Pagani Zonda

Страна производитель Италия

Эксплуатационные показатели C12 F 7.3 AMG Roadster

Время разгона от 0 до 100 км/ч (МКП/АКП) 3.6 / —

Максимальная скорость, км/ч (МКП/АКП) 345 (-)

Двигатель C12 F 7.3 AMG Roadster

Тип бензиновый Mercedes Benz M180 V12 V12
Рабочий объем, куб.см 7291
Расположение клапанов и распределительного вала DOHC
Диаметр цилиндра, ход поршня, мм 91.5 x 92.4
Мощность, л.с. (кВт) при об/мин 650 (478) / 6200
Максимальный крутящий момент Нм при об/мин 780 / 4000
Кол-во клапанов на цилиндр 4
Степень сжатия 10.5
Топливо АИ-95
Трансмиссия C12 F 7.3 AMG Roadster
Тип МКПП
Механическая 6-ступенчатая
Привод задний
Блокировка дифференциалов Self Locking Differential
Кузов C12 F 7.3 AMG Roadster
Класс кузова Кабриолет
Количество дверей (мест) 2 (2)
Габариты, ДхШхВ 4435 X 2055 X 1141
Колесная база, мм 2730
Колея передняя / задняя, мм 1675 / 1660
Снаряженная масса автомобиля, кг 1230
Расположение двигателя В центре поперечно
Размер шин 255/35 R19, 335/30 R20
Подвеска C12 F 7.3 AMG Roadster
Передняя подвеска независимая, пружинная, на двойных А-образных рычагах, со стабилизатором поперечной устойчивости
Задняя подвеска независимая, пружинная, на двойных А-образных рычагах, со стабилизатором поперечной устойчивости
Тормоза C12 F 7.3 AMG Roadster
Передние тормоза дисковые вентилируемые, 380 мм
Задние тормоза дисковые вентилируемые, 380 мм
Рулевое управление C12 F 7.3 AMG Roadster
Механизм Шестерня-рейка с гидроусилителем

Суперкары марки Pagani по признанию автомобильных аналитиков имеют самый необычный и самобытный облик из всей суперкаровской братии.

К примеру, один из семейства Pagani суперкар Zonda F — один из самых дорогих и скоростных автомобилей в мире. На гоночном треке Нюрбургринг он показал второе время в классе серийных моделей, проиграв победителю Porsche Carrera GT всего 4 секунды. Соперников на трассе у него мало. Ведь не зря эту модель назвали в честь легенды Формулы-1. Итальянский производитель — один из немногих, кто смог бросить вызов именитым землякам из Ferrari и Lamborghini.

Создатель суперкара — аргентинец Горацио Пагани — сын небогатых итальянских переселенцев из Аргентины, вырос в семье булочника на аргентинском курорте Санта-Фе. Будучи самоучкой и прирожденным инженером, уже к 14 годам он твердо знал, что станет автоконструктором и будет работать в Италии, на родине Ferrari и Lamborghini. А к 17 годам Пагани настолько разбирался в проектировании спортивных автомобилей, что смог создать свою собственную инжиниринговую фирму, в которую обращались буквально все автомобильные компании страны. Проблемой для дальнейшего развития юного Пагани и его выхода на мировую арену, стала явная отсталость аргентинского автобизнеса. И тогда преуспевающий инженер бросает свой бизнес и возвращается на историческую родину.

В 1983 г. Горацио обосновался в Модене, где сосредоточено множество предприятий итальянских производителей Gran Turismo. Поначалу он работал механиком на заводе известной Lamborghini, а потом уже в качестве конструктора участвовал в создании LM002 и Coutach Evoluzione.

Как именно попал парнишка, не знавший итальянского языка, на прославленное предприятие и чем он там занимался, сейчас понять трудно. С момента приезда в Европу жизнь Пагани обрастает невероятными легендами.

