ИСТОРИЯ создания фильма Раба любви

В основу сценария фильма Раба любви была положена история из жизни легенды отечественного кинематографа Веры Холодной. Королева немого кино так же, как и героиня Елены Соловей, открыто симпатизировала красным и, по некоторым данным, являлась агентом большевистской разведки.

«Нечаянные радости» – такое название носила картина, которую в начале 1970-х снимал молодой режиссер Рустам Хамдамов. Рустам подавал огромные надежды, и именно ему руководство «Мосфильма» доверило делать дорогостоящую ленту о судьбе великой актрисы немого кино Веры Холодной.

Фильм Хамдамова мог бы стать хитом: в нем снимались Олег Янковский, Татьяна Самойлова, Елена Соловей… Съемки близились к середине, когда разгорелся скандал: выяснилось, что отснятый материал не соответствует утвержденному сценарию. Рустам твердил, что созданный им сюжет – ярче, эффектнее, более продуман в художественном плане. Однако руководство «Мосфильма» решило жестко осадить «зарвавшегося выскочку»: Хамдамова отстранили, а съемки заморозили. Впрочем, ненадолго. Киностудия вгрохала в фильм немало денег, а потому выпускать картину нужно было в любом случае. «Кто станет новым режиссером?» – на повисший в воздухе вопрос немедленно ответил сценарист – Андрей Михалков-Кончаловский. Он предложил кандидатуру брата. Так за съемки «Нечаянных радостей» взялся Никита Михалков.

Однако на этом проблемы не закончились. Актерский состав «Радостей» дружно отказался сниматься – в знак поддержки Рустама Хамдамова. Михалков никого удерживать не стал. В результате новых проб роль Олега Янковского досталась Евгению Стеблову, героиню Татьяны Самойловой вообще убрали из фильма, а сами «Радости…» вообще превратились в «Рабу любви». Между двумя фильмами осталось лишь одно связующее звено – Елена Соловей, единственная актриса, которая решила не идти на конфликт с новым режиссером.

«Никита Сергеевич взял меня в ленту не сразу, – вспоминает Соловей. – Он отказался утверждать меня на главную роль, пока я повторно не пройду пробы на общих основаниях. А когда я их прошла, выяснилось, что моя новая героиня, Ольга Вознесенская, к Вере Холодной уже не имеет никакого отношения. Меня это потрясло…»

Времени на долгие кастинги и «раскачку» у Михалкова не было.
– Мне надо было уложиться в оставшиеся от первой картины сроки и деньги, то есть сделать фильм за половину отпускаемых на такую картину средств и за одну треть производственных сроков, – рассказывает режиссер. – Я знал, что иду на риск, тем более что картина постановочно-сложная, костюмная. Но меня манило азартное желание закалять свое мастерство в сложных условиях.
Чтобы ускорить процесс, большую часть съемочной группы Михалков набрал из тех, с кем работал над своей первой полнометражной картиной «Свой среди чужих, чужой среди своих» – так в «Рабе любви» появились Александр Калягин (он сыграл режиссера Александра Александровича), Олег Басилашвили, Евгений Стеблов. Работа закипела.
Елена Соловей вспоминает, что «Раба любви» была снята буквально на одном дыхании.
– У меня было такое ощущение… я бы не сказала, капустника, но вот такого легкого дыхания, скорости, молниеносности. Так сделать картину может только гений, – много лет спустя, позабыв о «пробных» недоразумениях, рассыпалась в реверансах Михалкову актриса. Впрочем, это случилось позже. А к моменту завершения съемок Соловей пережила самый настоящий шок.
«Когда я первый раз увидела фрагменты «Рабы любви», я была в полном отчаянии. Плакала, рыдала, отказывалась дальше сниматься, потому что совершенно не восприняла ту женщину, которая предстала передо мной на экране, – вспоминает Елена. – Михалков был в панике, еле убедил меня довести работу до конца. Да я и сама понимала, что в тех обстоятельствах деваться мне было просто некуда».
Актриса искренне считала, что образ Вознесенской, созданный Рустамом Хамдамовым, был более цельным, чем тот, что вышел в кадре Михалкова. На то, чтобы это мнение изменилось, потребовалось несколько лет.
«Однажды я все-таки решилась полностью посмотреть «Рабу любви», после чего сразу же сказала Никите, что у нас получилась настоящая живая женщина, в которой ни убавить, ни прибавить ничего нельзя, и что никакой другой она просто не могла быть. Ольга Вознесенская, которую помнят зрители, – полностью заслуга Никиты. Я была лишь формой, из которой гениальный режиссер создал образ. Вот так: с одной стороны сложно, с другой – обыкновенно…» – рассказывает Елена.
Была ли Соловей искренней? К тому времени она снялась в фильмах Михалкова «Неоконченная пьеса для механического пианино» и «Обломов», Никиту Сергеевича считали ее Пигмалионом… Могла ли актриса сказать по-другому?
Роль Ольги Вознесенской стала визитной карточкой Елены Соловей. Сама Елена Яковлевна считает, что «Раба любви» в чем-то даже предсказала ее судьбу: «Помните финальный эпизод, когда моя героиня уезжает на трамвае «в никуда»? Когда через несколько лет я уезжала в США, остро вспоминала песню, звучавшую в титрах: «Где же ты, мечта?» Отъезд казался мне дежавю, предсказанным и предначертанным…», — резюмирует Елена Соловей.
Никите Михалкову «Раба любви» принесла мировую известность: это был первый фильм режиссера, отмеченный на международных кинофестивалях. Лишь первый автор картины, Рустам Хамдамов, так и остался в тени. После «Радостей…» он не снял ни одной ленты. Зато нашел себя в другом: в 2003 году Рустам Усманович стал первым в истории российским художником, работы которого при жизни были приняты в современную коллекцию Эрмитажа.
Для окончившего в 1971 году режиссерский факультет ВГИКа (мастерская Михаила Ромма) Михалкова, дебютировавшего двумя годами ранее революционно-приключенческим боевиком «Свой среди чужих, чужой среди своих», это была вторая работа на большом экране.
Андрей Кончаловский, один из авторов сценария, вспоминал об этом периоде: «Никита пришел на брошенную Хамдамовым картину, когда большая часть денег, отпущенных на нее, уже была потрачена. Но он – молодец, выкрутился. То, что он стал снимать, тоже было совсем не похоже на то, что придумывалось мной. Но когда я увидел «Рабу любви», то картина мне очень понравилась.
Красиво снятая, музыка красивая, чудесные стихи для песни были написаны нашей мамой – в картине ощущались стилистическое единство и красота». Не сразу и актеры поверили в то, что у начинающего режиссера получится стоящая лента.

