Бумага Камасутра

Туалетная бумага кама-сутра. Полезно изучить! Не тратим время даром!

В наш бурный век каждая минута на счету, даже минута в уборной. Мы предлагаем вам не терять времени даром, а заняться изучением нетрадиционных поз любви. Это может оказаться не только полезно но и весело:)

Началось все, странно сказать, в туалете, в момент, когда он крутанул рулон туалетной бумаги, ему показалось, что он увидел что-то, чего там быть не должно — а именно надпись. На оторванном отрезке было написано «привет». Слово было написано маленькими аккуратными буквами, как будто его писала такая же маленькая аккуратная девушка — он даже сразу представил себе эту девушку, в белой косынке и фартуке, работницу бумагоперерабатывающего завода, которая вот так от скуки, или прикола ради, написала на бумажной ленте «привет». Уже через минуту Степан отогнал эти мысли, так как был человеком прагматичным и понимал, что никаких девушек на заводах не существует, все давно делают роботы и надпись, безусловно, какой-то хитрый маркетинговый ход и не более. Использовав бумагу по назначению, он спустил воду и ухмыльнулся. Додумаются же, суки!

Пока Степан мыл руки, ему в голову пришла другая мысль — возможно слово «привет» означает, что он вытянул счастливый рулон и чего-то там выиграл. Ну скажем, средство от расстройства желудка или новую сантехнику — мало ли, что придет в голову этим засранцам? Он вернулся в туалет и достал упаковку бумаги. Полиэтиленовая обертка была исписана красивыми обещаниями неслыханной мягкости, адресами производителей и прочей никому не нужной чепухой. Ни о какой рекламной акции в этой информации не упоминалось.

Степан вышел из туалета, но тут же вернулся, просветленный новой идеей. Он крутанул рулон еще раз, и еще, и еще. Белоснежная лента мягко опускалась на пол, завиваясь серпантином, но никаких обращений не содержала.

