мессир Воланд

Во?ланд — один из главных героев романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита».

мессир Воланд

Воланд Булгакова получил своё имя от гётевского Мефистофеля. В поэме «Фауст» оно звучит всего один раз, когда Мефистофель просит нечистую силу расступиться и дать ему дорогу: «Дворянин Воланд идёт!» В старинной немецкой литературе чёрта называли ещё одним именем — Фаланд. Оно возникает и в «Мастере и Маргарите», когда служащие варьете не могут вспомнить имя мага: «…Может быть, Фаланд?» В редакции романа «Мастер и Маргарита» 1929—1930 гг. имя Воланд воспроизводилось полностью латиницей на его визитной карточке: «D-r Theodor Woland». В окончательном тексте Булгаков от латиницы отказался: Иван Бездомный на Патриарших запоминает только начальную букву фамилии — W («дубль-ве»)

мессир Воланд

Описание, данное Воланду в романе, красноречиво. Однако не стоит забывать, что впоследствии у Воланда появляется хромота. И она является неотъемлемым атрибутом его внешности. Причин тут много. Но особо стоит подчеркнуть то обстоятельство, что и Воланд, и вся его свита — обладатели какого-то дефекта внешности.

Наличие дефектов внешности есть не более чем глумление над библейскими правилами, взятыми из Ветхого Завета, а также над правилами, установленными в христианской церкви. Как известно, события романа, происходившие в Москве, равно как и бал, проведённый Сатаной накануне Пасхи были ни чем иным, как масштабной чёрной мессой, посвящённой чёрной пасхе — исходу сил зла в мир. Следовательно, и Воланд, и каждый из членов его свиты выполняли свою роль в этом «священнодействии», сатанинской литургии. Согласно книге Левита (гл. 21), не имеет права быть священником тот, у кого есть какой-либо физический недостаток, включая приобретённый. Как мы видим, Воланд на правах тёмного первосвященника имеет сразу несколько недостатков внешности: вставные зубы, кривой рот, разноцветные глаза, хромота. Причём надо отдать должное своеобразной «деликатности» Воланда в объяснении этой хромоты. Однако, согласно раввинской литературе, хромота Дьявола отнюдь не ломота в костях (дух не может иметь телесные болезни), причина проще: на ангелов, как на содействующих Божественному священнодейству, распространены те же правила, что и на людей — отсутствие дефектов, в том числе и внешности. А во время низвержения Сатаны и его сподручных из Царства Небесного Сатана повредил ногу и тем самым лишился навсегда права участвовать в богослужении пред Богом. В Православии есть ещё одно правило, которое касается крови: в храме не должно более проливать кровь, ибо кровь Христова, пролитая на Голгофе, была последней кровавой жертвой во искупление человечества. Не случайно, если у священника пойдёт кровь, будет порез или произойдёт что-то ещё, что вызовет кровотечение, священник обязан приостановить службу, выйти из храма, и только тогда, когда течение крови закончится, продолжить службу с места её остановки. На балу сатаны мы видим обратную картину: Маргариту моют кровью дважды за время проведения бала; барона Майгеля убивают и его кровь используется как вино причастия и т. д.

В романе говорится, что Воланд — повелитель сил Тьмы, противопоставленный Иешуа, повелителю сил Света. Персонажи романа называют Воланда Дьяволом или Сатаной. Однако космография мира Булгакова отличается от традиционной христианской[1][2] — как Иисус, так и Дьявол в этом мире иные, рай и ад не упоминаются вовсе, а о «богах» говорится во множественном числе. Литературоведы нашли в мире романа сходство с манихейской или гностической идеологией[3][4], согласно которой сферы влияния в мире чётко разделены между Светом и Тьмой[1], они равноправны, и одна сторона не может — просто не имеет права — вмешиваться в дела другой: «Каждое ведомство должно заниматься своими делами». Воланд не может простить Фриду, а Иешуа не может взять к себе Мастера.
Воланд, в отличие от христианского «Отца лжи», честен, справедлив и даже в чём-то благороден[5]. Он выполняет свои обещания, причём исполняет даже два желания Маргариты вместо обещанного одного. Он и его придворные не вредят людям, наказывая только за аморальные поступки: жадность, доносительство, пресмыкательство, взяточничество и т. п. (например, в перестрелке кота с чекистами никто не пострадал). Они не занимаются «соблазнением душ». Воланд, в отличие от Мефистофеля, ироничен, но не глумлив, склонен к озорству, смеётся над Берлиозом и Бездомным, над буфетчиком Соковым (в восемнадцатой главе). Иногда проявляет и человеколюбие: приказывает вернуть голову бедному конферансье Бенгальскому; освобождает Фриду от наказания по просьбе Маргариты. Многие фразы Воланда и его свиты необычны для христианского Дьявола: «Хамить не надо… лгать не надо…» «Мне он не нравится, он выжига и плут…» «И милосердие стучится в их сердца».
Таким образом, роль Воланда в мире романа можно определить как «надзиратель за злом». Тот, у кого в душе поселилось зло — его подопечный. Сам Воланд, в отличие от христианского Сатаны, не умножает зло[6], но лишь следит за ним, а по мере необходимости — пресекает и справедливо судит (например, барона Майгеля, Римского, Лиходеева, Бенгальского)

Show More
Добавить комментарий