Копье судьбы

Православная Церковь, вопреки распространенным представлениям, свято чтит и ублажает воинский подвиг, приравнивая его к подвигу мученическому.

Копье судьбы

Копье судьбы

В Новом Завете, помимо Лонгина Сотника, упоминаются еще несколько римских центурионов и рядовых воинов, принимавших участие в первоначальной истории христианства. Это прежде всего, центурион, построивший на свои средства синагогу в Капернауме, слугу которого исцелил Спаситель. Это центурион Корнилий в Кесарии Палестинской, в доме которого останавливался апостол Петр. Это, наконец, не названный по имени центурион, сопровождавший арестованного апостола Павла в его путешествии в Рим.

Сознание святости жертвенного служения и святости оружия было свойственно язычникам. В 944 г. , когда князь Игорь, муж святой равноапостольной Ольги, заключал договор с греками, договор утверждали обе религиозные общины Киева. «Русь крещеная» приносила присягу в храме святого Ильи Пророка, «Русь некрещеная» (язычники, к числу которых принадлежал и сам Игорь) клялась на мечах в святилище Перуна.

Освящение всех сторон духовной жизни человека, осуществляемое при его крещении, касается и ратной службы. На православных иконах святые воины почти всегда изображаются с оружием. Иногда — во всеоружии: с мечом, копьем, щитом, в латах, с луком и колчаном стрел за плечами. Так изображаются и святые великомученики. Церковь ублажает их, как известно, за их страдания и верность до смерти — под пытками и мучениями. Тем не менее на иконах подчеркивается именно их оружие. Церковь как бы всех великомучеников, подобно Георгию, нарекает Победоносцами. То есть в первую очередь имеется в виду, конечно, духовная победа. Погибая, в самом своем смертном подвиге христианин побеждает.

Но проходят годы и столетия — и мы помним их как именно Победоносцев и обращаемся к ним с молитвой о победе. Прежде всего, о победе над врагом на ратном поле. Потому их оружие свято, как они сами. Тот же закон духовной жизни действовал в русской истории. Святые князья Борис и Глеб († 1015) причислены Церковью к лику страстотерпцев, т.е. прославлены именно за то, что приняли смерть безропотно, без сопротивления, не подняв руки на старшего брата — убийцу Святополка Окаянного. Тем не менее и они на русских иконах изображаются всегда как воины — с мечами, копьями и щитами, на боевых конях.

Князья-полководцы Древней Руси всякий раз, отправляясь в поход или на битву, приходили в храм, получали благословение на свое ратное служение от епископа, который совершал также освящение их оружия — мечей и копий. Так поступали Александр Невский и Димитрий Донской. У Андрея Боголюбского над кроватью постоянно висел меч святого князя Бориса. Преподобный Сергий Радонежский благословил участвовать в Куликовской битве своих иноков-схимников Пересвета и Ослябю. Поединок Пересвета с татарским богатырем, которого святой инок пронзил своим копьем, символически предрешил исход сражения. У нас нет сведений о позднейшем почитании «копья Пересвета». Хотя поэтически оно было воспето русскими поэтами неоднократно.

Но в одном из монастырей Рязанской губернии еще в начале XX в. хранилась и почиталась так называемая патерица Пересвета — нечто среднее между посохом и палицей.

В Пскове, в Троицком соборе, почиют мощи святых благоверных князей Всеволода-Гавриила († 1138) и Довмонта, в крещении Тимофея († 1299). С ними в соборе в качестве объектов поклонения находились и их мечи: огромный двуручный, в полроста человека, меч Всеволода — с латинской надписью: «Чести моей не отдам никому», и острый, короткий, одинаково хорошо рубящий и колющий сквозь кольчугу меч Довмонта, древнейший из сохранившихся русских мечей этой конструкции. Оба меча почитались в качестве святых. (Ныне они находятся в экспозиции Псковского областного краеведческого музея).

Следы ведут в Армению

Spear of Destiny, Копье Судьбы. Эчмиадзин, АрменияНо если в ризнице дворца Хофбург хранится копье святого мученика Маврикия, то где же подлинное Копье Лонгина?

