Лени Рифеншталь: танцовщица, актриса, режиссёр, исследователь

Лени Рифеншталь (нем. Leni Riefenstahl, настоящее имя Хелена Берта Амалия Рифеншталь, нем. Helene Berta Amalie Riefenstahl; 22 августа 1902, Берлин — 8 сентября 2003, Пёккинг) — немецкий кинорежиссёр и фотограф, а также актриса и танцовщица.

Лени Рифеншталь: танцовщица, актриса, режиссёр, исследователь

Рифеншталь является одним из самых известных кинематографистов, работавших в период национал-социалистического господства в Германии. Её документальные фильмы «Триумф воли» и «Олимпия» сделали её активным пропагандистом Третьего рейха.

Лени Рифеншталь: танцовщица, актриса, режиссёр, исследователь

Детство и юность: танцовщица

Берта Хелена Амалия Рифеншталь родилась 22 августа 1902 года в Веддинге, рабочем районе Берлина. Через два с половиной года родился её брат Хайнц. Отец Лени, Альфред Рифеншталь, был опытным коммерсантом и владел крупной фирмой по продаже и монтажу вентиляционных и отопительных устройств. Родители Альфреда были родом из Бранденбургской Марки (провинции Бранденбург). Отец Альфреда подвизался по слесарной части. В их семье было трое сыновей и одна дочь. Мать Лени Рифеншталь — Берта Ида, урождённая Шерлах — была восемнадцатым ребёнком в семье, её рождение стоило матери жизни. Отец Берты Иды женился на воспитательнице своих детей, родившей ему ещё троих. Семья Берты была родом из Западной Пруссии, её отец работал строителем, позднее вся семья переехала в Берлин.

Родители Лени занимались развитием у дочери художественных наклонностей. В течение пяти лет дважды в неделю отец возил Лени на уроки музыки, и она с успехом выступала на концерте школьников в Берлинской филармонии с сонатой Бетховена. Девочка была одарённой в музыке и живописи, но настоящую страсть испытывала к танцу. Итальянский музыкант Ф.Бузони, увидев танцующую под его музыку Лени, написал для неё вальс-каприз, впоследствии ставший одним из самых популярных её номеров.
В двенадцать лет Лени разрешили вступить в спортивный плавательный клуб «Русалка», где она участвовала в соревнованиях и получала призы, но после падения с пятиметровой вышки плавание пришлось оставить. После этого Лени вступила в ряды гимнастического союза, но и здесь её преследовали травмы. На смену одним детским увлечением пришли другие — Лени училась кататься на роликах и коньках. В 1918 году Рифеншталь успешно закончила обучение в Кольморгенском лицее Берлина.
В том же году она без разрешения отца (но при поддержке матери) брала уроки танцев. Хара́ктерный танец и балет также входили в её планы. После первого публичного выступления между отцом и дочерью произошла ссора. Чтобы избежать отправки в закрытый интернат для девушек, Лени Рифеншталь поступила в государственное художественное училище в Берлине и некоторое время изучала в нём живопись.
В 1919 году отец отправил её в пансион в Тале. Там она тайно занималась танцами, играла в театральных постановках и посещала представления местного театра на сцене под открытым небом. По прошествии года ей разрешили покинуть пансион. В 1920 году Лени Рифеншталь стала секретарём на предприятии своего отца. Она училась машинописи, стенографии и бухучёту. Кроме того, Лени наконец могла открыто брать уроки танцев и даже выступать на публике. Помимо всего этого, она играла в теннис. После очередной ссоры, привёдшей к уходу Лени из родительского дома, отец перестал сопротивляться желаниям дочери, мечтающей о сцене.
C 1921 по 1923 год Рифеншталь обучалась классическому балету под руководством Евгении Эдуардовой, одной из бывших петербургских балерин, и дополнительно изучала хара́ктерный танец в школе Ютты Кламт. В 1923 году на полгода она уехала в Дрезден, чтобы брать уроки танца в школе Мэри Вигман. Её первое сольное выступление состоялось в Мюнхене 23 октября 1923 года. Затем последовали выступления в камерных постановках Немецкого театра в Берлине, во Франкфурте-на-Майне, Лейпциге, Дюссельдорфе, Кёльне, Киле, Штеттине (ныне — Щецин в Польше), Цюрихе, Инсбруке и Праге. Однако разрыв связок поставил крест на дальнейшей карьере танцовщицы.

