Подробности создания фильма: «Исход: Цари и боги»

Известный режиссер Ридли Скотт представляет историческую драму «Исход: Цари и боги» — рассказ о беспримерном мужестве человека, в одиночку противостоящего силе целой империи.

С помощью новейших спецэффектов и технологии 3D Ридли Скотт по-новому показывает зрителям пророка Моисея (Кристиан Бэйл), восставшего против египетского фараона Рамзеса (Джоэл Эдгертон) и возглавившего мучительный и смертельно опасный исход 400 000 рабов из Египта.

Благодаря уникальности замысла, объему истории и ярким персонажам, фильм стал настоящим художественным событием. Исход из Египта – это необычная и героическая сага, а также сильная личная история, наполненная эмоциями, противостоянием и предательством, и символ вечного стремления к свободе.

Ридли Скотт отмечает: «Жизнь Моисея – это один из самых великих духовных путей в истории». Первые сцены фильма, показывающие нападение 15 000 египетских солдат на лагерь хеттов, величественные сооружения, ужасающие бедствия, расступившиеся воды Красного моря – все это демонстрирует уникальное видение режиссером одной из самых почитаемых и важных библейских историй.

«Мне нравится все грандиозное, — продолжает режиссер. – Я понимал, как снимать фильм «Гладиатор», как показать живых людей того времени. В фильме «Исход: Цари и боги» мне точно так же хотелось воспроизвести египетскую культуру и исход по-новому».

Фильм «Исход: Цари и боги» снимался на лондонской студии Pinewood Studios, а натурные съемки проходили в городе Альмерия на юге Испании и на острове Фуэртевентура, Канарские острова.

ИСПОЛНИТЕЛИ ГЛАВНЫХ РОЛЕЙ
В актерский состав фильма «ИСХОД: ЦАРИ И БОГИ» вошло множество известных актеров, представляющих разные страны. Ридли Скотт поясняет: «Египет был и остается местом слияния культур, поскольку страна расположена на стыке Африки, Ближнего Востока и Европы. Мы выбрали актеров разных национальностей, чтобы отразить это разнообразие культур – иранцы, испанцы, арабы. Есть много теорий об этничности египетского народа, и мы много спорили о том, как лучше передать эту культуру. Чтобы воссоздать историю, уходящую корнями в различные религии и важную для людей во всем мире, мы хотели подобрать актеров, способных через свою яркую игру воздать должное этой общей истории».

Кристин Бэйл сыграл Моисея, Джоэл Эдгертон – Рамзеса, Джон Туртурро – Сети I, Бен Кингсли — Навина и Аарон Пол – Иешуа.

Ридли Скотт давно хотел поработать с Кристианом Бэйлом. «Кристиан очень впечатляюще выглядит на экране», — говорит режиссер. Перед фильмом «ИСХОД: ЦАРИ И БОГИ» Кристиан сыграл роль сталевара в криминальном триллере «Из пекла» (производство Scott Free). По мнению Ридли Скотта, эта роль предзнаменовала превращение актера в пророка и освободителя еврейского народа. «Моисей больше похож на сталевара, чем фараон: он – сдержанный человек, обладающий здравым смыслом».

Ридли Скотт описывает актерскую игру Кристиана как «внутреннюю работу. Он очень точно передает эмоции своего героя, и перед вами предстает страстный лидер. Мне очень понравилось работать с Кристианом, он удивлял меня каждый день. Я ожидал многого, а получил еще больше».

Создание этого образа требовало большой подготовки. «Моисей – это легендарная фигура, и в то же время его нужно было показать живым человеком, — говорит режиссер. – Он является героическим и эмоциональным ядром фильма».

Кристиан Бэйл согласился на эту роль по нескольким причинам. Он поясняет: «Я чувствую, что история исхода является не просто одним из множества основных священных текстов, это – одно из самых значимых повествований в истории человечества. Я узнал, что Моисей был непростым и упрямым героем. Благодаря своей вере, он превратился в борца за свободу, который не останавливается ни перед чем во имя воли Божьей. И при этом Моисей также был противоречивой личностью: твердый в своей вере, но любящий спорить; сомневающийся, но напористый; воин и одновременно освободитель; горячий, но стоически спокойный».

