1955 Flajole Forerunner

Странное какое-то название для автомобиля. Флажолет — это такая средневековая свирель с наконечником, вроде флейты; ассоциаций со средством передвижения — никаких… А между тем все достаточно просто. Автомобильный дизайнер, пользуясь служебным положением, изготовил во вверенной ему студии машину для себя — по собственным, естественно, чертежам — и на правах автора проставил свою фамилию на передке. И хотя жил и творил он в Соединенных Штатах, по происхождению был француз, а потому носил звучную и музыкальную галльскую фамилию, утратившую, впрочем, с течением времени конечное немое «t»: раз оно не произносится, так зачем тогда его писать… С учетом местных особенностей выговора звался он Флейджол. Уильям Флейджол.

1955 Flajole Forerunner

В молодости Уильяму несказанно повезло: прямо после школы его взяли работать в корпорацию Chrysler, в отдел, занимавшийся проектированием автомобильных кузовов. Он был вундеркинд, самый настоящий, про него даже газета местная писала: мол, ученик одной из школ нашего замечательного города Бэй-Сити, штат Мичиган, рисует на уроках фантастические машины, да так, что иным профессиональным рисовальщикам за ним не угнаться… Упомянутая заметка вышла 3 октября 1929 года; Биллу тогда едва сравнялось пятнадцать, а он уже стал городской знаменитостью, но и не думал зазнаваться, а все рисовал и рисовал, оттачивая технику. Что-то из его работ, по слухам, попалось на глаза самому Уолтеру Крайслеру, — и вчерашний школьник с ходу попал в автомобильные дизайнеры. Всем другим мальчишкам, тоже любившим рисовать автомобили, на зависть.

1955 Flajole Forerunner

На дворе стоял 1933 год, в концерне Chrysler полным ходом шла подготовка к дебюту эпохальной (хотя и провальной) модели Airflow, и юное дарование успело в этом процессе поучаствовать, прежде чем его сманили на более выгодные условия в General Motors, в тамошнюю Секцию эстетики и цвета. Потом он недолго поработал на кузовостроительной фирме Murray, а оттуда в 1937 году попал в компанию Ford, прямиком под начало к Юджину Грегори, — помогать в проектировании самой первой (еще не серийной) машины Lincoln Continental. Спустя еще пару лет у него уже была собственная дизайн-студия в мичиганском городе Атике; он проектировал кузова на заказ для состоятельных клиентов, делал единичные выставочные экземпляры машин разных марок для экспонирования на автосалонах, а также выступал в качестве консультанта.

Интерьер, как и вся машина, построен на контрастах, и не только цветовых: вычурное, сугубо американское решение отделки образует неожиданный контрапункт с по-европейски скромным приборным щитком. Во фронтальной обработке (на первом фото) явно цитируются идеи, бытовавшие в фирме Nash-Kelvinator, с которой дизайнер в то время весьма плотно сотрудничал

Ко второй половине сороковых годов маленькая частная студия разрослась в солидную компанию William Flajole & Associates с весьма широким профилем деятельности. Брались за все, от маломерного флота и легкомоторной авиации до кухонного оборудования и электробытовых приборов, не забывая, конечно же, и об автомобилях. В этот период своей деятельности Уильям Флейджол предпочитал работать с шасси европейских марок; в частности, он спроектировал для компании Nash-Kelvinator эффектную двухместную малолитражку на агрегатах Fiat Topolino, до такой степени понравившуюся заказчикам, что они даже запустили ее в серийное производство. Правда, привлечь к сотрудничеству итальянцев так и не удалось, поэтому машинку переделали под другое шасси, английской фирмы Austin; в таком виде она с 1954 по 1962 год продавалась в Британии и Штатах под торговым наименованием Metropolitan. После этого успеха Флейджол получил на фирме Nash-Kelvinator статус «внешнего консультанта» и сохранял его вплоть до упразднения этой автомобильной марки в 1957 году. Короткое время спустя он разработал и изготовил по заказу фирмы Johnson Wax очень стильный двухместный спидстер с легким алюминиевым кузовом на базе автомобиля Nash-Healey (английское шасси Healey Silverstone плюс американский шестицилиндровый мотор Nash Ambassador Dual Jetfire; подробности — в АР №6, 2004), который затем был в рекламных целях торжественно преподнесен весьма популярному в те годы бейсболисту Теду Вильямсу. Были и другие интересные работы — скажем, бронированный лимузин для иранского шаха, — но, занимаясь всем этим, Уильям Флейджол время от времени подумывал: а не пора ли ему сделать что-нибудь этакое не для заказчика, а для себя?.. Результат этих размышлений — перед нами.

