В мире — всем всего хватает

Новые технологии — это как нефть, газ и «Челси» вместе взятые, но только лучше. Правда пока этого мало кто понимает.

В мире — всем всего хватает

В России на самом деле не две беды в лице дураков (которые не знают, что такое новые технологии) и дорог, а намного больше. Например, различные экономические вертикали и массовый монополизм. Именно это становится труднопреодолимым фактором для продвижения инноваций. Для того чтобы зайти в известную газовую компанию со своими, новыми технологиями, необходимо провести сертификацию на 100 млн рублей. Становится понятным, почему у нас так слабо с инновациями, несмотря на их политический пиар на самом высоком уровне. Потому что пиар-пиаром, а 100 млн, пусть даже рублей, никто не отменял при этом.

Давайте посмотрим, что происходит в мире. В прошлом году отечественные сырьевики в лице нефте- и газодобытчиков были потрясены известиями о сланцевом газе, точнее о новых технологиях, которые позволили добывать его с рентабельностью, достаточной для промышленной разработки. В начале этого года появилась информация о том, что подобное происходит и в нефтедобыче. Повсюду инновации, повсюду новейшие технологии. Параллельно с этим генные инженеры где-то далеко за границей научились модифицировать бактерии так, что они прекрасно справляются с производством спирта из всего, где есть немного углерода (С), водорода (Н) и кислорода (О).

Мы немного преувеличили, что нефте- и газодобытчики были потрясены известием о новых технологиях в их сфере. Абсолютно потрясены они не были, по крайней мере, по их поведению этого не видно. Напротив интерес к инновациям, новым технологиям (новейшим технологиям) неуклонно снижается. Попробуйте посмотреть статистику запросов в самых популярных интернет-поисковиках. Количество запросов «новые технологии» как и «новейшие технологии» за последние полтора года если и не снизилось, то и не увеличилось. А это все равно означает, что снизилось, хотя бы потому, что количество гаджетов для выхода в Интернет на душу населения за это время увеличилось на порядок. Может не на порядок, а в разы.

Тем не менее результат налицо. «Новыми технологиями» сегодня если и интересуются, то ради приличия. «Нанопродукцию», а это, конечно, имеет отношение к новым технологиям, ищет около 200 человек в месяц. Не 200 тысяч, а именно двести человек. Во всем Рунете! При этом пиарят их на президентском уровне. Наверное, какой-то всплеск интереса к теме наблюдается с 2007 года, когда инновационные направления в стране возглавил Анатолий Чубайс. Ради него стоит хотя бы краем глаза взглянуть, что же представляют собой нанотехнологии и новые технологии в принципе. Взглянуть только для того, чтобы где-то в политической «тусовке» блеснуть фразой на тему «и тут все развалит, ха-ха»

Ради приличия

Еще будучи Президентом Дмитрий Медведев пообещал, что руководителей госкорпораций будут увольнять за отсутствие в их инвестиционно-инновационных планах новых технологий. Там не был использован именно этот термин, но зато были задействованы такие лексические единицы, как инновации, НИОКР, НИР и прочее.
Почему-то я не слышал о том, что кто-то был уволен. Если кто-то слышал, или этот кто-то уволенный читает статью, то пусть напишет в комментариях, что я не прав. Я не обижусь, а очень обрадуюсь Только хотелось бы, чтобы уволили именно за отсутствие новых технологий. Пока только слышно о товарище Сердюкове, которого склоняют за чересчур активное внедрение инноваций в его ведомстве. Инноваций специфических, но все-таки инноваций.
В принципе инициатива Президента была направлена на то, чтобы наших «генералов», в смысле гендиректоров, чуть-чуть подвинуть по направлению к новым технологиям. Делать, конечно, это должен не Президент, а рынок, который в теории должен сподвигать бизнес на инновации в целях повышения своей конкурентоспособности. Но, видимо, наши госкорпорации и монополисты — не бизнес, раз их не интересуют особенности рынка. Хотя монополизм может пошатнуться, и серьезно пошатнуться, особенно после вступления страны ВТО и особенно на фоне появления новых технологий в добыче и даже бактериальном синтезе углеводородов.
Поэтому их ленивое и равнодушное отношение к новым технологиям, скорее, станет не поводом для отставки, а поводом и причиной банкротства отечественной экономики. Хотя тем, кто родился до 70-х годов прошлого столетия, к этому не привыкать, и этим их не напугаешь.

