Булава-не только символ власти…

Когда говорят булава, чаще всего представляют то чудовищное грушеобразное, и, по видимому, цельнометаллическое оружие, которое художники так любят привешивать на запястье или к седлу нашему богатырю Илье Муромцу. Вероятно, оно должно подчеркивать тяжеловесную мощь былинного персонажа, который, пренебрегая утонченным «господским» оружием вроде меча, сокрушает врага одной физической силой. Возможно так же, что здесь сыграли свою роль и сказочные герои, которые если уж заказывают у кузнеца булаву, так непременно «стопудовую».

Между тем, в жизни, как водится, все было гораздо скромней и эффективнее. Древнерусская булава представляла собой железное или бронзовое (иногда заполненное изнутри свинцом) на вершине весом 200 – 300 гр., укрепленное на рукояти длиной 50 – 60 см и толщиной 6 см. рукоять в некоторых случаях обшивалась для прочности медным листом. Как пишут ученые, булава употреблялась в основном конными войнами, была вспомогательным оружием и служила для нанесения быстрого, неожиданного удара в любом направлении. Булава кажется менее грозным и смертоносным оружием, нежели меч и копье. Однако прислушаемся к историкам, которые указывают: далеко не всякий бой раннего средневековья превращался в схватку «до последней капли крови». Довольно часто летописец заканчивает батальную сцену словами «…и на том разошлись, и раненых было много, убитых же мало». Каждая сторона, как правило, желала не истребить врага поголовно, а лишь сломить его организованное сопротивление, заставить отступить, причем бегущих преследовали отнюдь не всегда. В таком бою было вовсе необязательно заносить «стопудовую» булаву и по уши вколачивать недруга в землю. Его достаточно было «ошеломить» — оглушить ударом по шлему. И с этой задачей булавы наши предки справлялись отлично.

Судя по археологическим раскопкам, булавы проникли на Русь с кочевого Юга-Востока в начале XI века. Среди древнейших находок преобладают навершия в виде куба с четырьмя шипами пирамидальной формы, расположенными крестообразно. При некотором упрощении эта форма дала дешевое массовое оружие, распространившееся в XII – XII веках среди крестьян и простых горожан: булавы делали в виде кубов со срезанными углами, при этом пересечение плоскостей давали подобие шипов. На некоторых навершиях такого типа имеется сбоку выступ – «клевец». По мнению ученых булавы –«клевцы» предвосхищают «молоты с клювом сокола»распространившиеся в XV веке и служившие для дробления тяжелых, прочных доспехов.

Однако развитие шло не только по линии упрощения. Тогда же, в XII – XIII веках, появились навершия весьма сложной и совершенной формы — с шипами, торчащими во всех направлениях таким образом, чтобы на линии удара в любом случае оказался выступ – один или несколько. Эти навершия в основном отливали из бронзы, что первоначально ввело ученых в досадное заблуждение: в музейных каталогах и даже в научных трудах их причисляли к эпохи бронзы только на том основании, что они были сделаны из упомянутого металла!

Многошипные булавы в руках опытных мастеров – литейщиков подчас превращались в настоящие произведение искусства. Пространство между шипами заполняли мелкими выпуклостями и плетенными узорами. На некоторых навершиях узор сплющен и смят: эти булавы побывали в сражениях.

Археологи установили, что мастер делал сначала восковую модель, придавая податливому материалу нужную форму. Затем модель обмазывали глиной и нагревали: воск вытекал, а в оставшуюся пустотелую форму вливали расплавленную бронзу. Но булав требовалось немало и восковую модель делали не для каждой. Форму – слепок можно было получить с готового навершия, только в этом случае глиняную форму разделяли надвое, а потом скрепляли: на готовом слитке получался характерный шов, который в дальнейшем заглаживали напильником. Отлив по восковой модели одно навершие, мастер затем уже с него изготавливал несколько форм. Разойдясь по рукам, изделия порой попадали в руки других, часто менее квалифицированных ремесленников, те делали копию с копии – и так далее. Интересно следить за тем, как ученые, знакомясь с копиями разного качества, постепенно выходят на главные центры художественного ремесла.
Кроме железа и бронзы, на Руси еще делали навершия для булав из «капа» — очень плотного нароста с причудливой волнистой структурой волокна, который встречался на березах.
А с XII – XIII веков археологам попадаются шаровидные головки булав, у которых ребра, предназначенные для удара, выпилены. Ученые считают такие булавы непосредственными предшественниками знаменитых шестоперов – булав с шестью ребрами – «перьями».
Что же касается древних дубин, наши предки славяне отлично сохраняли память о временах, когда еще не были известны металлы и люди «бились палицами и камнями». Деревянные дубины истлели в земле, не дождавшись лопат археологов, но из письменных источников известно, что они очень долго находились на вооружении. В самом деле: палицу мог изготовить себе самый последний ополченец, у которого не было даже приличного лука, не говоря уже о мече. Арабский путешественник X века, рассказывая о вооружении встретившихся ему славян, упоминает дубинки. Их носили у пояса, в бою же стремились ударить противника по шлему. Иногда дубинки метали.

Show More
Добавить комментарий