Одна из этих легенд утверждает, что Пагани жил с молодой женой в палатке, на заводе Lamborghini занимался уборкой территории, и, отчаявшись приложить руку к постройке именитых автомобилей, ушел. Покидая кабинет главного инженера компании, Джулио Альфиери, Пагани якобы бросил фразу: «Я ухожу, но помните, что я приехал сюда строить лучшие суперкары в мире». Уже вскоре после хлопка дверью Пагани стал выполнять небольшие заказы по проектированию и изготовлению деталей из композитных материалов для различных местных фабрик, и накопил денег на собственный автоклав для «выпечки» карбона. С него и началась компания Modena Design, обеспечившая в дальнейшем капитал для создания .

Согласно другой версии, более прозаической, ключ к Lamborghini лежал у Пагани в кармане в виде рекомендательного письма от Хуана-Мануэля Фанхио. К инженерным работам аргентинца привлекли сразу, а спустя несколько лет он дослужился до начальника отдела композитных материалов. Именно зарплата руководителя и позволила аргентинцу открыть собственную фирму, которая, кстати, до сих пор изготавливает карбоновые компоненты для Lamborghini, Ferrari, Renault и мотоциклов Aprilia.

Так или иначе, но Горацио ушел из Lamborghini и в 1991 г. открыл собственное дело — компанию Modena Design, причем одним из видов ее деятельности, кроме собственно дизайна спорткаров, стала исследовательская работа с композитными углепластиковыми материалами. Этот выбор определил дальнейший успех: в начале 90-х годов композитные углепластики были писком моды, и даже крупные концерны стремились преуспеть в использовании сверхлегких пластиков. Начался страшный бум, производители самых разных промышленных товаров стремились предложить что-либо эдакое карбоновое. Композиты считались сверхсложной областью, и заказчики платили бешеные гонорары, это и позволило Горацио Пагани в считанные годы стать миллионером.

Неожиданный успех на этом направлении позволил Пагани вернуться к своей давней мечте — созданию собственного идеального суперкара, который бы превзошел даже монстров Lamborghini. Известность Пагани в автомобильных кругах Аргентины была достаточно велика, и одним из поклонников его талантов был ни кто иной, как великий гонщик Хуан-Мануэль Фанхио.

В этом месте следует сделать небольшое отступление и рассказать о человека, оказавшем огромное влияние на судьбу героя нашего повествования. Хуан-Мануэль Фанхио – пятикратный чемпион мира в Формуле-1, который держит второе место после Михаэля Шумахера по количеству чемпионских титулов. Ему Пагани и показал первые наброски машины. И идея настолько понравилась именитому гонщику, что Фанхио согласился помочь молодому талантливому инженеру.

Следует заметить, что влияние сеньора Фанхио в международной автомобильной жизни в те годы было трудно переоценить, поэтому дружба с ним давала Пагани преимущества, каких не имели инициаторы даже куда более амбициозных проектов. И кроме всего прочего — самые серьезные рекомендации для любого автопроизводителя. Маэстро Фанхио согласился даже на то, чтобы суперкар был назван в его честь.

Но у великого гонщика было одно условие. «Всей своей карьерой я обязан компании Mercedes-Benz, поэтому машина с моим именем не может иметь другой двигатель, кроме Mercedes!», — говорил тогда Фанхио. Однако для Пагани, имевшего гениальный проект и такого покровителя, эта сверхзадача — официальная поставка моторов Mercedes — была вполне выполнимой. Знаменитый автопроизводитель из Штутгарта, в течение многих лет отвергавший саму возможность официальных поставок своих моторов фирмам, занимающимся выпуском суперкаров, и не соглашавшийся продавать свои силовые агрегаты ни одной самой авторитетной компании, удовлетворил заявку Пагани практически без вопросов! Таким образом, главнейшая задача для любой фирмы, производящей суперкары, — выбор двигателя — была решена.

Вопрос финансирования также не составил для Горацио Пагани особых проблем. Он просто продал контрольный пакет акций своего детища, компании Modena Design. Таким образом, в 1996 г. в предместьях Модены появился еще один производитель суперкаров. Единственное событие, омрачившее создание компании, это смерть в 1995 году главного покровителя, Хуана-Мануэля Фанхио. Однако это печальное событие уже не могло остановить вовсю запущенную машину. Но Пагани, посчитавший аморальным использование имени Фанхио в целях личной коммерции, после долгих раздумий решил дать новому суперкару другое имя.

Show More
Добавить комментарий