ЗИЛ-133 байк-клуба «Ночные волки» .

У него есть имя – Мэд Макс. Или Mad Max, кому как привычнее. Работает он шоу-стоппером в московском байк-клубе «Ночные Волки», и живет там же, в небольшом железном закутке без крыши, на улице Нижние Мнёвники. Там вообще всё железное, в этом байк-клубе, кроме разве что пивных кружек. Что попишешь – законы жанра.

На слётах байкеров Мэд Макс неизменно в центре внимания – он утробно рычит, мигает фарами и пускает в небо языки пламени. На его фоне любят фотографироваться полу- и обнаженные байкерши, и даже их солидные спутники, с бородами и в косухах – тоже любят. Короче говоря, он всеобщий любимец. «Он живой, – говорят байкеры. – И глаз радует».

ЗИЛ-133 байк-клуба «Ночные волки» .

Макс, как в анекдоте, «мог быть негром». В смысле – КрАЗом. Со старой «кразовской» платформы начались опыты «ночных волков» в автотюнинге. Попилили-покромсали и поняли – выходит лажа. Не тянул старый КрАЗ на машину байкеровской мечты. Взяли взамен не менее старый «133-й» ЗИЛ. «Насколько старый, спрашиваю?» – «А Бог его знает, – отвечают. – Совсем старый».

С ЗИЛом дело пошло веселее. Купили ему новенький «камазовские» двигатель и колеса, кое-что обновили в ходовой. Потом с болгарками и сварочным аппаратом начали фантазировать над экстерьером. А фантазия у поклонников эстетики Дикого Запада известно какая – безграничная. Отвязная. Замешанная на алкоголе и чём-то покрепче. Воспитанная на суровых буднях тусовок, мотоциклетных вестернах и комиксах с Чарли Шинном в главной роли. Байк-арт – это крепкий мужской взгляд на свободу сквозь рогатину чоппера.

Мэд Макс рождался долго, почти пять лет. Он и сейчас еще незавершен, хотя в некоторых местах заметно поржавел и настойчиво требует реставрации. Это такой постоянно действующий стенд для творческой самореализации: выдались деньги и время, берем в руки инструмент – и вперед, на художественный подвиг. Макс, как говорят, все понимает и прощает «волкам» непостоянство.
Зато как он расцветает, оказавшись в своей стихии! К нему цепляют рукотворный трейлер в виде цистерны, который, раскладываясь, образует сцену. Позади кабины, там где у нормального тягача располагается «спальник», у Макса специальная пиротехническая комнатка. Пока на сцене и поблизости гремит действо, специальный человек в этой комнатке вершит свое пиротехническое таинство, результатом которого получается столб пламени. Вверх, естественно, туда, где звезды. Ночью это выглядит эффектно, сильно воздействуя на неокрепшее байкеровское сознание. Тем более что трубы выхлопа тоже выведены вверх, по обеим сторонам от кабины и сизый выхлоп добавляет драйва.
Весит вся эта байда с прицепом порядка тридцати тонн. Включая, разумеется, массу самого ЗИЛа. Насколько это больше паспортной грузоподъемности тягача, легко посчитать. Но Макс совершенно официально зарегистрирован в ГИБДД, имеет номера и в принципе может свободно разъезжать по дорогам. Что с ним иногда и происходит. Самая дальняя поездка была минувшим летом, в балтийский Калининград, естественно, на байк-шоу. Макс выдюжил, не подвел и выступил с триумфом. На трассе его даже разгоняли до 90 км/ч, но, как признался водитель, «было страшно».
Mad Max… Была в 1980-х такая рок-группа в Германии, не очень знаменитая, но след оставившая. Но «безумного Макса» мы помним, конечно, больше по фантастическому кино 1979 года с молодым Мелом Гибсоном. Там он играет парня, мстящего байкерам за убитую семью. Странная у «ночных волков» логика – «оригинальный» Макс не на их стороне, он вообще был полицейским. А с копами у байкеров традиционно непонимание. Но, возможно, это название – лишь аллюзия, игра смыслов и ассоциаций. С чем-чем, а с безумством у машины все в порядке.
…Воскресенье, утро. На улице пасмурно и депрессивно. Клуб «Ночные Волки» пуст, нормальная жизнь здесь начинается позже, после «восемнадцати ноль-ноль». На кабине и раме лежат островки подтаявшего снега. Байкер Саша, один из создателей Макса, заводит его, вставляя отвертку в замок зажигания, и осторожно выруливает из «стойла». Макс не выглядит ожившим, напротив, весь его облик говорит: «Ах, отстаньте, еще не время. Я не выспался». Он хмур, он не в духе, но смиренно делает пару кругов и застывает в проёме ворот, позируя. Расслабься, старина, мы не будем тебя больше мучить. Не будем сегодня пускать газовые фейерверки (кто же по утрам пускает газовые фейерверки?), не будем даже выезжать на дорогу, пугая обывателей. Мы просто немного постоим и отпустим тебя в твое «стойло». До весны еще есть немного времени. Спи.

Show More
Добавить комментарий