Люди стали меньше интересоваться новыми технологиями

Недавно ВЦИОМ опубликовал потрясающую информацию о том, что россияне теряют интерес к науке. Для начала немного о терминологии. Употребляя термин «новые технологии» и «новейшие технологии», а также «инновации», мы имеем ввиду почти то же самое, что и «наука» — не в философском смысле, не в том значении, о котором начинают спор два академика, встретившись в какой-нибудь дискуссии на заданную тему.
Для большинства — это все синонимы. Ученый в понимании обывателя — это человек, который занимается созданием новых технологий. Для обывателя нет большой разницы между инжинирингом, ОКРом и НИОКРом и даже (здесь, как говорит Михаил Задорнов, наберите воздух в грудь) фундаментальной наукой. Вот такая крамола. Но на самом деле обыватель, скорее всего, прав. «Все науки прикладные», — любит цитировать российский нобелевский лауреат Жорес Алферов американского нобелевского лауреата Вильяма Шокли.
Под словосочетанием «новые технологии» мы подразумеваем всю интеллектуальную деятельность по созданию некоей информации, которую можно с пользой применить в коммерческой деятельности и в деятельности по улучшению жизни человека, не только его существования как биологической единицы, но и как социальной. И нет смысла дискутировать на тему того, как и что назвать, потому что подобные дискуссии имеют смысл только в случае получения денег, в виде господдержки или частных инвестиций, а также в отчетности, в том числе и налоговой. Там должно быть четкое законодательное определение, что такое «новые технологии», «НИОКР» и «инновации».
Потрясает не то, что обычные люди перестали интересоваться наукой, а то, что стереотип людей, не имеющих ответственности в силу своего социального статуса, копируют информационные агенты в лице журналистов, редакторов СМИ, хотя и это тоже ерунда, копируют руководители предприятий.
Действительно, новые технологии им навязаны сверху. Им пришлось выучить лексические единицы, научится говорить правильными словами, и даже красиво «рисовать» под словом «инновации» ту деятельность, которую они вели до сих пор.

Без указа сверху инновации не появятся

Что-то подобное сказал в свое время Анатолий Чубайс. После пяти лет работы по созданию в России новой отрасли он на Первом конгрессе предприятий наноиндустрии сам задался вопросом — «А есть в России наноиндустрия»?
Наноиндустрия — это как бы новая отрасль. Про словосочетание-паразит «как бы» поговорим чуть позже, потому что в данном случае — это не паразит, а очень полезное выражение. Зададим вопрос по-другому: а можно ли искусственно создать отрасль, если это даже не отрасль, а некая вспомогательная деятельность? Вспомогательная, потому что не самостоятельная, а полезная, по крайней мере, потенциально полезная.
Начнем по порядку со слов «как бы новая». Любой диалог с представителем науки или околонаучного круга начинается с того, что нанотехнологии — это не какие-то новые технологии, а они были всегда, и ими занимались еще Иоффе, Фейнман, Гляйтер и многие другие славные люди. Имена меняются в зависимости о того, чем занимается Ваш собеседник. В лучшем случае вместо слова «всегда» будет использовано слово «давно». От этого суть не меняется. Вспомнится булат или дамаск и даже японская катана, при изготовлении которых благодаря особым режимам отпуска металла, древние мастера получали интерметаллидные наноструктуры. И, мол, это и есть начало нанотехнологий. Есть и другие интересные примеры, более близкие к нашему времени.
Справедливости ради стоит отметить, что подобные монологи в последнее время стали менее навязчивы. Людям все-таки объяснили, что случайное получения чего-то, даже наноразмерных объектов, не является новыми технологиями. Что-то становится нанотехнологией тогда, когда появляется умение получать продукт с заданными свойствами с помощью осмысленных манипуляций. Например, переливать кровь пытались с древнейших времен. В год открытия Америки Колумбом, то есть в 1492 году, попытались таким способом вылечить Папу римского Иннокентия VIII. Не получилось — тогда не знали ни о группах, ни о резусе-факторе. Потом пытались еще и еще. Иногда получали положительный результат, чаще — отрицательный. И только в 20-е годы прошлого века появилось понимание о совместимости крови, группах. Только тогда это стало новой технологией в медицине.
Точно так же обстоит дело с нанотехнологиями. Только в том момент, когда ученые научились манипулировать с нанообъектами и складывать из них необходимые комбинации для получения материалов с заданными свойствами, появились нанотехнологии.
Теперь вернемся к вопросу – а надо ли создавать отдельную отрасль? В наноиндустрии большинство проектов связано с улучшением свойств уже существующей продукции, и малая их часть направлена на создание чего-то нового.
На самом деле отрасль надо создавать. Вспомним историю. Владимир Ленин когда-то сказал: «Коммунизм — это советская власть плюс электрификация всей страны». По-современному это звучит так: «Хорошо жить мы будем только тогда, если сможем создать систему эффективного управления и будем заниматься новыми технологиями и новейшими технологиями, и интегрируем их».
Никто в то время не принимал всерьез ленинский план электрификации всей страны – ГОЭРЛО. Даже Герберт Уэллс, допускавший возможность вторжения на Землю марсиан, назвал Владимира Ленина кремлевским мечтателем. Да Бог с ним с Уэллсом. Свои роднее, но неграмотные российские мужики хихикали над электричеством, когда им говорили, что новые технологии в лице электричества» будут делать за человека все. «А корову лепестричество сможет доить?», — спрашивали они у пропагандистов. И когда те отвечали, что сможет, то добивали их еще более умным вопросом: «А как оно бабу от коровы отличит»? Тут крыть было нечем. По крайней мере, так думали российские мужики. И так же думают их потомки, обсуждая тему новых технологий, инноваций и нанотехнологий в частности.
Энергетика – это, по сути, также как и наноиндустрия, вспомогательная и инфраструктурная отрасль. Но тем не менее, это полноценная отрасль, дающая серьезный вклад в ВВП и крайне повышающая качество жизни человека. И это импортоориентированная отрасль, хотя бы в своем потенциале.
С наноиндустрией та же история. И создана она благодаря государственной инициативе, инициативе сверху. Не стоит, конечно, переоценивать роль государства, потому что завышенные ожидания, как правило, приводят к разочарованию. «Лепестричество» тоже не научилось отличать человека от коровы. Но народ это не разочаровало, потому что у него в то время ожидания, связанные с электроэнергетикой, скорее, были занижены. Народ даже удивился, что новые технологии не только засветили «Лампу Ильича», но и действительно позволили доить корову. Деятельность государства надо оценивать максимально объективно