20-е годы: актриса
В 1924 году Лени Рифеншталь переехала в свою первую собственную квартиру на Фазаненштрассе в Берлине. Тогда же она обручилась с Отто Фройцхаймом, известным теннисистом. В июне в кинотеатре на Ноллендорфплац она посмотрела фильм Арнольда Фанка «Гора судьбы» (1919), который произвёл на неё такое впечатление, что она отправилась в горы. Лени также встретилась с исполнителем главной роли Луисом Тренкером и режиссёром Арнольдом Фанком, который проявил к ней большой интерес. В то время как после разрыва мениска Рифеншталь легла в клинику на операцию, Арнольд Фанк написал для неё сценарий фильма «Священная гора». Лени расторгла помолвку с Отто Фройцхаймом. После её выздоровления в Доломитовых Альпах начались съёмки фильма, премьера которого состоялась 17 декабря 1926 года в кинотеатре «Уфа-Паласт ам Цоо» в Берлине. Танцовщица стала знаменитой актрисой. Чтобы соответствовать требованиям Фанка к актёрам в «горных фильмах», Рифеншталь училась скалолазанию и катанию на лыжах. Ей пришлось карабкаться на отвесную скалу без страховки… Лени исполнила главные роли в фильмах «Большой прыжок» (Der große Sprung, 1927), «Белый ад Пиц-Палю» (Die weiße Hölle vom Piz Palü, 1929), «Бури над Монбланом» (Stürme über dem Montblanc, 1930) и «Белое безумие» (Der weisse Rausch, 1931).
В 1927 году на съёмках фильма «Большой прыжок» Рифеншталь познакомилась с Гансом Шнеебергером, кинооператором и исполнителем главной роли, и они три года жили вместе. В Берлине она познакомилась также с режиссёрами Георгом Вильгельмом Пабстом («Безрадостный переулок»), Абелем Гансом («Наполеон»), Вальтером Руттманом («Берлин, симфония большого города») и писателем Эрихом Марией Ремарком.
В 1928 году Рифеншталь посетила зимние Олимпийские игры в швейцарском Санкт-Морице. В этом же году появилась её первая статья в «Film-Kurier» о фильме Фанка «Белый стадион». С этого момента она регулярно публиковала репортажи о съёмках своих фильмов. В 1928 году играла также в фильме Рудольфа Раффе «Судьба Габсбургов» (Das Schicksal derer von Habsburg).
Съёмки фильма «Белый ад Пиц Палю» в Энгадине вели Арнольд Фанк и Георг Вильгельм Пабст. Лени Рифеншталь участвовала в монтаже французской версии.

