Дикая охота короля Стаха. Владимир Короткевич.

«Дикая охота кароля Стаха» — красивая мистическая повесть Владимира Короткевича. Короткевич — единственный из писателей обратился к истории Великого княжества литовского — запретной теме советской, да и русской истории… И еще приятно и до сих пор как-то удивительно, что с детства в Белоруссии все знают автора .Распространенный в Европе символ «дикой охоты» — это поверье о шествии мёртвых по воздуху и до сих пор остается непонятным… Тут и вправду смешались в кучу кони, люди … и собаки: взбесившаяся символика разных времен, наций, религий, такой всеевропейский шабаш… или священнодействие

Образ-символ известен по всей германской и кельтской Европе. Наверное, в основе — штормовые ночи бога Одина (Wodan,Wotan, Odin), который во главе всадников скачет по небу со сворой лающих собак. Один — глава войска, состоящего из населяющих Вальхаллу погибших воинов. В этой ипостаси Один предстает как бог мертвыхА вот как Тацит описывает внешний вид вполне реальных древнегерманских воинов: «свирепые от природы, они с помощью всевозможных ухищрений и используя темноту, добиваются того, что кажутся еще более дикими: щиты у них черные, тела раскрашены; для сражений они избирают непроглядно темные ночи и мрачным обликом своего как бы призрачного и замогильного войска вселяют во врагов такой ужас, что никто не может вынести это невиданное и словно уводящее в преисподнюю зрелище; ведь в любом сражении первыми должны быть побеждены глаза»… такая вот древняя игра в «Дикую Охоту», интересно, что во всех дальнейших, письменно зафиксированных сказаниях из разных стран – категорический запрет: на Охоту — нельзя смотреть. И везде — встреча с Охотой сулит людям несчастья и беды, болезни и смерти. Появляется в окружении мертвых воинов сам Охотник, которого легенды и предания описывают по-разному: с рогами на голове, с черепом вместо лица или без лица вообще. И повсюду Охоту сопровождает свора псов, наводящих ужас на людей и животных.А по христианской версии, Охота близка к всадникам апокалипсиса, где жертвами становятся души неправедных. После Реформации и упразднения протестантами Чистилища Дикая Охота стала преследовать некрещеных умерших, особенно детей. Некрещеных нельзя было хоронить в освященной земле, их хоронили в северной части церковной ограды, где они и становились забавой для собак Дикой охоты, которые гнали их в ад. Еще интересна сама «северность» Дикой Охоты, какая-то замороженность. Цветаева писала об этом так «Исконная и северная Wilde Jagd (дикая охота) сердца, которого в своей простоте не знает — и не может знать — латинская раса.» И действительно – обычно легко и непринужденно «выводящие» по индоевропейской дорожке из мифологических и символических хитросплетений Топоров и Генон (особенно в паре хороши!)) – тут как-то невнятны и избыточно абстрактны…И что делает эта страшная и такая непонятная Дикая Охота – на белорусских болотах, тоже загадка… Ни германцев, ни кельтов там не видать – i не бачылi нiколi. И даже в последнюю войну германцы обошли эти болота подальше…

И почему Короткевич использовал этот символ? Беларускiя лiтаратуразнауцы заусёды казалi мне, што не трэба шукаць тое, чаго няма. А, наогул, «Дзiкае паляванне караля Стаха» — проста казка такая, цiкавая и рамантычная. Но ведь у Короткевича есть и роман «Каласы пад сярпом тваiм» (Колосья под серпом твоим) — где евангельская метафора жатвы раскрыта на материале шляхетского восстания Кастуся Калиновского… эх, это вообще запредельная для советского времени задачка.

Так или иначе, как бы это глупо не звучало — метафора «Дикой охоты» в «Дикой охоте короля Стаха» остаётся непонятой… Тема – не раскрыта). И может быть, когда-нибудь…

Show More
Добавить комментарий