танго ,танго

Изначально, танго танцевали в барах, кафе, игорных домах и «квиломбос» (местах, предназначенных для проституции). В дальнейшем, появились так называемые «дома танцев», которые предоставляли девушек для танцев и развлечений.

танго ,танго

танго ,танго

танго ,танго

Нам надо вспомнить, что, в начале девятнадцатого столетия, бытовые танцы исполнялись так, что партнеры стояли друг против друга на расстоянии. Такие типы танцев обычно обозначались словом «контраданца» (ит.). При этом, продвижения танцоров по пространству площадки были, в некотором роде, линейными. Контакты партнеров друг с другом сводились лишь к контакту рук, в определенные моменты танца. Существовали, также, «круговые танцы», в которых происходило движение по кругу.

«Минуэ» (с ударением на последнем «э») был очень популярным бытовым танцем в колониальные времена в Аргентине. Танец «хабанера», один из предшественников танго, также был из типа «контраданца». Само слово «контраданца» могло происходить от английского термина «танец кантри» (Country Dance – букв., «деревенский танец»), трансформировавшегося во французский Контредансе, и затем в итальянский Контраданца.

Моцарт и Бетховен писали «контреданце» (нем.). А уже Венский вальс и кадриль вытеснили контраданц из бальных залов. Венский вальс был первым в мире танцем, где применялась настоящая близкая позиция партнеров, и полька стала вторым танцем в Европе, использовавшим этот скандальный новый способ. В европейском обществе бытовало противоречивое мнение по отношению к этому, считавшемуся аморальным, способу танца, и люди перенесли это мнение вместе с собой, когда эмигрировали в Аргентину.

Если я не ошибаюсь, где-то около 1850 года, когда Парижская Опера переживала тяжелые экономические времена, ее директора посетила дерзкая идея включить Венский вальс в некоторые постановки, в качестве эксперимента. Идея возымела большой успех, любопытствующая публика вновь заполнила театр. Париж, будучи центром искусств и изысканного вкуса, постепенно сделал этот танец «близких объятий» приемлемым для всего остального мира. В дальнейшем, нам надо именно в этом историческом контексте рассматривать место танго во время его возникновения, и в последующий период 1880-1910 годов, а также вопрос, почему мужчины вынуждены были танцевать с мужчинами.

Венский вальс был первым бытовым танцем, использовавшим «близкую позицию». Это способ, которым мы танцуем в наши дни… и мы думаем, что это самый логичный способ парного танца… однако, у истоков… во второй половине 19 столетия, такая публичная близость тел считалась скандально непристойной. Обществу понадобилось много лет, чтобы, постепенно, принять его как норму. Теперь, мы подошли к тому периоду, когда танго был рожден, в 1880 году, или незадолго до того. Окраины Буэнос-Айреса, бары, игорные заведения, бордели… одинокие мужчины проводят время в общении, распитии, азартных играх, поисках «романтики» в компании женщин сомнительной репутации, пробуют движения этих новых танцев… милонги и танго.

Мы можем представить, что в таких местах, и в таких обстоятельствах, любые эксперименты с танцевальными движениями были приемлемы, невзирая на хороший или дурной вкус, двусмысленность или даже откровенную непристойность. Надо помнить, что в те времена даже просто танцевать друг против друга, когда правая рука мужчины касается спины партнерши, было немного слишком… а тут появился танец, в котором есть тесные объятия, щека к щеке, грудь к груди, ноги проникают между ног партнеров, в долгом разговоре о любви и страсти, с захватами, флиртующими взглядами и поглаживаниями…, словом, написание пролога к любовному роману, который вскоре последует.

Изначальные темы часто были намеками на секс и непристойности. Когда танго стал общественной нормой, этот танец и его лирика были очищены или полностью изменены. Некоторые элементы этих тем, по-прежнему, присутствуют в танце, хотя они и потеряли свое первоначальное значение. Например, название самого известного танго «Эль Чокло» (кочерыжка кукурузы), имело фаллический смысл. Благопристойные семьи и женщины с хорошей репутацией никоим образом не хотели участвовать в этом действе, а женщинам в борделях надо было за это платить… поэтому, если мужчина хотел попрактиковаться в этом новом танце, ему оставалась только одна возможность… другой мужчина.

