Ладо Тевдорадзе (Lado Tevdoradze)

Художник Ладо Тевдорадзе (Lado Tevdoradze) родился в 1957 году в городе Тбилиси, Грузия. С 1974 по 1977 г.г обучался в Школе Искусств, в 1979-ом поступил в Академию Искусств имени Тоидзе, которую успешно окончил в 1985 году. С 1977 года участвует в художественных выставках на родине, в России и дальнем зарубежье. С 1998 по 2005 г.г. Ладо Тевдорадзе вместе с художником Давидом Кхидашвели занимался росписью церквей ST.Nicholas в Нарикалафортессе и Jvari Patiosani в Акхмете. У художника своя, очень известная в Грузии, галерея, которая находится в Тбилиси по адресу ул. Эрекле II (на этой улице находится храм Сиони, она параллельна улице Шардэна — в Тбилиси каждый подскажет, где это), д. №6.

Ладо Тевдорадзе (Lado Tevdoradze)

Ладо Тевдорадзе (Lado Tevdoradze)

Источник: http://marinavalker.livejournal.com/19733.html

Ладо Тевдорадзе (Lado Tevdoradze)

«Ладо :))) не могу смотреть на него без улыбки. Для меня он – добрый сказочник. Влюбилась в него с первого взгляда. Ему трудно говорить по-русски, в армию не ходил, поэтому язык хорошо не знал, а что знал, тоже забыл. Но он хочет быть понятым, и очень старается говорить, постоянно извиняясь за свой русский. Мне тоже немного стыдно, что я не знаю грузинского и заставляю его так мучительно подбирать слова. Вот такой у нас получился немного неловкий первый разговор:

—Жить без этого не можете? — спрашиваю я.
— Нет, не могу. Мой жизненный режим такой, что я всегда рисую. Когда рисую, я как наркоман. Я в другом мире, в другой реальности. Потому что земля это не рай, много плохого. Когда рисуем, мы в хорошем мире, легче жить на этом свете. Если я не буду рисовать, для меня жизнь будет тяжелой. Не только для меня, все художники так скажут.
— А все художники счастливые люди? – интересно мне.
— Я счастлив, про других не знаю. У кого получается любить, те счастливые.
— Для художника важно, чтобы была галерея, чтобы люди покупали картины?
— Знаешь что, это не главное, чтобы продать. Главное, чтобы в каждой картине был свет. Солнце. Важно, чтобы были выставки, чтобы люди видели. Мое богатство в том, чтобы вам понравилось. По-моему это очень дорогого стоит. А если кто покупает, это уже поддержка художника. Потому что надо краски покупать… вино выпить. (Смеется).
—Много Вы картин нарисовали за жизнь?
—Может быть, будет …три … тысячи. Три тысячи и больше.
— Ого, а Вы знаете тех людей, которые их купили?
—Много я не знаю, но я думаю, что у кого есть мои работы, все хорошие люди. Все любят искусство, я так думаю. Случайно их не покупают.
—Вы работаете каждый день? — задаю я почти риторический вопрос.
—Дааа. Надо стараться, надо работать. Надо очень много трудиться. Среди грузинов много талантливых, но лентяев. Пиросмани говорил, что над ним всегда стоял Святой Георгий с нагайкой, подхлестывая со словами: “ рисуй, Никала, рисуй, Никала!”.

Наша дружба началась с того, что в первый же день знакомства Звиад Гоголаури привел меня на улицу Эрекле II, в галерею Ладо Тевдорадзе. В галерее нас встретила Манана, показывая картины, она с гордостью говорит гостям: “Это работы моего мужа и моего сына”. Потом всегда поправляется: “нашего сына”. Ладо работает весь день в мастерской, а часам к шести тоже приходит в галерею и садится отдыхать за столиком на улице.

Мне очень нравится то, что они всегда вместе. Некоторые считают, что художнику лучше быть свободным, но Ладо говорит, что любовь и красота — в семье. Если человек не знает и не чувствует, что такое семья, это плохо.