Первая режиссёрская работа
В 1932 году Лени Рифеншталь сняла фильм «Голубой свет». Это был её режиссёрский дебют. Наряду с режиссурой, сценарием и главной ролью она также отвечала за производство. Рифеншталь основала собственную фирму «L.R. Studiofilm» и убедила продюсера Харри Сокала вложить в производство «Голубого света» 50 000 марок.
Объясняя, почему она решила заняться режиссурой, Лени Рифеншталь сказала, что давно хотела сыграть роль, совсем не похожую на те, которые она играла у Фанка, когда женщина всегда находилась на заднем плане, а горы являлись главным компонентом. Однако у Фанка она позаимствовала не только формальные элементы, но и сюжет его «горных фильмов». На фильме «Голубой свет» Рифеншталь работала также с исполнителями и операторами Фанка. Вместе с венгерским писателем и теоретиком кино Белой Балашем она написала для себя главную роль девушки, к которой в силу её загадочности с недоверием относились жители горной деревни. В фильме «Голубой свет» горы стали одновременно декором и элементом действия, но не столь определяющим, как у Фанка. Спорт, приключения и комедийность фильмов Фанка были вытеснены у Рифеншталь мистикой и миром волшебства.
Премьера фильма состоялась 24 марта 1932 года в Берлине. На биеннале в Венеции «Голубой свет» получил серебряную медаль. Рифеншталь совершила поездку в Лондон, где её фильму был оказан восторженный приём. Позднее она напишет:
«В «Голубом свете» я, словно предчувствуя, рассказала свою позднейшую судьбу: Юнта, странная девушка, живущая в горах в мире грез, преследуемая и отверженная, погибает, потому что рушатся ее идеалы — в фильме их символизируют сверкающие кристаллы горного хрусталя. До начала лета 1932 года я тоже жила в мире грез… »
Несмотря на отрицательные отзывы берлинских критиков, картина стала приносить прибыль, и в октябре 1933 года Бела Балаш как соавтор сценария предъявил к Лени Рифеншталь денежные претензии. Рифеншталь, в свою очередь, обратилась к гауляйтеру Франконии, а также главному редактору известной антисемитской газеты «Штурмовик» Юлиусу Штрайхеру: «Настоящим уполномочиваю гауляйтера Юлиуса Штрайхера из Нюрнберга — издателя „Штюрмера“ — представлять мои интересы по вопросам претензий ко мне еврея Белы Балаша».

Национал-социализм, взлёт режиссёрской карьеры
В феврале 1932 года Рифеншталь впервые побывала на выступлении Гитлера в берлинском Дворце спорта и в мае написала ему письмо. Вскоре они встретились. Рифеншталь отбыла, вместе с Эрнстом Удетом, в Гренландию на съёмки фильма Арнольда Фанка «SOS — айсберг» (S.O.S. Eisberg, 1933). Здесь она сыграла женщину-пилота Хеллу, чей супруг — знаменитый учёный — пропал без вести на просторах «Зелёной земли»… Незадолго до этого (в 1930 г.) в Гренландии бесследно исчез Альфред Вегенер. Тело его было обнаружено лишь весной 1932 года, в тщательно выдолбленной во льду могиле. Никаких следов его спутника-эскимоса не было найдено… Фанк, однако, предпочёл happy end: Хелла находит пропавшего супруга живым — однако, её самолёт терпит катастрофу на айсберге; после чего мужа и жену обнаруживает и спасает неутомимый Эрнст Удет (играющий самого себя). Премьера фильма состоялась 30 августа 1933 года в кинотеатре «Уфа-Паласт ам Цоо» в Берлине. Из серии статей о поездке в Гренландию для журнала «Tempo», а также из лекций перед показом фильма в кинотеатрах сложилась книга, вышедшая в свет в 1933 году. Рифеншталь снова встретилась с Гитлером. Она также познакомилась с Йозефом Геббельсом и его супругой. На протяжении всей своей жизни Рифеншталь будет утверждать, что между ней и министром пропаганды возникла и сохранялась глубокая взаимная антипатия.

