Корона Российской Империи

Впервые переход от традиционных усыпанных самоцветами шапок к коронам европейского образца произошел при короновании Екатерины I[1] — для нее была изготовлена корона из золота и серебра, усыпанная множеством бриллиантов.

Большая императорская корона Российской империи изготовлена для коронации в 1762 году известными ювелирами Георгом-Фридрихом Экартом, который был автором эскизов и каркаса, а также руководил работой и Жереми (Иеремией: в России его величали Еремеем Петровичем) Позье, который занимался подбором камней. Работа осуществлялась по специальному заказу Екатерины II. Знаменитым мастерам было поставлено лишь одно условие — корона должна была весить не более 5 фунтов (2 килограмма).

В архивах сохранились имена талантливых золотарных мастеров, участвовавших в «деле короны» — Ивана Евстигнеева и Ивана Липмана, да еще ремесленников придворной Алмазной мастерской. За труды всем ювелирам из казны уплатили 8200 рублей. Ювелирное чудо было создано всего за два месяца. Это была самая знаменитая корона Российской империи до заката монархии олицетворявшей верховную власть в России. Великолепный венец не уступает самым пышным образцам европейских королевских домов.

Из-за вражды этих двух ювелиров имя Георгом-Фридриха Экарта долгое время было известно ограниченному кругу лиц. В своих записках Позье не упоминал об Экарте и вся слава долгие годы доставалась только самому Жереми.

После октябрьской революции полуразрушенное и разорённое бандами «большевиков» молодое коммунистическое государство советов рабочих и крестьян нуждалось в финансах. Правительство искало займы и обратилось к Майклу Коллинсу (Michael Collins), министру финансов Ирландии. Королевские драгоценности использовались в качестве имущественного залога советской республики при займе в 25000 долларов. Передача ценностей и денег осуществлялась в Нью-Йорке, между руководителем «советского бюро» — советским послом в Америке, Ладвигом Мартенсом, и ирландским послом в США, Гарри Боландом (Harry Boland). После возвращения в Ирландию Боланд хранил драгоценности в доме своей матери — Кэтлин Боланд О’донован (Kathleen Boland O’Donovan), проживавшей в Дублине. Весь период ирландской войны за независимость драгоценности хранились у матери Боланда. Госпожа Боланд О’донован передала драгоценности России правительству Ирландской республики в лице Имона де Валера (Eamon de Valera) только в 1938, которые хранились в сейфах правительственных зданий и о которых на время забыли.

В 1948 году, ценности были обнаружены и по решению нового правительства Ирландии, во главе с Джоном А. Костелло (John A. Costello), принималось решение о продаже залоговых королевских драгоценностей России на публичном аукционе в Лондоне. Однако, после консультаций относительно правового статуса залоговых ценностей и переговоров с советским послом, решение о продаже было отменено. Ценности должны были быть возвращены в Советский Союз в обмен на сумму 25000 долларов, первоначально выданную взаймы в 1920. Драгоценности возвратились в Москву в 1950.

Show More
Добавить комментарий