Актер добавляет: «Короче говоря, Моисей – один из самых фантастических персонажей, которых мне приходилось играть». При подготовке к роли Кристиан Бэйл читал священные тексты, включая Тору и главы из Корана, а также известную книгу Джонатана Кирша «Жизнь Моисея». Он также посмотрел два фильма с иным подходом к истории и религии, чем в фильме «ИСХОД: ЦАРИ И БОГИ». «Перед съемками в этой эпической картине я решил взглянуть на эти события с юмористической точки зрения и посмотрел комедии «Всемирная история, часть 1» Мэла Брукса и «Жизнь Брайана по Монти Пайтон»».

В центре фильма «ИСХОД: ЦАРИ И БОГИ» отношения между Моисеем и Рамзесом, которые росли как братья. Рамзес стал фараоном, а Моисей – его самым преданным советником и правой рукой. Но когда Рамзес узнал, что Моисей – еврей, он отправляет своего брата в пустыню, практически на верную гибель.

«Рамзес олицетворяет то разрушение, которое творит с человеком абсолютная власть, — говорит Джоэл Эдгертон, исполнивший роль Рамзеса. – Рамзес действительно начинает верить, что он – Бог, и это заметно влияет на его отношения с Моисеем».

Рамзес – это главный отрицательный герой фильма, но Ридли Скотт и Джоэл Эдгертон хотели показать положительные оттенки и особенности характера этого персонажа. «У Рамзеса – сильное братское чувство к Моисею, поэтому его раздирают противоречия, когда он узнает, что Моисей – еврей. Он также любит свою жену Нефертари и младшего сына, и это тоже показывает его характер», — говорит режиссер.

Ридли Скотт впервые встретился с Джоэлом Эдгертоном во время кастинга за год до съемок фильма «Царство небесное». Актер оказался слишком молод для роли, но Ридли Скотт продолжил следить за карьерой Джоэла Эдгертона, ему особенно понравилась игра актера в известной драме «По волчьим законам». Джоэл обладал врожденным чутьем, он был спортивный, вдумчивый, умный и очень дружелюбный. Он очень тонко создавал исторический образ древнего египтянина, и при этом у зрителей нет ощущения искусственности. Рамзес – злодей, но у него есть хорошие качества, и зрители не уверены, заслуживает ли он ненависти. Джоэл хорошо развит физически, поэтому при необходимости он отлично демонстрирует гнев и готовность к действиям».

Кристиан Бэйл с восхищением отмечает, что Джоэл Эдгертон «продемонстрировал настоящую преданность своему персонажу. Я понимал, что у него одна из самых трудных ролей в фильме. Джоэл уловил всю самонадеянность человека, обладающего неограниченной властью, и его отчаянное стремление сохранить эту власть».

Джоэл Эдгертон высоко ценит эту роль, особенно ее неоднозначность. «Самый удивительный злодей – это тот, кто в фильме о себе станет героем, — поясняет актер. – Я всегда считаю, что если ты сможешь понять отрицательного персонажа, ты еще больше будешь ценить положительного. Поэтому я хотел найти равновесие между созданием образа злодея и сохранением его человеческих качеств. Среди всех впечатляющих батальных сцен фильма самый важный конфликт – это противостояние Рамзеса и Моисея».

Актер согласен с тем, что у Рамзеса очень большое «эго», и это –неудивительно для человека, которому с детства внушали, что он – живой бог. «У него отсутствует здравый смысл и чувство сострадания, — говорит Джоэл. – Рамзес – это тиран и диктатор, но это была часть верований того времени».