Фильмы о партийных съездах НСДАП
В мае 1933 года Рифеншталь приняла предложение Гитлера снять фильм о пятом съезде НСДАП в Нюрнберге, «партсъезде победы». Она работала с известными операторами Зеппом Альгайером, Францем Ваймайром и Вальтером Френцем и сама занималась монтажом. Продюсером выступило министерство пропаганды во главе с Геббельсом. Премьера «Победы веры» состоялась 1 декабря 1933 года. Однако после уничтожения верхушки СА в «ночь длинных ножей» фильм исчез с экранов, так как в нём наряду с Гитлером большое место было отведено начальнику штаба штурмовых отрядов Эрнсту Рёму.
Фильм «Победа веры» стал для Рифеншталь своеобразной «пробой пера». Отснятый материал всё ещё отчётливо носил характер репортажа, содержал достаточно много случайного и несистематизированного материала и являлся, таким образом, недостаточно зрелой презентацией НСДАП как политической партии, продемонстрировав в то же время неопытность Рифеншталь в качестве режиссёра документального кино. И Рифеншталь, и НСДАП ещё предстояло поработать над собой.
В апреле 1934 года Гитлер поручил Лени Рифеншталь съёмки «Триумфа воли», ещё одного фильма о съезде НСДАП, «съезде единства и силы». Для этого она основала производственную компанию «Reichsparteitagfilm GmbH». Как и «Победа веры», фильм финансировался самой НСДАП. Рифеншталь осталась недовольна прологом, снятым Вальтером Руттманом, и взяла в свои руки руководство съёмками, которые проходили с 4 по 10 сентября в Нюрнберге. В её распоряжении находилась группа из 170 помощников, 35 операторов и 30 камер, они закреплялись на флагштоках, поднимались на дирижаблях, Гитлера снимали сразу с нескольких точек. Рифеншталь понадобилось семь месяцев для монтажа и завершения работы над фильмом. Из отснятого материала длительностью в несколько сотен часов она смонтировала фильм, хронометраж которого составил 114 минут. Музыку к фильму написал композитор Герберт Виндт, который и в дальнейшем сотрудничал с Рифеншталь. Премьера «Триумфа воли» состоялась в присутствии Гитлера 28 марта 1935 года в кинотеатре «Уфа-Паласт ам Цоо» в Берлине.
О «Триумфе воли» Рифеншталь говорила, что она хотела создать не хронику, не репортаж, а «художественный фильм»: Это не отвечает ни героическому стилю, ни внутреннему ритму реального события. Его должен ощутить, подчинить своему движению и передать художественный фильм. Внутреннее понимание задачи само по себе выдвигает такое понятие, как художественное решение. (…) Ещё нигде в мире государство не занималось в такой степени вопросами кино. Это его лицо, которое обращается к нам, его фюрер и его соратники. Весь народ узнает в нём самого себя. (Der Deutsche, 17.01.1935) Эти слова были для Рифеншталь также программой монтажа фильма. Она создала кинематографическую симфонию движения, в которой Гитлер являлся главным исполнителем даже в том случае, когда его не было на месте событий. Ритм и движение использовались при этом в качестве художественных принципов организации киноматериала, чтобы вызвать у зрителя эмоциональную реакцию и впечатление личного непосредственного участия в партийном съезде. В этом фильме не было ни слова об антисемитизме, о расовых теориях. Речь шла о работе, о созидании! — подчёркивала Рифеншталь… Её работа с документальным материалом привела к драматизации партийного съезда, который изначально был отрепетирован и инсценирован для киносъёмок.

Triumph des Willens Триумф воли
В силу того, что этот фильм наилучшим образом соответствовал представлениям национал-социалистов о самих себе, партийное руководство объявило «Триумф воли» образцом удачной национал-социалистической пропаганды и официально придало ему пропагандистский статус. За «Триумф воли» Рифеншталь получила государственный приз 1934/1935 года, приз за лучший документальный фильм на Международном кинофестивале в Венеции 1935 года и золотую медаль на Всемирной выставке в Париже в 1937 году. Парижской публике картину представил Эдуард Даладье. Вслед за фильмом в свет вышла книга Лени Рифеншталь «То, что осталось за кадром фильма о съезде национал-социалистической партии».
Лени очень сожалела, что в фильме «Триумф воли» не нашёл полного отражения Вермахт. Ибо его участие в съездах НСДАП было немыслимо при жизни Пауля фон Гинденбурга (скончавшегося 2 августа 1934 года) и, следовательно, в изначальный замысел фильма армейская тема не входила. В связи с чем, следующей работой Лени Рифеншталь стал 26-минутный короткометражный фильм «День свободы! — Наш Вермахт!». Его премьера состоялась 30 декабря 1935 года. Фильм создавал настроение чрезвычайно лирическим началом с изображением ночной стражи и рассвета в палаточном городке, игрой теней и съёмками против солнечного света. Затем следовали командно-штабные учения вермахта под командованием Гитлера. Изобразительные средства этой кинокартины были стереотипными, а композиция предстала неубедительной. Если в 1935 г. Черчилль сказал: «Я завидую Германии и её фюреру!» — не могла же я быть умнее Черчилля. — вспоминала Рифеншталь. Впоследствии она называла свои пропагандистские постановки чисто документальными работами, причём она понимала под документальным фильмом такой фильм, который отражал дух и атмосферу мероприятия.

