«Площадь Сан-Бабила, 20 часов», фильм, 1976 г.

Сюжет:

Юные аполлоны в кожаных пальто и кованых ботинках на улицах Милана 80-х. Они богаты и прекрасны. Они воплощают идеальную жестокость и осмысленную ненависть. Они — неонацисты.

Утро — пылкое идеологическое сочинение в стенах университета. День — импровизированное шествие на улицах. Вечер — бессмысленное и беспощадное убийство…

«Площадь Сан-Бабила, 20 часов», фильм, 1976 г.

Режиссер Карло Лидзани пытается проследить истоки формирования неофашизма в Италии. Показать, как «вполне приличные парни» становятся жестокими изуверами, способными до полусмерти убивать людей иных политических взглядов.

Папины «феррари» и костюмы местной суперновы Джорджио Армани всегда в их распоряжении, но они предпочитают касаться родных миланских тротуаров подошвами кованых сапогов и плечам своим не знают иной достойной мантии, чем кожа черных косух. Четверо 18-летних сыновей зажиточных миланцев каждый вечер – вместе, стаей на улице, как это водится у итальянских парней. Морочат девчонок. Задираются с прохожими. Рисуют свастику на стене. Бьют витрины. Бреют виски. Наконец, великолепная энергия тестостерона этих бодрых и не знающих ни в чем отказа молодых самцов выливается в бессмысленное убийство на площади Сан-Бабила…
Лидзани очень точно показывает причины, толкающие молодых людей в радикальные политические группировки. Злая ирония судьбы в том, что мотивы эти в большинстве своем ничего общего с политикой не имеют: чувство социальной несправедливости, отсутствие взаимопонимания в семье, природная подлость натуры, буйство юношеских гормонов, наконец. Каждый из антигероев этой ленты олицетворяет собой одну из этих причин.
… Не случайно режиссер не стал приглашать в свой фильм звезд. В картине снимались малоизвестные и непрофессиональные актеры. Все это создает впечатление особой достоверности событий. Отсюда и документальность изобразительного решения. Массовые сцены сняты репортажно, хроникальным методом. В фильме вообще нет операторских изысков, «самоигральных» композиций кадра, многозначительной символики.
…Банда преследует парочку влюбленных. Вокруг – оглушающая тишина.
Сейчас произойдет убийство…

Сейчас понятно, почему этот фильм был выпущен в советский прокат. Он ярко демонстрировал изнанку политических свобод «буржуазной демократии», которая служила благодатной почвой для неонацизма…
Эти и многие другие сцены картины нелегко смотреть. Но жестокость для Лидзани не самоцель. Он обвиняет фашизм и терроризм. Он вскрывает скальпелем искусства его корни и обнажает симптомы…

Реплика:
«…а потом ты стоишь в ярко освещенном холле, лихорадочно затягиваясь спасительной отравой, и пытаешься унять дрожь в руках. Это не Ким Ки Дук и не Такеши Китано. Это не французские фильмы ужасов. Эта боль — настоящая. Не дань моде, не стилистический прием и не вызов аудитории. Это дикая, не помещающаяся в сознание объективная реальность, не выносимая в своей сухой лаконичности. Здесь не будет крови из томатной пасты и вывернутых внутренностей, не будет извращений и сексуального подтекста. Будет простое и как будто должное избиение девушки на глазах прохожих, короткий свистящий звук вонзающегося в тело ножа и спокойные продуманные рассуждения о новом мире фашизма из уст кареглазого красавца за столиком кафе.
Ассоциаций с гетто, Гитлером и юными монстрами из «Заводного апельсина» Кубрика не возникает. Все это — архаизм, устаревшие модели. Новые герои с точеными чертами лица, богатыми родителями и золотой символикой на шеях строят новое воплощение зла. Каждый наполняет свою пустоту тем, что он сам выбирает. Они выбрали прекрасную и жестокую утопию, поверили в свою цель и построили на ней жизнь. Таков их смысл существования. И самое страшное в этом то, что несбыточность, жестокую бессмысленность и обреченность их действий видно лишь по ту сторону экрана.
Идеализации – нет. Среди злых гениев встретится 18-летний сопляк, струсивший в последний момент. Удивительно красивый осведомитель, продающий информацию «красным». Ярый и решительный парень, не имеющий за душой ничего, кроме своей решительности, в отличие от его друзей.
Они были вместе и совместно закончится их история.
На площади Сан-Бабила.
В 20 часов».

Show More
Добавить комментарий