Рамзес начинает строить собственный город Пи-Рамзес и украшает его своими изображениями, как тогда было принято. Огромная статуя в виде головы Рамзеса, построенная специалистами съемочной группы с модели головы Джоэла Эдгертона, смотрит на поля, где трудятся рабы. На время съемок эта статуя высотой 15 метров стала чем-то вроде местной достопримечательности.

Сигурни Уивер исполнила роль Туи, матери Рамзеса и первой жены фараона Сети. Актриса сыграла главную роль в одном из первых фильмов Ридли Скотта «Чужой» и затем снялась у него в исторической драме «1492: Завоевание рая». Она так говорит о новом сотрудничестве с режиссером: «Такое ощущение, что все было словно вчера. Я по-прежнему вижу этого чудесного человека, точно знающего, как передать свое видение на экране».

Сигурни Уивер отмечает: «Туе тяжело видеть, что Моисей является любимцем фараона Сети». Она продолжает: «Ридли Скотт называет ее пантерой, и хотя Тую тоже можно считать олицетворением зла, я считаю, что она очень хорошая мать. Туя знает, что Рамзес очень нуждается в поддержке, хотя он и не признается в этом. Рамзес любит Моисея и старается все делать правильно, но они с Туей обеспокоены близкими отношениями Моисея и фараона Сети. Кому-то Туя может показаться злодейкой, но это не так. Она просто защищает своего сына».

Власть и сила воли Туи отражают истинное положение египетских женщин в то время. «Они действительно обладали властью и красотой, — говорит художник по костюмам Джэнти Йетс. — Ридли хотел, чтобы Туя выглядела как настоящая роковая женщина. Ее костюмы скрывают ее подлинные амбиции в отношении сына, но мы отразили это в головных уборах и богатых украшениях Туи».

Джон Туртурро сыграл правителя Египта Сети, мужа Туи и отца Рамзеса, а также ставшего отцом Моисею. «Сети слишком долго правит, и это стало для него обузой, — говорит известный актер. – У него более близкие отношения с Моисеем, чем с собственным сыном Рамзесом, и он предпочел бы видеть Моисея на троне фараона, но Сети понимает, что это невозможно».

Бен Кингсли создал образ Навина, еврейского ученого и духовного лидера рабов. Ридли Скотт говорит: «Навин говорит Моисею правду в глаза и дает начало цепочке событий, которые приведут к его изгнанию».

Ридли Скотт очень рад, что ему удалось пригласить Бена Кингсли, несколько лет тому назад сыгравшего Моисея в телевизионном мини-сериале: «Бен очень умный актер, умело приспосабливающийся к ситуации. У него есть внутри твердый стержень, очень важный для этой роли».

Участие Аарона Пола в популярном телесериале «Во все тяжкие» принесло ему тысячи поклонников и премию «Праймтайм-Эмми». Когда сериал завершился после шести сезонов, актера пригласили на роль Иешуа, еврейского раба, помогающего Моисею вывести евреев из Египта.

Ридли Скотт также является поклонником сериала «Во все тяжкие» и впервые встретился с Аароном Полом, когда тот прилетел из Лондона в Лос-Анджелес всего лишь на сутки для проведения проб грима, а затем вернулся обратно прямиком на церемонию вручения наград «Эмми». «Ридли полон энергии, и он глубоко верит в истории, которые рассказывает во всех своих фильмах, — говорит актер. – Это делает его сильным режиссером; ты слушаешь, что он говорит, и это все правда, в любом фильме – «Чужой», «Бегущий по лезвию» или «ИСХОД: ЦАРИ И БОГИ».

Впервые мы видим Иешуа как молодого раба, которого подвергают наказанию в страшных каменоломнях Египта. Годы спустя Иешуа будет в первых рядах тех, кто присоединился к армии Моисея, когда он вернулся, чтобы освободить рабов. Долгие годы Иешуа подвергался унижениям; такое положение он занимал в иерархии египетского общества, поэтому он готов присоединиться к Моисею и бороться за свободу. Поскольку у воинов Моисея нет настоящего оружия, при нападении они полагаются на луки и стрелы. Чтобы подготовится к участию в таких сценах, Аарон Пол брал уроки стрельбы из лука и верховой езды.

