Костомаровская Свято-Спасская женская обитель

Много на Руси святых мест, много тихих приютов для усталой души странника

Костомаровская Свято-Спасская женская обитель

этой жизни, но душа ищет покоя именно здесь, в Костомаровских пещерах.

Невольно вспоминается палестинский ландшафт.

Православные паломники, побывавшие в окрестностях Иерусалима, находят сходство этих святых мест с причудливыми выходами меловых отложений у села Костомарово Подгоренского района Воронежской области.

Не случайно один из подвижников Костомаровской обители отец Андрей называл

ее Новым Иерусалимом, хотя, вероятно, вкладывал в эти слова не столько
географический, сколько духовный смысл.
История Костомаровского пещерного монастыря уходит корнями в далекое прошлое, поражающее нас глубиной телесного и духовного подвига православных подвижников.
Еще в конце XIX – начале XX веков археологом-любителем Д.М. Струковым была
выдвинута гипотеза об устройстве пещер в Донском регионе в начальные века нашей
эры первыми христианами, вдохновленными проповедью апостола Андрея Первозванного.
Последние исследования показывают, что зарождение пещеростроительства
на Дону происходило не позднее VIII–Х веков во время иконоборческой ереси в Византии.
Зародившись достаточно рано, донское пещеростроительство пережило не один век.
Последний наиболее массовый всплеск устройства пещер приходится на XIX столетие,
когда пещеры строились простыми верующими, в основном из крестьянского сословия,
в подражание подвигу древних отцов.
В начале XX века начинается строительство пещерного храма во имя преподобного
Серафима Саровского (предположительно в год его канонизации – в 1903 году),
но после революции 1917 года оно было остановлено.
Целенаправленное изучение пещер Костомаровской обители было начато лишь
в 70-е годы ХХ века представителями Воронежской секции спелеологии.
В 2000 году выпускником Воронежской православной духовной семинарии
Е.М. Ижогиным была успешно защищена дипломная работа
«История Костомаровской обители».
Эта работа имеет особую ценность, так как в ней впервые был задействован
богатейший архивный материал по истории существования Костомаровских пещер
в ХХ веке.

В меловом склоне Костомаровской балки на небольшом расстоянии друг от друга
находятся восемь пещер.
Пещерный Спасский храм — самая большая по размеру пещера среди Костомаровских подземелий. Вход в нее находится у основания двух див, между которыми располагается сейчас колокольня Спасского монастыря.
В пещере целый подземный комплекс с кельями, храмом и усыпальницей.
На сегодняшний день это единственная сохранившаяся в Подонье пещера, которая
представляет собой христианский храм с двумя алтарями (главный алтарь и придел).
В создании этой пещеры можно выделить несколько периодов.
В первый период, вероятно, были созданы жилые помещения слева от входа,
а также расположенный за ними в северо-западном направлении небольшой храм,
вокруг которого был сооружен ход с коротким ответвлением.
В этом ответвлении были вырезаны стасидии (ниши), можно предположить, что здесь
ранее находились мощи православных подвижников этих пещер.
В более позднее время, по рассказам, в одной из стасидий лежала Плащаница
с изображением Успения Пресвятой Богородицы.
Во второй период небольшой храм, от которого сейчас остался лишь клирос и ряд
других незначительных элементов, был расширен настолько, что, можно сказать,
на месте старого возник новый храм, в дальнейшем освященный в честь
Спаса Нерукотворного.

