Балто (спаситель Номе)

Эпидемия

Балто (спаситель Номе)

В начале 1925 года в поселении Ном (Аляска) разгорелась дифтерия. Больницам требовалась дифтерийная сыворотка (антитоксины). Её необходимо было доставить из города Анкоридж, который лежал за тысячу миль от поселения.

Ледяной шторм и буря не позволяли взлетать самолётам, поэтому сыворотку доставили поездом в город Ненана. Оставшуюся часть пути (1085 километров) лекарство предстояло перевезти на собачьих упряжках — единственном возможном транспортном средстве в таких погодных условиях.

На последнем участке пути, 52 мили от Блаффа до Нома, сыворотку везла упряжка Гуннара Каасена во главе с Балто. Этот пёс проявил смелость и прекрасно ориентировался. Упряжка прошла трудный путь: один раз собаки едва не погибли при переправе через реку. Другой раз нарты перевернулись, ящик с лекарством провалился в глубокий снег, и Гуннару пришлось его доставать. Последние 12 миль упряжка прошла за 80 минут и прибыла в Сэйфти в воскресенье ночью в 2:00. Дальше сыворотку должна была везти упряжка Эда Рона, но он спал, и Каасен не стал будить его в целях экономии времени. Худшая часть маршрута уже была пройдена, собаки чувствовали себя хорошо, и Гуннар принял решение ехать дальше в Ном, до которого ещё оставалась 21 миля. Метель усилилась, но Балто смог также не сбиться с тропы в пурге, в которой, по признанию Каасена, тот едва мог разглядеть руки перед самым лицом[3].
Упряжка достигла Нома в 5:30 утра 2 февраля, пройдя 53 мили за семь с половиной часов. Сыворотка была заморожена, но не повреждена, и с её помощью дифтерия была остановлена за 5 дней. Обессиленные и полузамерзшие после 53-х мильной гонки Балто, остальные собаки и сам Гуннар Каасен были тут же признаны героями в США.

Последствие

По прошествии некоторого времени после возвращения упряжки Гуннара Каасена в Ном он организовал тур по стране. Балто и его упряжка хаски собирали толпы людей вокруг себя, создавая ажиотаж и привлекая к себе внимание. Собаки возили упряжку, поставленную на колеса, для поддержания формы. Все СМИ полнились сообщениями о знаменитом туре. Поражаясь такому чуду, пресса сделала Балто новым героем всей нации.
Газеты полнились статьями по всему миру, и уже 17 декабря 1925 года статуя, вырезанная Фредериком Ротом (англ.), была установлена в Центральном парке Нью-Йорка. Средства на неё были собраны из частных пожертвований под эгидой Муниципального общества искусства (англ.), сама статуя получила премию Шпаера от Национальной академии дизайна.
Однако хозяин Балто Леонард Сеппала был недоволен тем, что вся слава досталась Балто, единственному из 150 псов, участвовавших в перевозе лекарства. Для сравнения: другой пёс Леонарда, Того, вожак упряжки, которой управлял сам Сеппала, проделал куда больший путь. Того был старше Балто на 4 года, и Сеппала всерьёз опасался, что Того может не пережить такого забега. Поэтому, когда ажиотаж, связанный с гонкой, утих, вместе с ростом популярности Балто вырос и интерес коммерческих организаций к его персоне, и Сеппала, не раздумывая, продал Балто первому, кто предложил ему такую сделку: Сэму Хьюстону.
Через два года после гонки, когда сообщения о героических собаках пропали из СМИ окончательно, а о дальнейшей их судьбе ничего не было известно, по следу Балто отправился Джордж Кэмпбелл, кливлендский бизнесмен. Он узнал, что Балто с упряжкой выкупил Сэм Хьюстон и организовал представление в одном из американских театров. Вход туда был только для джентльменов. Джордж пришёл в театр и увидел ужасную картину: Балто и остальные собаки были посажены на стальные цепи. При попытке вырваться из оков цепи били по собакам, причиняя тем серьёзную боль.
Возмущённый Кэмпбелл пришел к Хьюстону и потребовал выкупить собак. В итоге тот согласился продать их за 2 тысячи долларов и дал Джорджу срок в две недели. Кэмпбелл вернулся в Кливленд, и по всему городу начался сбор денег. Бизнесмен получил поддержку газеты «The Plain Dealer» (англ.), Общества защиты животных, общества Western Reserve Kennel Club и судьи Джеймса Раля, необходимая сумма была собрана достаточно быстро. Собаки были выкуплены и привезены в Кливленд 19 марта 1927 года.
В кливлендском зоопарке (англ.) Балто и другие хаски вновь стали популярными, на них приходили смотреть дети, проводились экскурсии, с них рисовали картины. В день прибытия собак посмотреть на них пришли 15000 посетителей. Балто стал живым символом города. 19 июня 1927 года на его вольере появилась табличка, рассказывающая о подвиге этой собаки.
После смерти Балто его чучело было выставлено в музее Кливленда, чёрная окраска сменилась коричневой. Оно так и осталось стоять в одном из подвалов музея.
И по сей день в школах Аляски проходят историю Балто, его поступок не умер, он навечно останется символом доблести, чести, достоинства и несломленной воли к победе. С того времени каждый год по тому же пути, пройденному Гуннаром, Балто и знаменитой упряжкой хаски, стали проводиться соревнования. Всё те же суровые условия, тот же маршрут были под силу немногим участникам, несмотря на то, что температура во время соревнований была куда выше той, что установилась в 1925 году. Ежегодная гонка ездовых собак продолжалась вплоть до 1973 года.
В течение нескольких десятилетий посетители Центрального парка Нью-Йорка могут восхищаться видом бронзовой статуи хаски. Скульптура изображает собаку, смотрящую вдаль, её задние ноги напряжены, а на туловище надета упряжь. Статуя установлена на камне, в котором выбита низкорельефная доска, изображающая собачью упряжку, мчащуюся против ветра. На доске выгравированы слова: «Выносливость, преданность, разум».
Эта статуя стала символом гордости всего американского народа в середине 1920-х.

Show More
Добавить комментарий