«Аарон привнес новизну в роль Иешуа, — отмечает Ридли Скотт, — и он безукоризненно вписался в образ и тот исторический период».

10 КАЗНЕЙ ЕГИПЕТСКИХ И РАССТУПИВШИЕСЯ ВОДЫ МОРЯ
Когда Рамзес отверг просьбу Моисея отпустить его народ, на Египет обрушились бедствия и эпидемии. Советники Рамзеса предлагали научно обоснованные объяснения этих явлений – впечатляющих и пугающих зрелищ.

Первое из проклятий наступило после того, как крокодилы в Ниле начали с жадностью нападать друг на друга и на рыбаков. Воды Нила окрасились кровью, без кислорода вся рыба в реке вымерла и всплыла наверх. Лягушки заполонили город Пи-Рамзес и даже дворец Рамзеса в поисках пищи.

Для съемок понадобилось четыреста лягушек, шесть дрессировщиков, специально обученная собака и забор высотой один метр. В этой сцене актриса Голшифте Фарахани, игравшая роль Нефертари, в течение нескольких дублей демонстрировала свою храбрость, прикидываясь спящей и зная, что ей на голову высыпают мешок лягушек, которые запутываются у нее в волосах.

После того, как лягушки вымерли, из их мертвых тел появилось множество мошек, и на улицах города, построенного Рамзесом в свою честь, ничего не было видно из-за этих густых роев. Руководитель группы по спецэффектам Питер Чианг рассказывает: «Мы показали эти бедствия на новом, другом уровне. Мошки получились отчетливыми, и их очень много, и саранча [одно из следующих нашествий] выглядела еще более пугающей в своем движении».

Затем тела почти всех египтян покрылись язвами и нарывами. Ночью пошел град из булыжников, а после него обрушилось нашествие саранчи.

Законы природы в своем крайнем проявлении – и, возможно, дивное вмешательство – могут объяснить эти бедствия, но заключительная казнь египетская не связана с законами природы: все первенцы египетские были убиты в полночь, включая сына фараона Рамзеса. Когда Рамзес осознал, что ни в одной еврейской семье не погиб ни один ребенок, он приказал евреям покинуть Египет, но вслед за ними повел свою армию, чтобы перебить уходящих евреев.

Моисей и его плохо подготовленные многочисленные последователи, нагруженные скромным скарбом, пытались перейти горы и добраться до Красного моря в том месте, где Моисей уже пересекал его.

Прибыв к Красному морю, преследуемый по пятам египетской армией Моисей понял, что он выбрал неправильный путь и не попал в то место, где была мель. Столкнувшись с бурным морем с одной стороны и тысячами египетских солдат за спиной, Моисей впал в отчаяние. Пока Рамзес готовился к последнему нападению, Моисей увидел, что начался быстрый отлив. Он повел людей вперед, и они начали пробираться по отмели. Когда евреи перешли море, на преследующие их войска Рамзеса обрушилась огромная волна.

СОТВОРЕНИЕ МИРА
Творческими соратниками Ридли Скотта в работе над фильмом «ИСХОД: ЦАРИ И БОГИ» были художник-постановщик Артур Макс, дважды номинированный на премию «Оскар», и обладатель той же премии художник по костюмам Джэнти Йетс, уже сотрудничавшие с режиссером над созданием девяти фильмов, включая «Гладиатор» и «Прометей». Идея создать новую вселенную всегда очень волнующая, — говорит Ридли Скотт. – В создании мира каждой картины самое привлекательное заключается в том, что это длится так же долго, как и в жизни. Я в душе архитектор, как и Артур Макс».

Художник-постановщик признается, что фильм «ИСХОД: ЦАРИ И БОГИ» стал для него самым крупным проектом. «Масштаб просто эпический, потому что таким был Древний Египет, и мы хотел правдиво показать его, — поясняет Артур Макс. – Конечно, у Ридли Скотта слишком много не бывает, и именно поэтому мы также использовали спецэффекты».

