Боевой лазер — самое смертоносное оружие.

Как известно, лазер — это оптический квантовый генератор, аббревиатура от Light Amplification by Stimulated Emission Radiation («усиление света в результате вынужденного излучения»). Со времен публикации романа о «гиперболоиде инженера Гарина» военная мысль активно ищет возможности создания лазерного оружия, которым можно было бы легко резать бронетехнику на поле боя, космические корабли, боевые ракеты.

Впоследствии некоторые ученые сосредоточились на задачах поскромнее: зачем резать, когда достаточно просто нагрева лучом обшивки в районе топливных баков, вывода из строя оптико-электронных приборов или выжигания сетчатки глаза оператора? Словом, лазерное оружие разделилось на «прожигающее», «перегревающее», «ослепляющее», «электро-магнитно-импульсное» и даже такое экзотическое, как «проекционное» (на облака проектируют картину или фразу, которые способны деморализовать неподготовленного или суеверного противника).

По заказу Министерства обороны российский ОПК возобновит работы по разработке боевых лазеров.

На 2013 год три предприятия — концерн ПВО «Алмаз-Антей», ТАНТК им. Бериева и воронежская фирма «Химпромавтоматика» получили техзадание на создание лазера, способного прожигать корпуса самолетов, спутников и баллистических ракет.

ТАНТК уже приступил к модернизации летающей лаборатории А-60 на базе транспортного самолета Ил-76. Параллельно совместно с «Алмаз-Антеем» начнется монтаж новых блоков лазерной установки.

ОКР возобновляются на более высоком техническом уровне. Задачей прежней модификации 1ЛК222 было ослепление и временное выведение из строя оптических систем спутников на всех типах орбит. Работы по его созданию завершились в 2009 году, и на госиспытаниях изделие признали перспективным. Сейчас на его основе будет создан комплекс с улучшенным лазером для уничтожения воздушных целей.
«Лазер 1ЛК222 является основой всей системы противодействия аэрокосмическим силам. Система имеет кодовое наименование «Сокол-Эшелон» и разработана концерном «Алмаз-Антей» и КБ «Химпромавтоматика».
Наиболее интересно то, что Россия возобновляет «лазерную» тему в то время, когда США свернули свою программу ABL (Airborne Laser).
Первые исследования в этой сфере в США начались еще в 70-х годах прошлого века, когда был построен самолет NKC-135ALL, переоборудованный из летающего танкера KC-135. На борту этой летающей лаборатории был установлен углекислотный лазер (СО2 -лазер) массой 10 тонн и мощностью 0,4-0,5 МВт фирмы United Technologies. В конце 70-х – начале 80-х годов этот самолет прошел серию испытаний, в ходе которых была доказана теоретическая возможность создания подобной системы. Дальность действия лазера не превышала, однако, нескольких километров, что исключало какие-либо военные перспективы системы.
В 1985 году в ходе наземных испытаний удалось с помощью лазерного луча нагреть и заставить взорваться установленный неподвижно на расстоянии в один километр от установки топливный бак ракеты «Титан-1», имитировавшей советскую МБР. Эти испытания, как и испытания NKC-135ALL, проводившиеся в рамках программы СОИ (Стратегическая оборонная инициатива), тем не менее не обеспечивали возможность создания реальной системы ПРО на основе «летающих лазеров» — основная масса технических проблем по-прежнему оставалась нерешенной.
Вновь работы по созданию лазера воздушного базирования в США начались во второй половине 1990-х годов, когда был поставлен вопрос о создании национальной ПРО Соединенных Штатов. Первоначально планировалось построить два прототипа и пять серийных самолетов к 2012 году, однако вскоре стоимость программы начала лавинообразно расти, и ее было решено ограничить. Сначала, например, сократились с двух прототипов до одного к 2012 году, а в 2009 году США решили отказаться и от второй машины, оставив только первый прототип YAL-1, работы на котором начались в 2000 году.
На борту YAL-1 были установлены три лазера: лазер TILL (Track Illuminator Laser) — предназначенный для обнаружения и сопровождения (подсветки) цели, а также корректировки параметров оптической системы лазера, с помощью которого будет осуществляться поражение цели. Второй — лазер BILL (Beacon Illuminator) — используется для компенсации атмосферных искажений, и, наконец, третий – это шестимодульный боевой лазер HEL.
Результаты испытаний этой, чрезвычайно дорогой и сложной, системы не вдохновили американское военное руководство, и в рамках сокращения военных расходов проект был свернут. Единственный носитель боевого лазера в феврале 2012 года отправился на «кладбище самолетов» – площадку 309-й группы по обслуживанию и ремонту техники ВВС США (AMARG).
В это же время в России возобновились работы над А-60. Каковы были возможные побудительные мотивы? Не исключено, что ответ кроется в разном назначении американской и отечественной программ. Американская машина создавалась как часть глобальной системы ПРО, что изначально придавало всему проекту налет химеричности, в силу чрезмерной масштабности задач и завышенности ожиданий. Российская программа изначально имеет более узкую направленность: отечественный боевой лазер предназначен главным образом для поражения космических аппаратов, что само по себе является более простой задачей.
При этом «противоракетное» применение для отечественного лазера отнюдь не исключено. Но в этом ключе основной задачей станет, очевидно, именно возможный перехват одиночных пусков ракет средней дальности, попавших «не в те руки».
«Трайденты» и «Минитмены» ВМС и ВВС США мишенями для российского лазера не являются: отечественная доктрина по-прежнему исходит из того, что лучшей гарантией от их пуска является страх перед ударом возмездия, способным положить конец человеческой цивилизации.

Show More
Добавить комментарий