Феррари SFG-1254

В январе 1938 года в стане «Альфа Ромео» разразился кризис, успехи Энцо Ферарри не смогли воспрепятствовать «разводу» великого коммендаторе с этой итальянской «конюшней». С лета 1936 года противостояние двух технических гениев Феррари и Вильфредо Рикарта (Wifredo Ricart), заменившего Витторио Яно (Vittorio Jano) по протекции Уго Гоббато (Ugo Gobbato, вице-президента Альфа Ромео) постепенно переросло в конфронтацию, когда каждый придерживался прямо противоположных оппоненту воззрений.

Феррари SFG-1254

В качестве условия разрыва контракта, Феррари подписал договор, согласно которому в течение четырех лет он не мог строить автомобили под своим именем и со своим символом – гарцующим жеребцом. Но полный идей и имея неплохие финансовые возможности, инженьере (так себя предпочитал называть сам Феррари) быстро основал новую компанию — Auto Avio Costruzioni в том же пригороде Модены, где располагался штаб Скудерии. Будучи азартным борцом, и желая доказать свою состоятельность в качестве создателя нового гоночного автомобиля, Энцо Ферарри нанял известных конструкторов Бацци (Luigi Bazzi) и Джилберти (Federico Giberti), а так же инженеров Беллентани (Vittorio Bellentani) и Коломбо (Gioachino Colombo). Затем в команду влился Альберто Массимино (Alberto Massimino), приехавший в Модену работать над новой Альфа 158. В предвоенной Европе силы Феррари были сильно ограничены, и не имея возможности начать с нуля, было приято мудрое решение взять за основу более менее удачный Fiat 508C в качестве отправной точки – конструкция машины подходила для постройки простого автомобиля для соревнований на выносливость. Команда Феррари оставила без изменений тормоза, трансмиссию, рулевое управление и переднюю подвеску

Феррари SFG-1254

С постройкой кузова, Феррари обратился к Феличе Андерлони (Felice Bianchi Anderloni), главе кузовного ателье Carrozzeria Touring. Энцо был восхищен его блестящей работой над кузовами дорожных и гоночных «Альфа Ромео» в предыдущие годы.

Феррари не только хотел получить элегантный и сильный кузов, но чтобы с первого взгляда автомобиль ассоциировался с его именем. Вполне возможно, что Энцо Ферарри кроме непосредственно гонок, хотел продавать этот автомобиль в дорожной и дорогой версии.

Феличе Андерлони сделал несколько пробных набросков и передал их своей группе дизайнеров, которые воплотили эти идеи в детально прорисованные эскизы. На их основе была собрана масштабная модель 1:32 и исследована в аэродинамической трубе.

Первый ходовой прототип «815» (что значило 8 цилиндров, 1.5 литра) проходил на дорогах общего пользования дополнительные тесты аэродинамики: автомобиль, с закрепленными лентами из легкой ткани на скорости фотографировался, а затем уже по этим фотографиям делали выводы о том, насколько грамотно потоки воздуха скользили по поверхности кузова. Автомобиль весом в 625 килограммов мог разгоняться почти до 170 км/ч.

Два построенных «815-х» впервые приняли участие в Большом Призе Брешиа Милле Милья 1940-го года (в тот год заменявшем традиционную гонку Милле Милья после жутких аварий 1938-го года). Новые автомобили проявили себя вполне успешно, доминируя в своем классе, и даже одно время один из них шел на десятом месте (именно этот, номер кузова 815/021 и сохранился). Но из-за механических поломок оба сошли – сам Феррари понимал, что автомобиль построен в большой спешке и на большее без дополнительной работы рассчитывать не мог.

После «815-х» Феррари несколько лет не занимался постройкой автомобилей, Италия вступила в Мировую войну и чтобы выжить, коммендаторе пришлось заниматься совсем не транспортными средствами. По директиве фашистского руководства о децентрализации индустрии, мастерская Auto Avio Costruzioni была перенесена в Маранелло, деревеньку в 10 милях к югу от Модены, где Энцо уже принадлежал участок земли.

К сентябрю 1943 года, маленькая мастерская Феррари снова приступила к работе и в последующие два года увеличилась в штате с 40 до 140 сотрудников, производя шлифовальные и прочие машины (скопированные без лицензий) на которых красовалась табличка «Scuderia Ferrari». Союзнические бомбы дважды падали на фабрику, вторая бомбардировка причинила сильные разрушения, но это лишь временно приостановило работы. Сам Энцо не переставал думать о постройке собственного автомобиля, и к концу войны он твердо знал что и как ему нужно делать. В 1946 году Ферарри приступил к созданию нового двигателя, конфигурацию которого он вынашивал все годы вынужденного «безделья». Этот двигатель насчитывал уже 12 цилиндров и стал «сердцем» первого автомобиля Ferrari 125 S.
А единственный уникальный автомобиль AAC 815 в идеальном состоянии и на ходу периодически принимает участие в парадах раритетных автомобилей…

Show More
Добавить комментарий