Группы мужчин собирались вместе, для практики, импровизиций и внесения новшеств, создавая при этом новые движения и новые шаги. Такой подход помог быстрому развитию этого танца. Быть хорошим танцором означало тогда (да и сейчас) надежный способ привлечения жнского внимания… мужчины практиковались в своей среде для того, чтобы они смогли потом удивить, и вызвать восхищение женщин и других мужчин. …Таким образом, танцы мужчин друг с другом не имели ничего общего с гомосексуализмом.

Следующим сценарием на повестке дня были «эль патио де лос конвентильос» (коммунальные общежития). Эти «конвентильос» давали кров тысячам бедных иммигрантов, прибывших со всех концов Европы (более всего из Италии и Испании), и частью из Аргентинской «глубинки». Это были протяженные открытые пространства, с обеих сторон ограниченные комнатами и кухнями. Как правило, ванные комнаты там были общего пользования. Понадобилось много лет, чтобы танго распространился в этих «коммуналках», потому что их жильцы были, в основной массе, благопристойными людьми, которые не желали, чтобы их семьи подвергались воздействию этой греховной музыки и танца.

Субботние вечера и воскресные дни были посвящены празднованиям свадеб, рождений, крещений, и других торжеств. Именно по таким поводам, мало-помалу, кто-нибудь да спрашивал музыкантов сыграть танго, а там, кто-нибудь танцевал разок такой танец, очищенный от греховных движений, например «кортес и кэбрадас» — упрощенный вариант, который тоже сперва переносился с отвращением, однако в дальнейшем стал очень популярен.

Еще больше времени понадобилось, чтобы танго достиг жилищ семей среднего и высшего класса. Юноши из таких семей взяли за привычку посещение пригородов, в поисках эмоций и приключений, возвращаясь домой взволнованными от своих распутных переживаний. Они начали обучать такому необычайному новому танцу своих сестер, соседских девушек, и других особей женского пола из своих больших Аргентинских семей, таких как кузины и тети. Их тоже обучали «очищенному варианту» танца.

Если задуматься над тем фактом, что Саборидо продал около ста тысяч экземпляров своего танго «Йо сой ла мороча» (я – та брюнетка) за первые несколько месяцев 1906 года, то можно определить, что танго исполнялся весьма часто, включая добропорядочных девушек, которые помещали ритмы этого танца между вальсом «Синий Дунай» и «Доброй Элизой». Немного позже, певица Флора Родригес записала «Ла морочу». Сперва на цилиндр, затем на диск, а также на рулоны из перфорированной бумаги для «пианолы» (пианино, которое играет само, при нажатии двух педалей). Тема «Ла морочи» была достаточно невинна, и поэтому ее легко воспринимали. Таким образом, танго постепенно перешел с задворков во внутренние помещения Аргентинского дома.

Тем не менее, танго оставался, в основном, постыдной, греховной стихией, с которой имели дело тайно. Политики, как правые, так и левые, проклинали его. Ибо они не хотели, чтобы эта новая нация ассоциировалась с таким «проститутским» танцем. Тогда, как случилось, что танго достиг Европы? Это другая история… Танго был рожден на окраинах города, в барах, кафе, борделях; отсюда он двинулся внутрь города, в танцзалы. Следующим этапом были «патиос» (дворы) «конвентильос» (коммуналок), и, в конце концов, танец поселился внутри домов среднего и высшего класса Аргентины.

Танго, все еще, был парией, незаконнорожденным сыном сводников и женщин с дурной репутацией, одетым как нищий «компадрито». (пианино, которое играет само, при нажатии двух педалей). Тема

Show More
Добавить комментарий