Творческие группы, отвечающие за производство и спецэффекты (было снято более 1 500 кадров со спецэффектами), вместе работали над созданием огромных декораций и уникальных сцен фильма. Например, статуя Рамзеса была высотой около 60 метров, из которых около 15 м создали декораторы, а остальное добавили с помощью компьютера. «Если смотреть на статую с большой высоты, невозможно заметить, где цифровое изображение соединяется с реальной декорацией, — поясняет Ридли Скотт. – Все сделано безукоризненно».

Руководитель группы по спецэффектам Питер Чианг объясняет: «Визуальные эффекты вписаны в реальность. Артур и Ридли придумали великолепные и величественные декорации, ставшие отличной основой для спецэффектов. Было здорово видеть естественное освещение настоящих декораций, и это в результате определило наши спецэффекты».

Коллектив строителей и художников, создавших декорации, насчитывал свыше тысячи человек, и они работали на трех площадках. В павильонах студии Pinewood были созданы интерьеры роскошных дворцов и замков египетской знати, а также скромные хижины рабов. Внушительный фасад Большого зала фараона снимали на огромном участке, где разворачивались сцены похода египетской армии на хеттов и позднее триумфальное возвращение войска после кровавой битвы. Огромную цистерну превратили в реку Нил, воды которой окрашиваются кровью, когда свирепые крокодилы пожирают друг друга. Сцены, в которых Красного моря сначала расступаются, а затем поглощают египетских воинов, снимались в специальном подводном резервуаре.

На съемках использовалась система блоков, придуманная для фильма «Гладиатор». С ее помощью передвигались огромные статуи, колонны и части стен. Режиссер называл эти декорации «гигантским конструктором Лего».

После завершения работы на студии Pinewood съемочная группа переехала на юг Испании, в город Альмерия, расположенный в долине Альгамилла у подножия гор Сьерра-Мадре. В этом засушливом пустынном районе снял несколько вестернов режиссер Серджио Леоне, и эти же пейзажи можно также увидеть в фильмах «Лоуренс Аравийский» и «Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега».

«Съемки в Альгамилле напоминают работу на огромной собственной съемочной площадке, — говорит Артур Макс. – Эта территория больше, чем натурные площадки киностудии «Двадцатый Век Фокс» в Калифорнии». Долину площадью 1 х 1,5 км разделяет центральная аллея из пальм. Некоторые больные деревья пришлось заменить, но и остальные деревья нуждались в уходе и увеличении объема. Был также установлен резервуар с водой, и построены здания египетских дворцов и вилл, а также улица домов обычных египтян и купцов. Город Пи-Рамзес и соседние хижины рабов соединялись пальмовой аллеей. Каменоломни, снабжающие город, располагались рядом.

Битва при Кадеше, в которой египетские войска под предводительством Рамзеса и Моисея одержали победу над хеттами, также проходила неподалеку. Сама битва стала крупнейшим сражением, в котором под палящим солнцем сошлись тысячи воинов и сотни колесниц.

Эти сцены снимались на протяжении пяти дней, в них были заняты сотни актеров массовки, каскадеры, животные и колесницы. Работа прервалась только однажды из-за ужасного ливня, затопившего местность и отрезавшего многих членов съемочной группы от дороги. Местные газеты назвали это «библейским потопом».

Через несколько дней после прекрасного восхода солнца, который специально сняли, чтобы включить в фильм, в долине Альгамилла разразилась песчаная буря, разрушавшая декорации и слепившая актеров и членов съемочной группы.

Следующим местом натурных съемок стал Фуэртевентура, один из Канарских островов в Атлантическом океане у побережья Африки. Широкие пустынные песчаные пляжи, окаймленные высокими вулканическими горами, сделали остров отличной съемочной площадкой исхода евреев из Египта в Синайскую пустыню. «Некоторые части острова Фуэртевентура имеют доисторический вид; это – нетронутая природа», — рассказывает Кристиан Бэйл. – Это – одно из самых прекрасных мест, где я бывал».