Олимпийские фильмы
Съёмки «Олимпии», август 1936
В 1935 году Лени Рифеншталь встретилась с Карлом Димом, генеральным секретарём организационного комитета берлинских Олимпийских игр 1936 года. 9 декабря 1935 года была учреждена фирма «Olympia-Film GmbH», владельцами которой стали Рифеншталь и её брат Хайнц. На следующий день Геббельс официально объявил о том, что министерство пропаганды заказало Рифеншталь фильм об Олимпийских играх в Берлине. Министерство пропаганды выступило также и в качестве финансиста фильма.
В 1936 году в ходе подготовки к фильму Лени Рифеншталь посетила зимние Олимпийские игры в Гармиш-Партенкирхене, а также встретилась с Бенито Муссолини в Риме. В мае 1936 года начались кинопробы для «Олимпии». Рифеншталь работала над фильмом с известными операторами (Вальтером Френцем, Вилли Цильке (Willy Zielke), Гуцци Ланчнером (Guzzi Lantschner), Хансом Эртлем (Hans Ertl) и многими другими). Вместе они создали и применили много новых кинотехнических приёмов (например, камеру для подводной съёмки, рельсовый операторский кран). Число членов съёмочной группы составило 170 человек. Сразу же после съёмок в июле и августе 1936 года Рифеншталь приступила к монтажу фильма, который длился почти два года.
Премьера «Олимпии» (1-я часть «Праздник народов», 2-я часть «Праздник красоты») состоялась в кинотеатре «Уфа-Паласт ам Цоо» 20 апреля 1938 года.
1 мая 1938 года Рифеншталь получила за этот фильм государственную премию.
10 мая 1938 года в Цюрихе состоялся первый заграничный показ фильма. 31 августа 1938 года «Олимпия» была удостоена приза за лучший фильм на Международном кинофестивале в Венеции.
Пролог первой части «Олимпии» известен: на экране видны руины Акрополя, затем камера показывает отдельные головы античных атлетов и богинь, плавно переходя на скульптуру дискобола работы Мирона, а с неё осуществляется переход к «живому изображению» обнажённых атлетов, которые на море в замедленной съёмке представляют такие античные соревнования как метание диска, копья и ядра. Далее зритель видит обнажённых гимнасток, движениями которых, через зажжение олимпийского огня и эстафету факелоносцев, несущих огонь через Грецию, переносится в современность — на Олимпийский стадион Берлина 1936 года. Но и во второй части «Олимпии» имеется пролог: утренний лес, в котором бегуны по пересечённой местности, словно тени, возникают перед зрителем и обнажёнными прыгают в воду, сауна, блестящие тела атлетов, берёзовые веники, смеющиеся лица под душем. Но ещё более известным является конец фильма: прыжки в воду мужчин, которые переходят в невесомый полёт в небо. Затем на экране возникает олимпийский стадион весь в огнях, слышен колокольный звон, видны олимпийский огонь и украшенные лавровыми ветвями флагштоки, которые склоняются друг к другу. Олимпийские знамёна и «Храм света», созданные архитектором Альбертом Шпеером, являются финалом фильма.
В обеих частях «Олимпии» друг друга сменяют такие операторские приёмы, как репортажные панорамы, замедленное воспроизведение, панорамирование, пассажи с видом снизу, с субъективной камеры, параллельная съемка с нескольких камер. Основная смысловая нагрузка при монтаже была возложена на символическое возвышение, что было сделано с помощью оптических переходов, а также на эмоциональную музыку и на напряжение, возникающее в момент спортивного состязания, как у спортсменов, так и у болельщиков. Монтаж создаёт прямые зрительные связи между волей к победе немецких олимпийцев и аплодисментами Гитлера (или Геббельса и Геринга). Другими приёмами монтажа являются: импрессионистский монтаж тела в полёте (прыжки с шестом и в воду); монтаж беспрецедентной по накалу борьбы сцены в марафонском беге между покидающими тело силами (движения ног в замедленном воспроизведении) и огромной волей (сцены улиц в ускоренном воспроизведении и с динамичной музыкой); силуэты на земле (фехтование); а также переходы между музыкально иллюстрированными пассажами и частями, в которых присутствуют комментарии диктора и зрительская реакция на то, что происходит на арене. Комментарий немецкой версии фильма риторически подчёркивает аналогию между спортивной борьбой и военными действиями.
Лени Рифеншталь, которая в «Олимпии» не обошла стороной выдающийся успех американских, причём даже чернокожих атлетов, надеялась на кассовый успех фильма в Соединённых Штатах. И действительно, кинокомпания «Метро-Голдвин-Майер» пригласила её посетить США. 4 ноября 1938 года Рифеншталь приехала с «Олимпией» в Нью-Йорк. Однако вскоре из Германии пришло известие о еврейских погромах в течение так называемой «Хрустальной ночи» с 9 на 10 ноября 1938 года. Реакция американской общественности последовала незамедлительно — «Нью-йоркская антифашистская лига», мэр Нью-Йорка Фьорелло Ла-Гвардия и Комитет киноактёров (Motion Picture Artists Committee) призвали к бойкоту как «Олимпии», так и самой Рифеншталь. 24 ноября 1938 года Рифеншталь приехала в Голливуд, где она встретилась с режиссёрами Кингом Видором и Уолтом Диснеем, а также с отцом американского автомобилестроения Генри Фордом, известного также по своей книге антисемитского содержания «Мировое еврейство». В Британии, следуя примеру Соединенных Штатов, также отказались от показа «Олимпии». Однако позже — в 1956 году — голливудское жюри назвало «Олимпию» одним из десяти лучших фильмов мира. «Олимпия» явилась образцом для многих спортивных фильмов и репортажей.
В 1957 году Рифеншталь создала новую редакцию фильма, который в ноябре вышел в ограниченный повторный прокат в Бремене и Гамбурге. Вторая часть «Олимпии» (первоначально — «Праздник красоты») была переименована в «Богов стадиона». Однако проект не пользовался успехом. В 1967 году Рифеншталь подготовила англоязычную версию фильма, предназначенную для показа по «13-му каналу» в канун Олимпийских игр в Мехико.

