па­ли две 1000-кг бом­бы, вы­звав­шие де­то­на­цию бое­за­па­са 1-й баш­ни глав­но­го ка­либ­ра. «Ма­рат» сел на грунт, фак­ти­че­ски раз­ло­мив­шись на две час­ти. По­гиб­ло 325 чел, вклю­чая ко­ман­ди­ра ко­раб­ля. Лин­кор не вос­ста­нав­ли­вал­ся и в даль­ней­шем ис­поль­зо­вал­ся в ка­че­ст­ве не­са­мо­ход­ной пла­ву­чей ба­та­реи; кор­мо­вая часть вновь от­кры­ла огонь из 3-й и 4-й ба­шен 31 ок­тяб­ря. Боль­шую часть 120-мм ору­дий с ко­раб­ля сня­ли и от­пра­ви­ли на су­хо­пут­ный фронт.

3.11.1942 во­шла в строй 2-я баш­ня, за­щи­та ко­то­рой с но­со­вых уг­лов обес­пе­чи­ва­лась до­пол­ни­тель­ной по­пе­реч­ной пе­ре­бор­кой на 57 шпан­го­уте и за­лив­кой об­ра­зо­вав­ше­го­ся коф­фер­да­ма бе­то­ном.

«Ок­тябрь­ская ре­во­лю­ция» 22.6.1941 на­хо­ди­лась в Тал­лин­не, 1.7.1941 пе­ре­ба­зи­ро­ва­лась в Крон­штадт (это был един­ст­вен­ный вы­ход бал­тий­ско­го лин­ко­ра в мо­ре за все вре­мя вой­ны). С 6.9.1941 ак­тив­но уча­ст­во­ва­ла в об­стре­лах вра­же­ских су­хо­пут­ных по­зи­ций под Ле­нин­гра­дом. 21.9.1941 лин­кор под­верг­ся ата­ке не­мец­ких бом­бар­ди­ров­щи­ков, до­бив­ших­ся трех по­па­да­ний в но­со­вую часть ко­раб­ля. 23.9 и 27.9.1941 по­лу­чил еще три пря­мых по­па­да­ния авиа­бом­ба­ми; кро­ме то­го, ряд по­вре­ж­де­ний на­нес­ли не­сколь­ко близ­ких раз­ры­вов. Лин­кор силь­но по­стра­дал: вы­ве­де­на из строя 2-я и по­вре­ж­де­на 3-я баш­ни глав­но­го ка­либ­ра, силь­но раз­ру­шен по­лу­бак.

В ок­тяб­ре 1941 г. в «Ок­тябрь­скую ре­во­лю­цию» по­па­ло 7 не­мец­ких сна­ря­дов, по­сле че­го лин­кор пе­ре­ве­ли из Крон­штад­та в Ле­нин­град, к стен­ке Бал­тий­ско­го за­во­да. Од­на­ко вра­же­ские ба­та­реи про­дол­жа­ли об­стре­ли­вать ко­рабль: с де­каб­ря 1941 г. по ок­тябрь 1943 г. лин­кор по­ра­зи­ли не ме­нее 10 сна­ря­дов. Кро­ме то­го, 24.4.1942 ряд по­вре­ж­де­ний «Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции» на­нес­ли близ­кие раз­ры­вы авиа­бомб. Лин­кор то­же ре­гу­ляр­но, вплоть до ян­ва­ря 1944 г., вел огонь по не­при­ятель­ским по­зи­ци­ям.

«Па­риж­ская ком­му­на» 22.6.1941 на­хо­ди­лась в Се­ва­сто­по­ле, 1.11.1941 пе­ре­шла в По­ти. Со­вер­ши­ла два по­хо­да в оса­ж­ден­ный Се­ва­сто­поль, где ве­ла огонь по не­при­ятель­ским по­зи­ци­ям (28.11 и 29.12.1941). В ян­ва­ре-мар­те 1942 г. лин­кор 5 раз вы­хо­дил к бе­ре­гам Кры­ма для ар­тил­ле­рий­ской под­держ­ки Кер­чен­ско-Фе­о­до­сий­ской де­сант­ной опе­ра­ции. В мар­те-а­пре­ле 1942 г. про­шел ре­монт в По­ти с за­ме­ной рас­стре­лян­ных ство­лов ору­дий глав­но­го ка­либ­ра, но боль­ше в бое­вых дей­ст­ви­ях не уча­ст­во­вал. 31.5.1943 «Па­риж­ской ком­му­не» воз­вра­ще­но имя «Се­ва­сто­поль». В сен­тяб­ре 1943 г. с лин­ко­ра сня­ли часть 120-мм ору­дий и ус­та­но­ви­ли их на бе­ре­го­вой ба­та­рее под Но­во­рос­сий­ском. 5.11.1944 ко­рабль вер­нул­ся в ос­во­бо­ж­ден­ный Се­ва­сто­поль.

Show More
Добавить комментарий