«Значит просто привет — и все», — подумал Степан и вроде бы даже успокоился, но на всякий случай, будто бы даже случайно, протянул ленту дальше. Вот оно! Маленькое черное пятнышко. Степан резко оторвал весь моток и поднес к глазам. На бумаге был нарисован смайлик. Степан почувствовал, как сердце совершило скачок. Губы расползлись в улыбке. Конечно не потому, что ему было приятно получить эту улыбку от рулона туалетной бумаги, а, скорее, потому, что он, словно детектив, нашел еще одну улику и это не могло не радовать.
Оттерев пот со лба, Степан аккуратно снял рулон с держателя и отправился с ним на кухню. Там, усевшись поудобнее в свое любимое кресло, он принялся разматывать рулон дальше. Следующая надпись появилась быстрее, чем он ожидал и честно сказать, поставила его в тупик. На бумаге было написано его имя со знаком вопроса. Там было написано «Степан?». Рулон знал его имя и разговаривал с ним. Даже не так. Рулон предлагал вступить с ним в диалог. Степан взял со стола ручку и хотел уже было написать что-то в ответ, но тут же остановил себя. Наверняка рулон был каким-то розыгрышем. Его могли подсунуть… Но как? Бумагу он покупал в огромном супермаркете, где, конечно, никто не мог предугадать какую именно упаковку он небрежно скинет рукой в корзину. На кассе подменить не могли. В машине тоже. Гостей в доме не было. Прокрутив в голове весь путь упаковки от магазина до дома, Степан понял, что на розыгрыш не похоже. А тогда на что?
Думать было лень, внутри щекотало от какого-то детского азарта, поэтому Степан снова взял ручку и написал на бумаге «да». Провернув ленту он нашел следующее сообщение. «ну наконец-то! я думала ты меня игноришь». Представить себя, разговаривающим с туалетной бумагой, было невозможно и тем не менее именно этим Степан и занимался. Правда теперь ему в голову пришла идея, развернуть весь рулон сразу, чтобы понять, какие сообщение ждут его в будущем. Степан принялся разворачивать бумагу и через пару метров нарвался на сообщение «ну-ну:)», а еще через метр «не надоело?». Степан решил не отвечать и разматывать дальше.
«если ты сейчас же не прекратишь, я больше не буду с тобой разговаривать!».
Степан замер. Надпись была написана большими буквами и он отчетливо ощутил, как туалетная бумага разозлилась. Кроме того, он почувствовал страх, что она замолчит и больше никогда ничего не напишет. Где-то глубоко в подсознании мельтешила мысль, что пора звонить в кащенко, но Степан даже прислушиваться к этой мысли не хотел. Ему просто очень хотелось, чтобы она прекратила злиться. Он взял ручку и написал «извини». Чтобы не злить бумагу дальше, Степан легонько потянул за ленту и отмотал всего на пару отрезков. «ничего:)» улыбнулась лента. Степан улыбнулся в ответ. Вернее он тоже нарисовал ей смайлик. «ты славный:)» Снова улыбнулась бумага. Степан откинулся на спинку кресла. Ему стало приятно. Он очень давно не слышал таких слов от женщины, даже если она предстала перед ним в таком странном виде. Почему-то не хотелось отвечать, поэтому он отмотал еще кусочек и получил следующее сообщение — «только за временем не следишь!». Степан посмотрел на часы и выматерился. Он совершенно забыл, что давно должен был быть на работе. Выбежав в коридор, он быстро обулся, бросил в сумку документы, распечатанные еще ночью, телефон, ноутбук и вернулся на кухню. Ему показалось, что туалетную бумагу надо взять с собой, иначе ей станет скучно и она может снова на него разозлиться. Перед тем, как спрятать ее в пакет, степан написал «Спасибо:)».
Садовое кольцо стояло и стоять было скучно. Степану очень хотелось поделиться с кем-нибудь этим тоскливым соображением, но рядом никого не было. Доставать туалетную бумагу из сумки и писать сообщение ей было как минимум странно — вдруг кто-нибудь заметит? Степан подождал еще пять минут и не выдержал. Он осторожно вытащил рулон и положил себе между ног. «Стою в пробке»- написал он, стараясь делать как можно более непринужденный вид. «Я чувствую:))))» — ответила туалетная бумага уже на следующем отрезке. Степан ощутил жар и даже капельки пота над верхней губой. Возможно она имела в виду, что-то другое, но его член действительно напрягся и встал. Следующая мысль была из разряда совсем уж невозможных. Такое нельзя было подумать ни при каких обстоятельствах, но, тем не менее, он это подумал. Он смотрел на этот маленький рулон бумаги и видел в нем два отверстия.