Лени Рифеншталь и нацизм
Сама Рифеншталь всегда видела себя как аполитичного художника, который в то время не осознавал всей чудовищности нацистского режима. Цитата: «Я никогда не опровергала того факта, что попала под влияние личности Гитлера. Но то, что я слишком поздно распознала в нём демоническое, несомненно является виной или ослеплением» («Nie habe ich bestritten, dass ich der Persönlichkeit Hitlers verfallen war. Dass ich das Dämonische zu spät in ihm erkannt habe, ist zweifellos Schuld oder Verblendung», 1949).
Нацистская пропаганда не могла не воспользоваться несомненно ярким талантом Рифеншталь, но и Рифеншталь не могла не использовать нацистов для своей карьеры.

Нереализованные и неоконченные проекты
Пентесилея
Вернувшись в Европу, Рифеншталь выступила в Париже с лекцией «Является ли кино искусством?». В 1939 году для съёмок экранизации трагедии Генриха фон Клейста «Пентесилея» она основала собственную фирму «Leni Riefenstahl Film GmbH». Рифеншталь работала над сценарием и также занималась подготовкой съёмок. Однако работа прервалась 1 сентября 1939 года из-за начала Второй мировой войны. Рифеншталь и её сотрудники поступили в действующую армию в качестве военных корреспондентов для освещения военных действий в Польше. Жестокие убийства солдатами вермахта мирных жителей в городе Коньске 12 сентября 1939 года привели её в ужас, и она отказалась от дальнейшей работы. По утверждению самой Рифеншталь, она также написала жалобу на действия военных в соответствующую инстанцию.