Высоко в горах находится город Макаэль, где добывают мрамор еще со времен финикийцев. Мраморные копи стали местом работы рабов, и именно там Моисей впервые встречается с Навином. Моисей появляется там вновь, когда он собирается обратиться к Рамзесу с просьбой об освобождении рабов. Поздним вечером он видит, как работают рабы, подгоняемые жестокими надсмотрщиками, при свете факелов поднимая наверх огромные глыбы мрамора.

Помимо выбора и создания съемочных площадок Артур Макс и его команда занимались меблировкой и украшением помещений. «Сейчас невозможно купить вещи эпохи Древнего Египта, поэтому каждый предмет и деталь интерьера приходилось делать самим», — рассказывает художник. Опираясь на материалы, найденные в Британском музее и Музее Каира, Артур Макс использовал в работе сочетание старых методов и современных технологий.

Во дворцах стояли троны и кресла, воссозданные по изображениям на старых фресках. Художники-декораторы создавали статуи из современных легких материалов, но отделывали и состаривали их с применением древних методов.

Команда оформителей обращалась за консультациями к специалистам в области иероглифики, языкознания и ритуального поведения и знакомилась с произведениями английских и французских художников-романистов викторианской эпохи, показывающих сцены из жизни. «Фильм отражает эклектическую смесь влияний, которая, по нашему мнению, усиливает величие Древнего Египта и отражает страдания и нужды рабов», — говорит Артур Макс.

Он рассказывает о методах работы Ридли Скотта с руководителями художественных отделов. «Мы садились вокруг стола и прорабатывали сценарий страница за страницей, используя различную визуальную информацию. Когда мы приезжали на место натурных съемок, высказывались разные идеи, а еще поступала информация от других отделов. Ридли всегда удивлял нас, выбирая направление, которое никто из нас даже не мог предположить. Персонажи, их окружение и взаимодействие рождались у него в голове; это было его видение того мира. Ридли прекрасно рисует, и нужно было внимательно следить за тем, что он только что изобразил, потому что иногда он мог сделать рисунок на обратной стороне чьей-нибудь копии сценария. Если у вас появлялась хорошая идея, он делал ее лучше. И он умеет найти лучшее место на съемочной площадке, иногда он смотрит на нее под совершенно неожиданным углом. У него взгляд хорошего художника и оператора, и в тоже время он быстро усваивает новые технологии, схватывая все, что происходит, и как он может это использовать.

«Это напоминает работу у мастеров эпохи Возрождения; мы – все его ученики, воплощающие его видение того, что он хочет создать на экране», — говорит художник-постановщик.

Джэнти Йетс получила премию «Оскар» в номинации «Лучшие костюмы» за фильм «Гладиатор» и сотрудничала с Ридли Скоттом в работе над шестью фильмами. Она считает, что их совместная работа – всегда непростая. «Ридли – настоящий художник и постоянный источник вдохновения. Когда он руководит съемкой, ни одна деталь не ускользает от его внимания. Это – особенный опыт, потому что ты знаешь, что каждый кадр будет неповторимым».

Джэнти Йетс опирается в своей работе на исследования и, по ее словам, ей повезло, что сохранилось много информации в виде росписи стен и статуй эпохи Древнего Египта. «Для фильма «Гладиатор» трудно было найти информацию в Интернете, и пришлось много времени посвятить прогулкам по Риму и разглядыванию статуй».

Самым главным открытием для Джэнти во время подготовки к съемкам стало совершенство египетской моды и дизайна: «В частности, ювелирные изделия изготовлены настолько изящно, с таким мастерством и проработкой деталей».