В картинах Ладо очень много юмора и иронии. Это потому, что надо отдыхать от неприятностей. В жизни и так слишком много пессимизма. Его работы добрые, теплые, откровенные. Ладо говорит:

— Не все картины дают хорошую ауру. Бывают туманные, надуманные, искусственные. Тогда их трудно смотреть. Они, как вампир, забирают энергию. Это плохо.

А у Ладо картины простодушные, от чистого сердца. В его устах на грузинском русском это звучит так:

— Чистодушно… Нужна жилка, чтоб так нарисовать. Нарисовать, как нравится.

В день знакомства Манана подарила мне открытку с картиной “Древо желаний”, это одна из самых любимых мною работ Ладо.

Я была потрясена совпадением и стала рассказывать, что приехала в Тбилиси отчасти за тем, чтобы завязать ленточку и загадать желание. Но оказалось, что дерево, которое я приметила в прошлый раз, сломано и в жалком виде валяется в канаве, все ленточки в грязи, а я сильно расстроена по этому поводу. Тогда Ладо сказал, что это не беда, я могу выбрать самое красивое дерево и первой завязать на нем ленточку, и тогда вслед за мной и другие люди станут загадывать там желания. Эта идея мне сильно понравилась.

Кстати, на многих картинах Ладо рисует себя, жену, своих детей, родственников, друзей и соседей. Вот и под древом желаний я сразу узнала Ладо и Манану, они стоят крайние справа.

А вот Деревенский клуб. Эта картина бросилась мне в глаза, как только открыла каталог. Потом я увидела ее в оригинале у них дома. Все эти люди в клубе – друзья Ладо, а картину они не продают, она им слишком дорога.

На следующий день я прямо с утра опять прибежала в галерею, чтобы напроситься в гости. Уж очень мне хотелось увидеть, как Ладо рисует. Про грузинское гостеприимство можно долго с восторгом рассказывать. Меня, конечно, пригласили.

Сколько же у них дома картин, дух захватывает. Манана напекла всяких вкусностей. Мы пили чай и долго разговаривали. Я спросила у Ладо, как он придумывает свои картины, откуда черпает сюжеты, для которых нужно столько фантазии. Он ответил:

— Я об этом не думаю, это Бог дает. Идею, освещение, цвета. Просто рисую, как мне нравится. Никогда не стараюсь, чтоб другим угодить. Это уже не искусство, так никогда не получатся хорошие картины.

Накануне Ладо и Манана были в гостях у дочки Тамары, которая месяц назад вышла замуж, отмечали радостную новость – скоро родится внук. Я спросила, хочет ли Ладо, чтобы его внуки стали художниками. Он засмеялся и сказал:

— Трудно когда много художников. Люди говорят, что все художники — сумасшедшие.

Тогда я спросила, чьими картинами он восхищается. Ладо, Звиад и другие грузинские художники, которых я знаю, работают в стиле академического примитивизма. Примитивизм это как у Пиросмани, а академический, потому что они все академию закончили. Так мне немного в шутку объяснил Звиад. Мне было интересно узнать, от каких картин сильнее всего бьется сердце Ладо Тевдорадзе. Он ответил:

—Импрессионисты…

Я стала копать глубже. Сам Ладо у меня сильно ассоциируется с Ренуаром. Не внешним сходством, а внутренним образом. Потому что он тоже успешен, и в нем есть достоинство. В общем, потому что, по-моему, он тоже на бога похож. Ладо ответил немного помолчав:

— Ван Гог.… Вот это был художник!

Тут наши мысли определенно сходятся.
Напившись чаю, мы перешли в мастерскую, и Ладо начал рисовать.

Мне снова довелось стать первым зрителем новой картины. Я заинтересовалась, есть ли имена у главных героев. Ладо тут же выдумал их на ходу:

—Пусть он будет Шалико, а она – Цуца.

Я все время отвлекала его расспросами. Разговаривали про юность, про учебу. Я спросила:

— А когда Вы почувствовали себя художником?