Долина
Лени Рифеншталь начала переговоры с кинокомпанией «Tobis» о производстве фильма «Долина» и вместе с Харальдом Райнлем работала над сценарием фильма. В основе сюжета — конфликт крестьян-горцев с крупным землевладельцем из низины. Съёмки начались 6 августа 1940 года в Испании, а затем были перенесены в Баварию. Чтобы воссоздать испанский колорит в Баварских Альпах, Лени озаботилась поисками «южных типажей». В качестве статистов были привлечены 68 цыган из пересыльного лагеря Максглан, под Зальцбургом (сюда в июле 1940 года штурмбаннфюрер сс Бёве депортировал всех цыган «Остмарка»).
В «Долине» Рифеншталь выступала не только как режиссёр, но и как исполнительница главной роли — танцовщицы фламенко. Однако работа над фильмом была заморожена из-за её болезни. Летом 1943 года съёмки были продолжены в Испании. Финансирование фильма осуществляло министерство экономики по личному распоряжению Гитлера. Как раз в это время Гиммлер принял решение об уничтожении цыган. В частности, и почти все «неарийские» статисты «Долины» погибли от непосильного труда в лагерях — или были расстреляны. После войны это станет причиной многих судебных процессов против Рифеншталь… Между тем, в ноябре 1943 года Рифеншталь перевезла большую часть отснятого материала из Берлина в тирольский Кицбюэль, куда она переехала. Последние съёмки состоялись в сентябре 1944 года на студии Баррандов в Праге. Работа над фильмом продолжалась вплоть до окончания войны.

Киностудия
В новой гитлеровской столице мира — Германии — было запланировано строительство киностудии Рифеншталь площадью 26 000 м².