«Пиздец» — сказал Степан громко и вслух. «Пиздец какой-то!»
Степан быстро спрятал бумагу в сумку и попытался сосредоточиться на дороге.
Он опоздал на утреннее совещание и потом еще выслушивал замечания после совещания, и даже в столовой ему напомнили, что опаздывать плохо. Рабочий день как-то сразу не задался, и казалось, будто каждый пытается его пнуть по делу или без. Настроение портилось. Голова отказывалась соображать и единственным желанием было спрятаться в туалете и рассказать кому-нибудь насколько ему хуево.
Степан вернулся в кабинет и взял сумку.
«Ты куда» — спросила его кокетливая коллега, сидящая за столом напротив.
«В туалет» — хмуро буркнул Степан.
«А сумка зачем?» — не унималась коллега.
«У него месячные» — подъебнула ее соседка, и громко заржала.
Степан почувствовал отвращение ко всем этим бабам и вышел из кабинета.
«Ебаные суки» — крутилось у него в голове, «Ебаные-ебаные суки!». Его «девочка» была не такая…
Он сел на толчок и положил сумку на колени. Ему вдруг стало стыдно доставать бумагу. Возможно она до сих пор хихикает там над его эрекцией. Ну и ладно!
«Ты тут?» написал Степан на отрезке и улыбнулся. Где же ей еще быть?
«Тут:)» — ласково улыбнулась бумага.
«День говно!» — написал Степан.
«Хехе» — написала бумага.
Степан почему-то подумал, что неэтично говорить туалетной бумаге про говно и написал «извини»
«Не расстраивайся» — написала бумага.
«Я уже не расстраиваюсь» — ответил Степан.
«Я очень рада, что ты пришел:)»
«Я тоже соскучился»
«:)»
«Ты очень хорошая»
«:)»
Степан услышал, как в туалет кто-то вошел. он подождал, пока этот кто-то не справит нужду в соседней кабинке и не выйдет.
«Я очень устал от людей. тупые мрази.»
«Люди как люди. А ты и правда устал.Тебе просто надо отдохнуть»
«Это правда»
Степан почувствовал, как в животе забурлило.
«Что-то я не то съел, кажется:))» — написал он.
«Бывает:)» — улыбнулась бумага.
«Поедем в отпуск?» — спросил Степан.
«:))))))» — ответила бумага.
«Сто лет не был на море»
«Я тоже»
Степан рассмеялся в голос. С бумагой было так легко и хорошо.
«Загоришь, станешь коричневой»
«Хахаха»
«Буду пропитывать тебя солнцезащитным кремом:))»
«Ахъ! это так эротично!»
«Не говори мне про секс!»
«Я и не говорю!»
Степан снова рассмеялся.
«Я даже как-то неловко себя чувствую, что привел тебя на свидание в туалет»
«Надо было в ресторан!»
«Хорошо бы мы там смотрелись:)
«:))))»
«Ты клевая:)»
«Ты тоже ничего:)»
Степан поморщился от боли в животе.
«Я отойду на минуту, ок?»
«Хорошо, я буду ждать:)»
«Не скучай:)»
Степан оторвал отмотанный кусок и спрятал рулон в сумку. Не мог же он снять штаны при ней?
Оправившись он привычно обернулся на сливной бачок — там обычно лежала туалетная бумага, но в данный момент ее там не было. Конечно у него на полу лежала куча размотанной туалетной бумаги, исписанной нежными признаниями, но использовать ее по назначению рука не поднималась. А какой был выход? Степан подумал, что во-первых, это уже «отработанная тема», а во-вторых, бумага ничего не увидит, потому что он спрятал ее в сумке. Было ужасно стыдно, но еще стыднее было бы появиться в офисе с неподтертой жопой. Степан сделала свое «черное дело», спустил воду, натянул штаны, опустил крышку унитаза и снова сел.
«Я тут:)» — написал он, и рука предательски дрогнула.
Бумага молчала.
Стало не по себе.
«Ау» — написал Степан.
Бумага молчала.
Степан отмотал длиннющий кусок — никаких сообщений.
«Не обижайся» — написал Степан.
«У меня не было другого выхода»
Бумага молчала.
«Ну извини»
«Ок.»
Это «ок» да еще и с точкой прозвучало как пощечина.
«Блядь!»
«Прости меня. Я мудак»
«Прости, прости, прости!»
«Не молчи, пожалуйста»
«Я для тебя просто вещь» — наконец отозвалась бумага.
«Это не так»
«Я думала ты не такой как все, но я ошиблась»
«Ну что мне сделать, чтобы ты простила меня?»
Бумага молчала.
Степана охватило отчаяние. Он наконец-то встретил существо, которое понимало его, с которым он мог поделиться своими проблемами, да и просто поболтать в удовольствие… Которое он…
«Я люблю тебя» — написал Степан.
Бумага молчала. Степан отматывал ее дальше и дальше, но ответа не было.
Степан ударил кулаком в стену. Внутри все клокотало от обиды и гнева.
«Не молчи» — закричал он, вскочив с унитаза. Рулон упал на пол и размотался до самого основания.
«Между нами все кончено» сухо извещало картонное основание рулона.
Степан пнул его ногой и вышел из кабинки. Он снова был одинок.

Show More
Добавить комментарий