Звонница Пещера покаяния
В последний период строительства был создан ныне действующий придел, освященный
во имя мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии.
Особым почитанием паломников, приходящих сегодня в Спасский храм, пользуется
икона Пресвятой Богородицы «Благодатное Небо».
Она написана на железе (размером в человеческий рост) в «васнецовском» стиле.
Для пещерных храмов иконы писали именно на железе, так как дерево в условиях
повышенной влажности быстро приходило в негодность.
На иконе Пресвятой Богородицы из Спасского храма видны отверстия от выстрелов:
по иконе стреляли богоборцы, целясь в Божественные лики. Но ни один лик,
изображенный на иконе, не пострадал: все шесть пуль легли рядом.
Эта икона Пресвятой Богородицы была передана настоятелем Покровского храма
города Павловска отцом Василием Землянским в дар возродившейся Костомаровской
обители.
Древний пещерный Спасский храм – место трудов и подвигов многих поколений
христианских подвижников.
На всю Россию известна Пещера покаяния, где, по преданию, совершалось
Таинство исповеди.
Затворнические пещеры предназначались для монахов-отшельников.
Среди них пещера столпника – для особо трудного подвига.
Такой подвижник молился всегда стоя. На время сна столпники прикрепляли тело
к стене веревками или цепями, чтобы сохранять вертикальное положение.
Храм преподобного Серафима Саровского был основан в 1903 году,
но его строительство завершилось уже в наши дни, после основания на этом святом
месте Костомаровского Спасского женского епархиального монастыря.
Храм был торжественно освящен в день памяти преподобного Серафима Саровского
15 января 2005 года. На его стенах появились прекрасно вырезанные в меловой
породе иконы, а над входом в храм реставрирована дива.
Монахини непременно расскажут паломникам о чудесных случаях явлений преподобного Серафима Саровского, произошедших после завершения строительства храма.
По свидетельству многих паломников, ландшафт местности, где расположена
обитель, напоминает Святую Землю. Есть здесь святая гора Фавор, есть и вершина,
возвышающаяся над пещерными храмами, – Голгофа, есть и Гефсиманский сад.
Костомарово – это то благодатное, намоленное место, где обретается жизнь,
вечная жизнь и спасение.
Подобно другим многочисленным пещерам Воронежского края, Костомаровские подземелья притягивали к себе горячие сердца простого русского народа, стремившегося к подвижничеству на примере многих русских святых.
В 20–30-е годы ХХ века при пещерах сформировалась небольшая община, состоящая
в основном из местных крестьян, среди которых был и старец-подвижник
Петр Еремеенко, уроженец села Белогорье.
В начале 30-х годов Костомаровские пещеры были закрыты представителями советской власти, и подвизающиеся здесь покинули столь полюбившееся им место, которое вскоре было разграблено и запущено.
В годы Великой Отечественной войны во время немецкой оккупации в Костомаровских
пещерах укрывались русские солдаты.
После известной встречи И.В. Сталина с Патриаршим Местоблюстителем митрополитом Сергием, состоявшейся в сентябре 1943 года, для Русской Православной Церкви наступил более благоприятный период.
В это время начинают открываться храмы, священники возвращаются из ссылок,
ставится вопрос о восстановлении патриаршества.
Теперь и у Костомаровской пещерной обители появилась возможность возрождения.
С декабря 1943 года верующие села Костомарово начали длительную борьбу
за передачу в их ведение пещерного храма.
В течение нескольких лет они обращались к властям с заявлениями по этому поводу.
Наконец община Спасской пещерной церкви получила от местных властей две
долгожданные справки.
Одна – № 05-68 от 29 марта 1946 года – о регистрации религиозной общины,
вторая – о регистрации Владимира Петровича Соломко, проживающего в селе
Нижний Мамон, в качестве настоятеля приходской общины Спасской православной
церкви «с правом совершения богослужения в названной церкви и церковных треб
на дому у верующих по их приглашению».
На клиресе в пищерном храме Современный вид храма преподобного Серафима Саровского
20 августа 1946 года был зарегистрирован первый церковный совет, в который вошли