— Никогда, — сказал Ладо. — Всегда вижу сон, что сдаю экзамен, чтоб нарисовать диплом…Был у нас самый хороший поэт — Галактион …, он свободно мог сказать, что он поэт, царь поэтов. А мне трудно говорить, что я художник.

Зато мне это говорить очень легко и приятно.

Я узнала, что Манана и Ладо каждое воскресенье ходят на утреннюю службу в церковь Святого Николая в Нарикалафортессе. Самое удивительное то, что она целиком расписана Ладо и его другом Давидом Кхидашвели. У меня аж голова закружилась от предвкушения счастливой возможности постоять на службе рядом с художником, который эту церковь расписал.

Служба идет два с половиной часа. Примерно через час я незаметно выскользнула, и обнаружила, что и Ладо уже на улице. Я подговорила его подняться на самую вершину горы. Нарикала стоит на холме, так что весь Тбилиси, как на ладони. Когда поднялись, он сказал:

— Кавказ подо мною. Один в вышине…

Потом мы долго сидели и разговаривали про жизнь в импровизированном кафе, где каждую минуту на столик падал осенний виноградный лист. К слову я спросила, почему Ладо не рисует на картинах виноград, ведь это же символ Грузии. Он ответил:

— Я символы не рисую, я рисую реальную жизнь … романтично. Я вино рисую, тост.
… Живу, как все живут. Только обязательно надо рисовать. Если Бог дал ум, отличил, сделал особенным, надо обязательно работать. Грех не сделать дело, которое Бог дал.

Я расспрашивала его про выставки и прочие дела. Ладо говорил, что ему часто предлагают, то в Москве, то в Испании, то в Голландии, но он отказывается, хотя другие бы об этом мечтали. Не хочет, потому что для этого там надо жить. Говорил, что предпочитает путешествовать как турист, а не таскать с собой все эти картины для продажи.

Недавно Ладо закончил большую картину — пейзаж. Я спросила, рисует ли он с натуры или по памяти. Он ответил:
— Раньше с натуры, а сейчас привык дома рисовать. Если пойду, надо большой холст нести, неудобно. Лучше уж из дома, из окна. Из мастерской нарисовал. А вообще хочу всегда рисовать людей. В заборе души нет.

Обсуждали роспись ST.Nicholas , фрески, краски. Это, кстати, не единственный расписанный им храм. Я спросила, хотел бы он расписать еще раз. Ладо сказал, что да, только сделает это в следующий раз совсем по-другому. Кажется, упомянул стиль детских рисунков.

Когда служба закончилась, мы зашли в церковь, чтобы сделать фотографии. Как только я начала снимать, ко мне тут же подошла недовольная женщина, и начала что-то непонятное говорить. Ну прямо как у нас, все нельзя, да нельзя. Ладо ответил ей по-грузински, и она немедленно испарилась.

Я узнала, что желания Ладо, загаданные здесь, исполняются очень быстро, даже раньше, чем он успевает спуститься с горы. Охотно верю, особенно после того, как он показал мне на потолочной фреске себя в лодке со Святым Николаем. Веселый человек :)))

По воскресеньям можно немного отдохнуть и Ладо предложил поехать в компании с его другом, тоже художником, в Мцхету. Это там, где сливаяся, шумят, обнявшись, будто две сестры, струи Арагвы и Куры. Но я была так эмоционально переполнена, так физически истощена за последние дни, постоянно находясь в состоянии положительного стресса, что отказалась. Теперь, конечно, жалею.

Я сердечно поблагодарила Манану и Ладо за внимание, за гостеприимство, нежно расцеловалась с ними и пошла своей дорогой.

Кстати, на вершине над церковью мне приглянулось дерево, и я сделала из него древо желаний. Сначала повязала одну ленточку и загадала желание, потом подождала минут десять минут, чтобы ни сразу, и привязала вторую. Ну просто некогда мне ходить туда каждый день, тем более, что до отъезда оставалось уже совсем мало времени. А третья лента так и осталась у меня в кармане. Придется ехать еще раз.»

Источник: http://marinavalker.livejournal.com/19733.html

Show More
Добавить комментарий