«Побег» — первый в жизни и после побега!

…..Шуфутинский сначала вливается в небольшой квартет под названием «Аккорд», а через некоторое время становится руководителем вокально-инструментального ансамбля «Лейся песня». Шуфутинский бросает все силы, что бы коллектив блистал. Он чувствует потенциал музыкантов, он грамотно раскрывает лучшие стороны музыкантов и в то же время помогает развить то, что по его мнению еще требует шлифовки. Шуфутинский не строг, как руководитель, но он находит с людьми общий язык, он дипломат и поэтому «Лейся Песня» занимает лидирующие позиции с Советском Союзе. Ансамбль на пике славы, его гастрольные туры сливаются в один пылающий марафон. Только невиданная работоспособность Шуфутинского позволяет ему не сбавлять взятых темпов. Его ансамбль держит планку и музыканты, привыкшие во всем слушаться своего наставника, творят на сцене чудеса.

«Побег» — первый в жизни и после побега!

А что же сам Михаил Захарович. Он словно скульптор лепил популярность своего нового детища, но в тоже время предпочитал оставаться в тени. Он был скрытен и словно не договаривал чего-то. Мало кто в те времена знал, что Шуфутинский уже наметил для себя дорогу и исподволь готовил плацдарм, для того, что бы открыть миру свой талант. Пока, что он еще молчит, но даже такое положение вещей вызывает явное недовольство некоторых власть имущих, которых в те времена развитого социализма было принято звать «партийной элитой». О Шуфутинском старались не говорить, даже провинциальные газеты писали о вокально-инструментальном ансамбле под управлением М. З. Шуфутинского с большой осторожностью. Люди рукоплескали, в залах гремели овации, Шуфутинского и его музыкантов боготворили, а в то же время заштатные газетенки отделывались крохотными заметочками, которые размещались обычно возле некрологов. О том, что бы прочитать статью про Шуфутинского в центральной прессе, можно было только мечтать, да и то, мечтать с большой осторожностью.

Последней каплей стало то, что ВИА «Лейся Песня» попытались не допустить для участия во всесоюзном конкурсе эстрадных песен. Устроители конкурса, по просьбе влиятельных врагов Михаила Захаровича не пригласили ансамбль Шуфутинского, а когда коллектив все же приехал в Сочи, его попытались исключить из программы конкурса. Придраться, как известно можно ко всем, а уж Шуфутинскому тогда припомнили все его грехи, как действительные, так и вымышленные. Разразившийся скандал постарались замять, так как конкурс молодых исполнителей проводимый в Советском Союзе привлек к себе внимание мировой общественности и чиновничья свора была вынуждена отступить, что бы не вызвать огласки в мире. «Лейся песня» выступила перед публикой. Музыканты отыграли так, словно это было их последнее выступление. В сущности так оно и было, веди вскоре Шуфутинский покинет ансамбль, так как из-за его многочисленных врагов могли пострадать карьеры ребят. Шуфутинский не стал навлекать гнев «партийной элиты» на свое детище и оставил руководство ансамблем «Лейся песня». А коллектив Шуфутинского на том конкурсе выиграл…

Это время было переломным для него. Шуфутинский вдруг с особой ясностью осознал что не остается теперь перед ним другой дороги, кроме как покинуть эту страну. Решение далось нелегко. Слишком многое держало его здесь, но в тоже время слишком сильно было противодействие. Шуфутинский решил эмигрировать для того, что бы найти выход для того творческого потока, который аккумулировался в его сердце все последние годы. Время пришло и Михаил Захарович как никогда остро почувствовал это. Он не знал, когда это произойдет, но был уверен в том, что еще вернется в Россию. Да-да, именно в Россию. Вернется и вновь заставит ускоренно биться сердца миллионов.

И вот Шуфутинский покидает Советский Союз. Сначала, по сложившейся традиции тех времен, как и большинство «несогласных» отправляется с женой на Землю Обетованную, но и там не может отыскать для себя творческой реализации. Шуфутинский родился и вырос в Советском Союзе и найти себя в Израиле он не в состоянии. Слишком велика оказывается культурная пропасть между ним и тамошним населением. Он хотел свободы и не желал попадать из одних оков в другие. Оковы идеологии были противопоказаны творческой натуре Михаила Захаровича. Шуфутинский решает штурмовать Америку и вскоре он выпускает свою первую запись. Альбом назван очень символично и все, к кому в руки попадает аудио кассета с песнями Шуфутинского понимающе кивают. Первый сборник зовется «Побег». Среди эмигрантов он быстро находит поклонников, добрых друзей и толковых советчиков. Оказавшись этой среде, Шуфутинский решил больше не довольствоваться музыкой, он решил – запеть. Вот так и увидел свет первый альбом.

Show More
Добавить комментарий