Евдокия Степановна Шкарупина, Трифон Никифорович Бондарев, Владимир Петрович
Соломко.
Большую роль при храме играла и Мария Ивановна Гашенко: имя ее упоминается в архивных документах. Верующие, приходившие в обитель, часто называли ее просто: матушка Мария.
Необходимо также отметить важную роль в возрождении православной обители
Марии Семеновны Герасименко, которая проживала в соседнем селе Юдино.
Верующие со всей округи приносили ей продукты, одежду и другие пожертвования,
которые она передавала подвизавшимся здесь подвижникам в пещеры.
Община, сформировавшаяся вокруг Спасского пещерного храма, чем-то напоминала
монастырь, в который приезжали паломники, верующие из дальних сел
(Костомаровский храм был единственным в округе), а также болящие и страждущие.
Они останавливались в большом деревянном доме, находящемся внизу балки у ручья,
напротив входа в пещеры.
В пристройке этого дома находилась библиотека, которая считалась очень богатой
по тем атеистическим временам.
В ней были собраны богослужебные и вероучительные книги со всей округи.
Матушка Мария, уставщица обители, давала их читать всем жителям окрестных сел,
которые желали просветиться светом Истины.
В это тяжелое время жизнь в обители протекала скромно, как, впрочем, и везде
окрест: отопление печное, электрического освещения не было.
Благодаря большому количеству верующих жертвователей удалось собрать много
икон (в том числе для иконостаса; некоторые иконы сохранились до наших дней),
между прочим и древнего письма.
В те голодные годы верующие люди приносили в обитель все необходимое для ее
существования.
Прихожане из дальних сел, а также паломники получали здесь кров и пищу.
Общая молитва дополнялась общим трудом во славу Божию.
После войны обитель довольно быстро встала на ноги.
Пополнялась ризница, было образовано три хора.
Службы отличались строгим соблюдением устава и благолепием.
По воскресным и праздничным дням совершались всенощное бдение и Литургия…
По дороге в храм верующие пели акафисты.
В то атеистическое время открытая молитва и богослужение являлись подвигом
во имя Христа.
Всякий приходящий в храм и всякий совершающий в нем службу рисковали не только
собой, но и своими близкими. Но верующие во Христа всегда уповают на помощь Его.
Особенно опасно ходить в храм стало во время вновь начавшихся гонений на Церковь при Н.С. Хрущеве.
15 декабря 1958 года местные власти получили указание Совета по делам Русской
Православной Церкви «О работе по прекращению паломничества и закрытию
“святых мест”».
Это послужило сигналом к началу действий, направленных на закрытие обители.
Недолго думая, местные власти нашли формальный повод для закрытия Костомаровских пещер: непригодность пещерного храма для эксплуатации.
Так закончила свое существование Костомаровская православная община.
Проживавшие постоянно при пещерах были вынуждены их покинуть.
Сохранившееся имущество было частично конфисковано властями, а частично сдано
самими верующими в епархию.
Однако духовная жизнь не прекратилась – небольшая группа верующих тайно
продолжала собираться в 60-е (по некоторым данным, даже и в 70-е) годы в одной
из скрытых пещер и молиться там в течение нескольких суток.
Властям казалось, что с Костомаровской обителью покончено раз и навсегда.
Наружные постройки были полностью сожжены и разрушены.
Стены пещер, оставшиеся без присмотра, начали покрываться бесчисленными
автографами любопытных посетителей.
Но вынужденные покинуть эти места подвижники помнили предсказания старцев,
согласно которым жизнь в пещерах должна возродиться.
В 1993 году под руководством благочинного протоиерея Александра Долгушева началась расчистка пещер и возрождение здесь православной обители.
Первая служба прошла в пещерном храме Серафима Саровского.
Приехавшие на нее паломники из Павловска и Россоши ночевали под открытым небом.
Но благодать Божия и соборная молитва скрасили все бытовые неудобства.
Простые верующие расчищали пещеры, подводили электричество.
По благословению митрополита Воронежского и Липецкого Мефодия был заложен