И роль Анатолия Чубайса и его «РОСНАНО» заключается даже не в том, что в стране появилось «РОСНАНО» и около сотни предприятий этой отрасли. Она заключается в том, что в стране появился интерес к новым технологиям и науке. Хорошо помню, как в 90-е годы все бежали из российской науки: либо в западную науку, либо в российский бизнес. И сейчас совершенно другое положение дел — создание новых технологий стало восприниматься как что-то, что имеет желанный «запах денег».
«РОСНАНО», столкнувшись с тем, что в России не так и много проектов на грани промышленного воплощения, но зато есть что-то похожее на стартапы, стало предтечей «Сколково». С одной стороны, в России наконец-то появилось место, где могут «тусоваться» стартапы с их новыми технологиями, появился портал, через который в нашу страну заходят как мировые мегакомпании, так и иностранные инноваторы. Представьте себе, лет пять назад иностранному ученому в России и поговорить-то было негде. С «кем» было, а вот «где» не было. Это как в старом анекдоте: «В юности есть чем, но негде и не с кем. В молодости есть с кем, есть чем, но негде. В старости есть с кем, есть где, но зачем»? Также и с новыми технологиями: не привыкли они «шастать» по курилкам НИИ и вузов, где окурки гасятся о подоконник или банки из-под кофе.
С другой стороны, в инновационной сфере появился Виктор Вексельберг. Непонятно, что важнее — деньги для стартапов или Виктор Вексельберг? Олигарх с «яйцами Фаберже» и фразой о том, что он будет инвестировать деньги в новые технологии, наверное, даже важнее, чем просто инвестиции. Тот факт, что человек, бюджет которого больше бюджета какой-нибудь небольшой страны, занимается наукой, пусть даже как менеджер, как минимум, греет душу любому МНС. А от МНС до стартапера и серийного бизнесмена — один шаг. Я бы повелся. Но с тех пор, как я был МНС, прошло уже почти 15 лет.

А в это время за границей

Пока у нас в стране пытаются плетью загнать «генералов» и олигархов в инновации, происходит еще один процесс, который может полностью все изменить. Кто успел поизучать классиков марксизма-ленинизма, помнит, что империализм — это последняя стадия капитализма. После этого неизбежно наступает социализм. Наступает он потому, что человечество полностью насыщается материальными ценностями. Их становится столько, что всем всего хватает. И происходит это потому, что носители буржуазных ценностей, захватив все рынки в масштабах планеты, вначале просто наживаются, а потом вдруг сталкиваются с тем, что у всех все есть.
Дальше в дело вступают новые технологии, которые позволяют повышать конкурентоспособность за счет снижения себестоимости и повышения потребительских свойств продукции. Появляются новые технологии и в управлении и организации производственных процессов, начинается авторкизация экономик. США, например, начали возвращать в национальные границы свои производственный мощности, в том числе и те, которые связаны с новыми технологиями. Вернее не в том числе, а в первую очередь.
И тогда Россия, как и большинство стран, надеющихся разместить на своей территории производственные мощности транснациональных брэндов, может оказаться в глубокой «где»? Правильно — яме. Не получится жить по схеме, придуманной 30-40 лет назад. Путь Китая и Латинской Америки не повторить. Эта схема перестала работать. Надо идти своим путем. И здесь совершенно верным представляется «путь охоты» за новыми технологиями, то есть то, что пытаются реализовать «РОСНАНО» и «Сколково». Надо не раздавать деньги всем подряд, институтам и вузам с надеждой на то, что вдруг что-то получится. Надо находить действительно перспективные проекты и приводить их в страну. И стоит поторопиться — «на охоту» за новыми технологиями вышли все.

Show More
Добавить комментарий