Объем работы был очень большой, и Джэнти Йетс вместе с помощником Стефано де Нардис открыл специальный цех в городе Уарзазате в Марокко, где закройщики, швеи, вышивальщицы, работники по металлу, обувщики и ювелиры создавали костюмы для простых египтян, воинов, хеттов, дворцовых стражей и других участников фильма. У каждого из двадцати основных героев было много сложных нарядов с изобилием деталей, и часто изготавливалось восемь или девять дубликатов одного наряда, поэтому Джэнти Йетс дополнительно создала в Лондоне большую группу красильщиков, закройщиков и других специалистов по уходу за костюмами.

Сложнее всего было создавать костюмы для Моисея. «У него было несколько обличий, — поясняет Джэнти. – Сначала он предстает перед зрителями как молодой принц Египта, любимчик фараона Сети, близкий друг Рамзеса и источник раздражения для Туи. Ридли Скотт хотел, чтобы он выглядел сдержанно среди избыточного великолепия царского дворца. Он, по сути, военный человек, и его одежда выполнена в сдержанных тонах, он – аккуратный, ладно скроенный, с короткой стрижкой».

Позднее во время блужданий по пустыне Моисей похож на бродягу, а после того, как на него напали другие соплеменники, он носит их одежду. После знакомства с будущей женой Зиппорой и обустройства на новом месте, Моисей стал пастухом в сельской местности. А когда он решил вернуться в Египет и противостоять Рамзесу, он снова превращается в воина, живущего в горах со своим отрядом и возглавившего людей на пути к свободе».

Хотя Джэнти Йетс осознавала все трудности подбора костюмов для постоянно меняющегося Моисея, она признается, что самым интересным всё же было создание впечатляющих нарядов Рамзеса. «Среди толпы хеттов или довольно грубых египетских воинов золотой костюм и доспехи Рамзеса производили ошеломляющий эффект. И Джоэл умел отлично их носить. Каждый раз, когда я его одевала, я не могла оторвать от него глаз».

По решению Ридли Скотта Рамзес носил много блестящих украшений. Джоэл Эдгертон быстро привык к предпочтениям своего героя и часто шутил «Я надену это только в том случае, если оно из золота» или «принесите мне мою золотую юбку номер семьдесят шесть».

Дженти Йетс рассказывает: «Рамзес был самовлюбленным, он воздвиг себе больше памятников, чем любой другой фараон, и все, чем он обладал, отражало его личность. Отражало в буквальном смысле слова, потому что было выполнено из золота, включая украшения, шлем и одежду. Фараон Сети тоже носит сияющие наряды, но не такие пышные, как его сын, а одежда Туи – богатая и соблазнительная. Туя надеется стать царицей, когда Рамзес взойдет на трон, поэтому она готовит соответствующий образ для появления на публике».

По словам Джэнти Йетс, Зиппора, жена Моисея, которую он нашел в деревне далеко от Египта, «юная, свежая, красивая и современная девушка, и ее одежда отражает это: она – простая крестьянка».

Зиппора в исполнении Марии Вальверде внешне очень привлекательная, отчасти благодаря гримеру Тине Эрншоу, обладательнице премии «Оскар» за эпическую драму «Титаник». Эрншоу уже работала с Ридли Скоттом над созданием фильмов «Прометей» и «Советник». Тина использовала черный уголь для макияжа глаз Зиппоры, сделала ей типичные татуировки на лице и рисунки хной на руках и ногах. «Она всегда выглядит прекрасно», — говорит в заключение Тина Эрншоу.

Каждый костюм, декорация, спецэффект отражают эпический масштаб картины. Но как говорит Ридли Скотт, все чувствительные аспекты фильма «ИСХОД: ЦАРИ И БОГИ» — очень земные. «Моисей вырос как независимый представитель египетской знати – принц египетский, но у него есть собственные обычные человеческие проблемы и вопросы».

Для Кристиана Бэйла создание образа Моисея стало незабываемым опытом. «Это – такой увлекательный персонаж, что часто мне хотелось воскликнуть: «Давайте снимать дальше!» Еще так много можно рассказать о нем, и этот герой намного интереснее, чем я мог себе представить».

источник
http://www.newsdale.ru/article/show/28806

Show More
Добавить комментарий