Ультрамодный покатый верх странно диссонирует с установленным на задке в открытую запасным колесом. Вероятно, стоило бы — ради большей целостности облика — упрятать его под рельефную крышку, как поступал в то время знаменитый Вирджил Экснер из корпорации Chrysler. Впрочем, автору виднее

Если верить публикации в сентябрьском номере журнала Motor Trend за 1955 год, это вычурное и броское пурпурное чудо обошлось его создателю в восемь тысяч долларов и семь тысяч человеко-часов рабочего времени. Может быть, так оно и есть: американцы любят всякую не особо нужную статистику, — но конечный результат, безусловно, оправдывает все затраты: во многих отношениях автомобиль далеко опередил свое время. Даже выделенные контрастным белым вогнутые панели на бортах, вокруг колесных вырезов, появились на автомобилях Chevrolet Corvette только в следующем году; что уж говорить о таких деталях, как плексигласовая крыша, которая при нажатии соответствующей кнопки уползает под покатый задок кузова, или подпружиненные энергопоглощающие бамперы, или фары головного света, упрятанные под переднюю облицовку… Для середины пятидесятых годов все это выглядело свежо и неординарно. Пожалуй, один только Gaylord работы достославного Брукса Стивенса можно поставить рядом с этим великолепным творением, — так ведь тот Gaylord, как бы он ни был хорош, делался исключительно для демонстрации на автосалонах в Париже и Нью-Йорке. А Уильям Флейджол построил для себя именно транспортное средство для повседневного пользования. На котором, кстати говоря, и ездил постоянно вплоть до начала 70-х годов.

Ходовая часть машины — европейская, она взята целиком от автомобиля Jaguar XK-140. Рядный шестицилиндровый мотор развивал 180 л.с.

«Континентальная» запаска, видимо, запала в душу Уильяму Флейджолу еще в те времена, когда он принимал участие в работе над самым первым экземпляром автомобиля Lincoln Continental по личному заказу Эдсела Форда. Заднее окно, наверное, все-таки следовало бы предусмотреть: очень уж ограничена у машины обзорность назад

Фары светят прямо сквозь овальную, «а-ля Ferrari», радиаторную облицовку. Та же округлая форма придана и переднему бамперу, выгнутому из любовно отхромированной труб

Авангардный фибергласовый кузов скрывает под собою одно из лучших спортивных шасси того времени — Jaguar XK-140 новейшего на тот момент образца (1954 г.): шесть цилиндров, два распредвала и 180 л.с. В интервью для журнала Collectible Automobile дизайнер прямо назвал эту машину лучшим своим творением и добавил, что, по его мнению, именно так должны выглядеть спортивные автомобили будущего; потому-то он и дал этой своей работе собственное имя Forerunner — «Провозвестник». Увы, история распорядилась иначе…

Выполненная из тонированного плексигласа секция крыши над пассажирским салоном сделана не фиксированной, как на машинах Ford Crown Victoria или Mercury Sun Valley, а сдвигающейся назад, — чем, собственно говоря, и обусловлен глухой, лишенный задних окон покатый верх автомобиля. Зеркало заднего вида пришлось из-за этого смонтировать вне салона, над рамой панорамного лобового стекла, частично пожертвовав обтекаемостью кузова. Развитые подголовники сидений, хорошо заметные даже при взгляде в профиль, были одной из самых авангардных по тому времени деталей облика

Двери автомобиля не имеют ни подлокотников, ни ручек: снаружи они отпираются кнопкой, а изнутри — сдвижным рычажком, «по-ягуаровски». Точно так же и спидометр на приборном щитке остался справа, где ему положено быть на английской машине, — а перед водителем оказался циферблат тахометра

Хотя на передке машины крупными буквами проставлено «Flajole», гайки крепления колес по-прежнему помечены словом «Jaguar». Сложную пластику бортов с чередованием выпуклых и вогнутых поверхностей было бы нелегко воспроизвести в серии, но автор такой задачи перед собой и не ставил: он делал машину именно и только для себя

Уильям Флейджол переключился впоследствии на проектирование моторхоумов и кемперов для нескольких разных производителей, много и плодотворно в этом направлении работал, пока не отошел в 1978 году от дел и не переехал в штат Индиану. Время от времени его можно было встретить на слетах любителей и собирателей машин Metropolitan, где он с нескрываемым удовольствием раздавал автографы всем желающим. А его уникальное авто попало сначала в один музей, потом в другой — и наконец оказалось в знаменитейшем собрании автомобильного антиквариата Blackhawk Collection, где и находилось до последнего времени…

Show More
Добавить комментарий