фундамент под наземный храм в честь иконы Пресвятой Богородицы
«Взыскание погибших», строительство которого завершилось уже в наши дни.
В 1997 году в возрождающейся обители появляются первые монахини, переведенные из Задонского монастыря: Серафима, Иосафа и Дионисия.
Общее руководство по устройству здесь женского монастыря переходит теперь
в руки матушки Серафимы (Ивановой).
В скором времени при Костомаровских пещерах появился и постоянный
священник – иеромонах Кирилл (Россихин).
Строительство продолжалось: отреставрировали пещерный комплекс, возвели
сестринский корпус с домовой церковью, к обители провели асфальтированную дорогу.
1 апреля 1999 года Священный Синод Русской Православной Церкви принял Устав
Костомаровского Спасского женского епархиального монастыря, зарегистрированный
31 декабря 1999 года Управлением юстиции администрации Воронежской области.
Именно с этого времени, на самом исходе ХХ века, при Костомаровских пещерах
начал официально функционировать женский монастырь, уходящий своими корнями
в глубокое прошлое.
Настоятельницей монастыря была назначена старшая монахиня Серафима,
произведенная вскоре в сан игумении.
Со всех уголков нашей страны нескончаемым потоком движутся сегодня паломники
в Спасскую обитель.
Тянутся в монастырь и местные жители, отогревая свои огрубевшие в безбожное
время души.
Блаженный Петр носил официальную фамилию Еремеенко, а уличную – Зиньков.
Односельчане чаще всего звали его просто Петрушка.
Это имя ему было дано по причине его юродства. В родном доме в селе Белогорье
отец Петр проживал совершенно один.
По словам очевидцев, обстановка здесь была крайне бедная, а на стенах висели иконы.
Ходивший круглый год в одной и той же длинной грубой домотканой шерстяной одежде,
подобной пальто, говоривший притчами, часто используя присказку «А подай тиби»,
Петр рано прослыл за блаженного.
Люди часто обращались к нему за помощью, особенно во время болезней,
и по его молитвам получали исцеление.
Местные жители спрашивали у него советов, которые он почти всегда давал
в иносказательной форме.
Блаженный предсказал изменения в общественной жизни односельчан после революции 1917 года, а незадолго перед Великой Отечественной войной начал делать на дороге в селе небольшие холмики из пыли, напоминавшие могилы.
В районе понтонной переправы через Дон он говорил, что трава здесь будет красной.
И действительно, 6 июля 1942 года фашистская авиация бомбила Белогорскую переправу.
При этом погибло очень много людей.
Известно также много случаев, когда блаженный исцелял больных.
За лечение он не брал никакой платы, если же кто-то приносил продукты – принимал
их, но не всегда.
Помимо Белогорских пещер, отец Петр жил и в Костомаровских подземельях.
Рассказывали, что небольшую пещеру в горе, неподалеку от подземных
Костомаровских лабиринтов, он вырубил в мелу сам.
Также говорили, что он принимал активное участие в благоустройстве
Спасского пещерного храма.
Покидая Костомаровские пещеры, отец Петр говорил: «Сейчас Петрушка,
а потом будет Андрюшка». Этим он предсказал появление в обители другого
подвижника – отца Андрея.
В скором времени вернувшегося в Белогорье отца Петра арестовали.
И хотя против Советской власти блаженный Петр не выступал, это никак не смягчило
его участь.
Его, по словам односельчан, обвинили в религиозной агитации.
Когда арестованных белогорцев привезли в Острогожскую тюрьму, он сказал им:
«Не бойтесь, вас не тронут». И действительно, в то время, когда других водили
на допрос, белогорцев не трогали.
Вдруг по тюрьме пронесся слух, что отец Петр таинственным образом исчез из своей
камеры.
Возможно, чтобы опровергнуть это, тюремщики вынесли из одной камеры человеческое тело с закрытым лицом и, указывая на него, сказали, что это тело блаженного Петра.
Вскоре арестованных белогорцев отпустили, но отца Петра больше не видели.
И сегодня блаженный продолжает помогать тем, кто обращается к нему с молитвой.
Паломники, идя поклониться кресту на вершине «Костомаровской Голгофы»,
обязательно заходят помолиться в часовню, сооруженную на месте памятного креста
с надписью «Священноинок Петр».

Show More
Добавить комментарий