Интересные факты о фильме «Раба любви»:

— Фильм снимался в Одессе, хотя по сюжету фигурирует Крым.
— Изначально сценаристами лента была задумана как ретро-комедия, Рустам Хамдамов пытался снять исторический детектив с налетом мистицизма, а в итоге у Михалкова получилась картина-размышление о судьбах русской интеллигенции в переломную для страны эпоху. — Перед тем как приступить к съемкам «Рабы любви», Никита Михалков вместе с композитором Эдуардом Артемьевым просмотрели все ленты с участием Веры Холодной.
— По словам оператора фильма Павла Лебешева, «Раба любви» — его любимая картина: «Это ретрофильм, который впервые дал мне возможность заняться киноживописью. Приходилось решать много трудных задач, да и мастерства у меня тогда было маловато. А то, что труднее дается, наверное, и любишь больше».
— Финальная сцена, где Вознесенская говорит ставшую крылатой фразу «господа, вы звери», была переозвучена по идеологическим соображениям: изначально Вознесенская говорила «господа, я не с ними, я с вами».
— Чтобы добиться лучшего качества изображения, пленку, на которую снималась «Раба любви», Лебешев подвергал предварительной засветке, что в несколько раз повышало ее светочувствительность.
— Персонаж, сыгранный Александром Калягиным — режиссер и полный тезка актера, был введен в сценарий уже после того, как к работе над картиной приступил Михалков.
— В фильме есть еще несколько любопытных автомобилей. «Фиат» Олега Басилашвили и «Рено» главного героя, модель которого тоже была выпущена после Гражданской войны.
— Любопытный трамвайчик был построен из списанного вагона специально для съемок.
— Ради прогулки главных героев был закрыт афишами памятник маршалу Малиновскому на углу улиц Советской армии и Короленко в Одессе. Хотя конструкция получилась все равно странной.

Небольшие ляпы:
— Арест подпольщика проходит на фоне современных светильников на стене.
— Вместо следов от пуль, машину главного героя заляпали грязью. Весь драматизм сцены портит дорожный знак «Пешеходный переход», появившийся на дорогах только в начале 70-ых годов XX века.
— Пока героиня Елены Соловей переживает утрату любимого человека, на заднем плане милиция разгоняет со съёмочной площадки толпу зевак.
— Господа (которые звери) мчатся за трамваем с Соловей мимо современных бетонных опор, принципиально игнорируя асфальтовую дорогу. На заднем плане работают краны ильичевского рыбного порта Одессы.

Show More
Добавить комментарий