Факты из личной жизни
По утверждениям ряда биографов, первым любовником Лени стал актёр-тиролец Луис Тренкер, с которым она познакомилась в 1924 году.
В 1940 году на съёмках фильма «Долина» Лени Рифеншталь познакомилась со своим будущим мужем Петером Якобом (Peter Jacob). Лейтенант альпийских стрелков Якоб находился в Австрии на отдыхе после ранения и снимался в кино в качестве каскадера. Впоследствии он воевал на восточном фронте (за полярным кругом) и в Италии. Рифеншталь и Якоб поженились 21 марта 1944 года в Кицбюеле.
30 марта 1944 года Рифеншталь в последний раз встретилась с Адольфом Гитлером в его резиденции Бергхоф.
Летом 1944 года умер её отец, на восточном фронте погиб её брат Хайнц (который по доносу был обвинён в покупке мяса на чёрном рынке и пораженческих высказываниях, лишён брони и отправлен в штрафной батальон).
Незадолго до конца войны к ней в Кицбюэль приехала мать.
6 июня 1945 года арестованная с целью допроса Лени Рифеншталь была выпущена на свободу 7-й американской армией. В июне 1947 года она легла в психиатрическую клинику во Фрайбурге. Летом 1947 года развелась с Петером Якобом.
1 декабря 1948 года в Виллингене Рифеншталь прошла процесс денацификации. В том же году её фильм «Олимпия» задним числом получил Золотую медаль Международного олимпийского комитета.
1 мая 1949 года журнал «Ревю» опубликовал статью с упрёками в адрес Рифеншталь в связи с привлечением цыган из лагеря Максглан на съёмки фильма «Долина».
6 июля 1949 года состоялся повторный процесс денацификации, вновь оправдавший Рифеншталь.
23 ноября 1949 года состоялся процесс против журнала «Ревю», опубликовавшего статью о съёмках фильма «Долина».
В начале 1950 года в ходе третьего процесса денацификации Рифеншталь была признана в качестве «попутчика».
21 ноября 1951 года в Риме состоялась премьера новой монтажной и звуковой версии фильма «Голубой свет».
11 февраля 1954 года в Штутгарте состоялась премьера фильма «Долина», который не пользовался успехом. В одном из последних своих интервью 100-летняя Лени Рифеншталь сказала: Я не буду говорить о цыганах. Это очень сложная, очень трудная тема… Коснувшись её, я вынуждена буду всё отведённое для интервью время говорить только о цыганах.
Новые проекты, которые Лени Рифеншталь готовила в Италии и Испании, реализовать не удалось отчасти по причине их высокого бюджета и нехватки денег. Это привело к тому, что она прекратила заниматься кино и увлеклась фотографией. В апреле 1956 года в возрасте 53 лет она впервые совершила поездку в Африку. Её путевые впечатления, выраженные в снимках, были опубликованы в ведущих глянцевых журналах — «Stern», «The Sunday Times», «Paris Match», «L’Europeo», «Newsweek», «The Sun». Позже, в период между 1962 и 1977 годами она с фотоаппаратом не один раз пересекла нубийскую пустыню, запечатлевая на плёнку жизнь нубийских племён. По сути дела Рифеншталь открыла нубийские племена центрального Судана для широкой публики — после её фоторепортажей об их жизни ими заинтересовались не только журналисты, но и антропологи и историки.
В 1973 году в свет вышел фотоальбом «Нуба — люди, будто пришедшие с другой звезды», а в 1976 году следующий фотоальбом «Нуба из племени Кау».
Некоторые критики увидели в её фотоснимках выражение «фашистской эстетики». В своей статье «Магический фашизм» Сьюзен Зонтаг писала: «Хотя нуба не являются арийцами, их портрет, созданный Лени Рифеншталь, возрождает некоторые большие темы нацистской идеологии: противопоставление чистого и нечистого, неподкупного и продажного, физического и духовного, светлого и темного».
В 1974 году на Мальдивах в возрасте 71 года Рифеншталь впервые погрузилась в Индийский океан с аквалангом и с камерой для подводной съёмки. За последние три десятилетия своей жизни она совершила более двух тысяч погружений. Так начался новый этап в творчестве Рифеншталь-фотографа — съёмки подводного мира. Результатом её многолетней работы стали фотоальбомы «Коралловые сады» и «Чудо под водой», а также документальный фильм «Коралловый рай» (другое название — «Подводные впечатления»).
В августе 1987 года вышли её воспоминания, которые были изданы в 13 странах, а в Америке и Японии стали бестселлером.

Последние годы жизни
В 1993 году Лени Рифеншталь дала большое интервью в посвящённом ей фильме «Сила образов». Фильм получил премию «Эмми» и специальный приз кинокритиков в Японии.
В октябре 1995 года на Международном фестивале документальных фильмов в Лейпциге состоялась ретроспектива фильмов Рифеншталь. 3 декабря 1998 года в киномузее в Потсдаме открылась посвящённая ей выставка.
В 2001 году президент МОК Хуан Антонио Самаранч в швейцарской Лозанне вручил ей Золотую медаль Международного олимпийского комитета (хотя медаль и была присуждена ей ещё в 1948 году, получить её она долгое время не могла). В том же году Рифеншталь впервые посетила Россию.
В 2002 году Лени Рифеншталь отпраздновала свой столетний юбилей в кругу друзей и поклонников (среди прочих, например, Зигфрид и Рой).
8 сентября 2003 года, через две недели после своего 101-го дня рождения, Лени Рифеншталь скончалась в 22:50 в своём доме в городке Пёккинг на Штарнбергском озере. Её спутник жизни, 61-летний кинооператор Хорст Кеттнер, до самого последнего мига не отходил от неё.
У Рифеншталь не было детей, о чём она сожалела.
12 сентября 2003 года в Мюнхене состоялась панихида и кремация, а 10 октября того же года урна с прахом Лени Рифеншталь была захоронена на мюнхенском кладбище Вальдфридхоф.

Show More
Добавить комментарий