Жанна Бадоева: фото

Я ленивая. Но спросите: хочу ли измениться? Отвечу: нет. Ранимая. Когда нужно взять себя в руки, могу – бац! – и расклеиться. Вспыльчивая. Не люблю людей, которые делают что-то непрофессионально, медленно и неуверенно. Могу закипеть. Но отходчивая. А еще мягкая. Сколько живу, учусь говорить слово «нет». Так сложно это дается. Порой мне мешает страх. Боюсь неизвестности. Бессильна перед хамством. И, конечно, переживаю за близких, детей. Но парадокс в том, что убери все это – и буду не я.

В первый раз выскочила замуж в 18 лет. Игорю было 33. Красивый, умный, харизматичный. Не могла не влюбиться. Когда сообщила родителям, что выхожу замуж, они не стали отговаривать. Только спросили: ты уверена? Ответила, что да. Родители никогда не ломали меня, но порой предлагали альтернативу. Так, когда после школы собралась в театральный, сказали: «Отлично! Только сначала получи образование». И я, дочь инженеров, забыла на время о мечте и поступила в строительный.

Муж был состоятельным человеком (Игорь Кучаренко владел сетью АЗС. – Прим. «Антенны»), в дополнительном заработке я не нуждалась. Но через некоторое время стало скучно, открыла небольшой бизнес – магазин аудио- и видеопродукции. Но удовольствия от затеи не получила. Продолжала грезить о театральном, но боялась, что ничего не сложится.

С Игорем мы прожили семь лет. Это были счастливые годы, он обожал меня, показал мир, за что я ему очень благодарна. Но в ночь после рождения сына не спала, думала, сможет ли мой Борис через несколько лет ответить на вопрос: «Кто твоя мама? Чем она занимается?» Тогда и решилась наконец реализовать мечту, поступила в институт.
Мужа это категорически не устраивало. Все эти годы я, маленькая девочка, взрослела рядом с состоявшимся мужчиной. А поступив в институт, изменилась: стала спорить, появилось свое видение, люди, чьим мнением дорожила. Игорь поставил ультиматум: или уходишь из института, или разводимся. Я его слова всерьез не восприняла и отказалась. Тогда он снял кольцо, а через пару недель выдал чемодан с вещами и с восьмимесячным ребенком выставил на улицу.

Отношения со вторым мужем изначально основывались на дружбе. С Аланом (Бадоев, ныне режиссер, клипмейкер. – Прим. «Антенны») знакомы с первого курса театрального, учились вместе в группе на одном факультете. У нас схожие творческие взгляды. Мы хорошо понимали друг друга. Борису было шесть лет, когда Алан сказал: «Хочу воспитывать твоего сына». Конечно, он меня этим подкупил, я шутливо ответила: «Отлично! Тогда женись». Он с легкостью согласился и уверил: «Увидишь, через год заработаю миллион». И хоть миллиона через год не было, но перспективу, талант и амбиции в этом худеньком мальчике я видела. Его успех был вопросом времени. А меня очень подкупают лидерские качества в мужчинах. Да, Алану было 23, совсем мальчишка, только окончивший институт. Понимала, что в этом браке у меня не будет такой стабильности, как в предыдущем. Но также знала, что Алан не поставит перед выбором: карьера или семья. На тот момент это было решающим.

Алан строил карьеру, зарабатывал деньги. Ему порой не нравилось, что меня приглашали на съемки, на работу, ему хотелось, чтобы я больше времени проводила в семье. Хотя мы и были из одной творческой среды, он все равно предпочитал, чтобы я сидела дома. Такой чисто мужской эгоизм. Не упрекаю его. Просто факт.

А потом мы начали проект «Орел и решка». Наверное, в тот момент я и вырвалась из замкнутого круга. Смогла себя реализовать, поняла, что могу существовать самостоятельно. Но приезжала домой из поездок, а кроме детей никто не ждал. Алан сутками пропадал на съемках и часто даже не знал, что я вернулась. Каждый из нас жил своими интересами. Отношения стали сходить на нет. Это произошло не сразу — постепенно. Сначала было больно от одиночества, потом обидно, затем стало все равно, и, наконец, хорошо. В какой-то момент мы решили поставить точку. Без трагедий.

Развод мы отпраздновали в ресторане. Вместе. Смеялись, веселились. С моих плеч словно груз свалился. Действительно думаю, если мужу и жене не о чем говорить, нет ни душевной, ни физической теплоты, желания видеть, слышать друг друга, ни к чему все сохранять. Тем более ради детей. Они страдают в разы больше, если видят, как родители постоянно ругаются. Так спустя десять лет брака мы с Аланом пришли к той точке, с которой начинали, – к дружбе. Теперь и общаемся лучше. Ценим и уважаем друг друга. Если кому-то тяжело, можем SMS написать, поддержать. Мы близкие люди в любом случае.

С Василием мы познакомились чуть больше года назад в Венеции, а осенью уже расписались. Это, конечно, очень забавно, но мы не помним, как пришли к свадьбе. Мы хотели быть вместе, и мои постоянные перелеты, отлеты нам обоим надоели. Решили закрепиться и поженились…

Сейчас я в гармонии. И мне от этого хорошо. Делаю то, что хочется, нравится. Есть дети, работа. Любимый мужчина, на которого могу положиться. Многие женщины, имея все то, что я перечислила, не чувствуют себя счастливыми.
Алан часто приезжает к нам в гости в Италию, мы отмечаем вместе праздники, он отлично ладит с Васей. На нашей свадьбе он точно будет в числе гостей.

Источник: http://www.wday.ru

Show More
Добавить комментарий