По церковному преданию, Лонгин Сотник, уверовавший в Христа на Голгофе («Поистине был Сын Божий тот, кого сегодня распяли!»), сам отправился впоследствии с проповедью Евангелия в окрестные языческие страны. Кавказ и Закавказье были тогда тесно связаны с Иерусалимом и странами библейского региона. Можно предположить, что, посетив с проповедью земли древней Армении, Лонгин Сотник сам принес туда свое таинственное Копье. По преданию Армянской Церкви, наконечник Копья, которым святой Лонгин пронзил ребра Спасителя, был принесен в Армению святым апостолом Фаддеем. Так или иначе…

В 1805 г. войска русского генерала князя Цицианова пришли в Грузию и Армению, чтобы спасти эти христианские народы от угрозы мусульманского истребления. Генерал Несветаев с небольшим отрядом в результате быстрой умелой операции освободил Эчмиадзин — древний, основанный еще в IV в. монастырь, резиденцию армянских патриархов-католикосов. Сокровища и святыни монастыря по просьбе армянского духовенства были временно перевезены тогда в Тифлис (Тбилиси) для сохранения от расхищения и замысла отвезти их в турецкие владения.

17 июня 1805 г. генерал Цицианов, главнокомандующий нашими войсками на Кавказе, всеподданнейше доносил императору Александру I:

«Его Императорскому Величеству генерала от инфантерии князя Цицианова рапорт.

К прежде взятым мною при возвращении из-под Еривани из Ечмиадзинского Армянского монастыря сокровищам в наибогатейших иконах, мощах, ризнице, украшенной драгоценными камнями, как для сбережения от лжепатриарха Давида, который все оное хотел увезти в турецкие области, так и по просьбе архиереев той нации, генерал-майор Несветаев нечаянным захватом оного монастыря сделался властителем и остальных сокровищ, большой важности по святости христианской, а именно: Святое Копие, коим прободен был Христос Спаситель наш; рука святого Григория, Просветителя армянской нации, — все сие найдено между рогож и нечистых тряпок для утаения; богатейшая ризница и иконы, и все то доставлено сказанным генерал-майором Несветаевым в Тифлис, куда мощи и Святое Копие армянскими архиереями вносимы были с довлеемою (достаточной) церемониею.

Ныне же генерал-майор Портнягин занимается переписью всего того с армянским духовенством, по совершении чего для успокоения той нации, имеющей большую веру к оному святому Копию и мощам, не оставлю я обвестить, как и о прежде привезенных, что они забраны единственно для сбережения от лжепатриарха Давида, расхитившего уже сокровища Ечмиадзинского монастыря, но что, когда Богу угодно будет восстановить на патриарший престол патриарха Даниила или Ечмиадзин будет под российским правлением, тогда все сие возвращено будет в целости тому монастырю, яко собственность никем не отъемлемая.

О всем сем имею счастье всеподданнейше донести Вашему Императорскому Величеству; имею таковое поднести рисунок того святого Копья. Генерал от инфантерии князь Цицианов. Елисаветполь. Июня 17 дня. 1805 года».

К присланному в Петербург рисунку Копья было приложено следующее объяснение: «Точная мера со Священного Копия с крестиками посредине Копия — нерукотворенным и другим прикованным к нему апостолом Фомою. Им же, апостолом, сие Копие спаено двумя накладками. Печать красная прежнего патриарха и желтая лжепатриарха. Мая 25 дня 1803 года. Селение Караклас».

За долгое время пребывания в Армении реликвия побывала в разных местах, совершая нередко долгие путешествия. Известно, что в XVIII в., когда в Грузии разразилась эпидемия холеры, православные грузины, зная о чудотворной целительной силе Копья, обратились к армянскому католикосу с просьбой пронести святыню по охваченным мором городам и селениям. Пронесенная крестным ходом почти по всей территории Грузии Святое Копье избавило народ от смертной болезни.

В настоящее время Копье по-прежнему хранится в ризнице Эчмиадзинского монастыря в специальном золотом ковчеге, раскрывающемся наподобие тройного складня. Под Копьем — надпись на армянском и русском языках: «Копье. Складень. Ковка 1680 г.» Размеры Копья — 5,5 вершка в длину и 3 вершка в поперечнике. Рукоятка составляет по размеру 4 вершка.

Show More
Добавить комментарий