Катерина Шпица: Под счастливой звездой — фотосессия.

– Вспомним самые яркие премьеры с вашим участием?
– Три кинопремьеры – «Подарок с характером», «Иван Поддубный», «Веселые ребята» (ремейк известного советского фильма с Любовью Орловой), сериал на Первом канале «Яма» по мотивам произведений Куприна. По телевидению повторяли мои любимые картины «Метро» и «Ангел в сердце», кто-то из зрителей увидел их в первый раз, были хорошие отзывы – безусловно, это приятно. Еще одно важное для меня событие – в феврале, марте и апреле ездила по стране с туром «Ледникового периода» и посетила около тридцати городов. Двадцать первого апреля выступала в своей родной Перми. Это были незабываемые ощущения. Я прожила там с тринадцати до девятнадцати лет, ходила в школу, занималась в театральной студии, училась в институте.

В зале было много близких мне людей: родители, друзья, моя любимая учительница литературы, мой мастер по актерскому мастерству. Для меня было большой радостью после выступления поклониться людям, которые научили меня чему-то важному в жизни – и как человека, и как артиста.

Из неслучившегося – я так и не попала в театр, хотя после «Ледникового периода» поняла, что очень соскучилась по его магии, по творчеству «здесь и сейчас», когда чувствуешь моментальную отдачу зала. Но, думаю, все впереди.

– Самая ожидаемая премьера?
– Конечно же, «Поддубный», где я сыграла любимую женщину главного героя, и «Яма» – там очень сложная актерская работа. «Веселые ребята», пожалуй, вызвали меньший резонанс, но мне было очень любопытно поработать с замечательным музыкантом Ваней Дорном, который оказался действительно талантливым человеком. И, к моему удивлению, на кинофестивале «Улыбнись, Россия» за эту работу я получила из рук Аллы Суриковой свой первый приз «За лучшую женскую роль».

– Вы так молоды, но уже столько заметных ролей в громких проектах. Это везение?
– Удача, конечно, присутствует, но мне кажется, что это больше чем везение. Есть ощущение, что какая-то очень мудрая рука ведет меня по жизни, складывает события в некий пазл. Я благодарна Небесам за то, что рождена под счастливой звездой. Но я и много работаю над собой. Я чувствую ответственность, хочется оправдать надежды, тех, кто в меня верит, поэтому стараюсь соответствовать – а это огромное напряжение эмоций, воли, физических сил. Такова моя плата за удачу.

– Съемки «Метро» проходили под землей, в «Поддубном» вам пришлось раскачиваться под куполом цирка на трапеции. Сейчас вы снимаетесь в еще одном громком проекте – ремейке знаменитого «Экипажа». Это фильм-катастрофа. И снова что-то экстремальное?

– Конечно, не очень приятно погружаться в воду, температура которой 17 градусов, пусть ты и в гидрокостюме. Но в «Метро» главный экстрим был в том, что я снималась беременной. Например, когда имитируешь приступ астмы, реально испытываешь недостаток кислорода, и голова кружится по-настоящему. Или был момент, когда мне пришлось затаскивать партнера на своей шее в вагон, пытаясь не напрягать мышцы живота. А еще однажды у нас случился коллективный приступ клаустрофобии. В «Поддубном» я работала со страховкой под присмотром экстрапрофессионалов, поэтому ничего не боялась. Что касается «Экипажа» – очень холодно сниматься в костюме стюардессы, на шпильках на аэродроме в Жуковском при минус двенадцати. Но там настолько все хорошо организовано, к нам так бережно относятся и создают такую комфортную атмосферу, что мы не успеваем сильно замерзнуть. Очень греет работа с чудесными партнерами: Данилой Козловским, Владимиром Машковым, Агне Грудите.

– Съемки «Метро» проходили под землей, в «Поддубном» вам пришлось раскачиваться под куполом цирка на трапеции. Сейчас вы снимаетесь в еще одном громком проекте – ремейке знаменитого «Экипажа». Это фильм-катастрофа. И снова что-то экстремальное?
– Конечно, не очень приятно погружаться в воду, температура которой 17 градусов, пусть ты и в гидрокостюме. Но в «Метро» главный экстрим был в том, что я снималась беременной. Например, когда имитируешь приступ астмы, реально испытываешь недостаток кислорода, и голова кружится по-настоящему. Или был момент, когда мне пришлось затаскивать партнера на своей шее в вагон, пытаясь не напрягать мышцы живота. А еще однажды у нас случился коллективный приступ клаустрофобии. В «Поддубном» я работала со страховкой под присмотром экстрапрофессионалов, поэтому ничего не боялась. Что касается «Экипажа» – очень холодно сниматься в костюме стюардессы, на шпильках на аэродроме в Жуковском при минус двенадцати. Но там настолько все хорошо организовано, к нам так бережно относятся и создают такую комфортную атмосферу, что мы не успеваем сильно замерзнуть. Очень греет работа с чудесными партнерами: Данилой Козловским, Владимиром Машковым, Агне Грудите.

– Родители к искусству отношения не имеют?
– Нет, кроме того что мама у меня очень артистичная и когда-то хотела стать актрисой, но жизненные обстоятельства не позволили ей это сделать: она родилась в многодетной семье железнодорожников и с ранней юности много работала, обеспечивала сама себя, поэтому получила очень земное образование – среднее медицинское и высшее юридическое. Но она очень талантливый человек, танцует восточные танцы, поет частушки. Думаю, я пошла в нее.

– Что вас больше всего радует в жизни?
– Встречаться с людьми, которые меня действительно любят, для которых я что-то значу, и дарить им максимум тепла. Это очень важно – когда ты отдаешь тепло и понимаешь, что оно действительно нужно. Ближний круг мой достаточно узкий, но я открыта для того, чтобы в моей жизни появлялись новые люди.

Источник: http://www.krestyanka.ru

Show More
Добавить комментарий