Чёрный супрематический квадрат Малевича

Нет, пожалуй, во всём русском искусстве произведения живописи с похожей неоднозначностью репутации и столь широкой известностью, с такой полярностью оценок и непоколебимой стойкостью позиции. Да что русское искусство, во всём мировом искусстве нет аналога созданному русским мастером живописи течению, аналога по глубине философского обоснования, по простоте формы, по быстроте становления и краткосрочности жизни, аналогов по претенциозности и по числу споров среди любителей и профессионалов, искусствоведов и живописцев, среди людей интересующихся и не интересующихся искусством живописи. Чёрный квадрат Казимира Малевича знают все. Это ли не его победа над временем? Первые его осуждают, вторые смеются, третьи ненавидят всеми фибрами души, четвёртые пытаются понять, пятые находят глубокую философию, шестые политическую или даже религиозную подоплёку, седьмые твердят, что их ребёнок «нарисует» ровнее, восьмые машут рукой, усмехаясь в воротник, девятые предполагают в любом произведении свободу творческого самовыражения автора, десятые трепещут и целуют уголок холста… Устали от перечисления? Вот и от бесконечности разговоров сведущих и не очень людей устаёшь. Бесконечно множество мнений – и только одно несомненно: чёрный квадрат Казимира Малевича никого не оставляет равнодушным. Хотите вы этого или нет, но он существует – заставляет думать, спорить, говорить о себе. То же, в принципе, можно сказать и о созданном мастером течении, о его месте в мировой истории искусства – супрематизм, ярчайшим представителем которого и является исследуемое произведение, по замыслу создателя был призван явить собой своеобразный манифест наивысшей формы искусства (супрематизм от лат. supremus — наивысший) в процессе эволюции окончательно освободившегося от фигуративности, а живописца-автора в полной мере уподобившего Творцу.

Основные концепции восприятия Чёрного супрематического квадрата, существующие в современном мире, можно разделить на несколько категорий, образовавшихся по признаку профессионального различия определивших их персоналий. Например, современный искусствовед склонен считать данное произведение мрачным философским откровением гения, причём совершенно очевидно, что не до конца разгаданным, многим непонятным, но от этого становящимся ещё более притягательным. С точки зрения профессионального художника – это фетиш, искусственно раздутый, не имеющий никакой подосновы и не представляющий за собой никакой другой тайны кроме тайны личности художника и особенностей его психики. Непрофессионал в области живописи, скорее всего, отметит квадрат как признак бездарности автора, глумление над зрителем и прочее. И, наконец, человек религиозный назовёт картину символом сатанинского начала, знаком политических изменений в стране после 1917 года.

Сам Малевич, определяя своему произведению роль основополагающую в супрематизме, считал его «преображением в нуле форм», некой наивысшей и в то же время первоначальной формой, которая одновременно представляет собой «всё» и «ничто», отмечая при этом, что после данного откровения «несколько дней не мог ни спать, ни есть». Он утверждал: «Моя живопись не принадлежит земле исключительно», тем самым указывая на космогоничность супрематизма. Надо заметить, он не ставил никаких аллюзий на соотнесения квадрата с современными ему политическими событиями, либо событиями в мире искусства живописи (пожалуй, единственный момент такого рода – это превозносимое освобождение живописи от природных форм).

Мы же попробуем абстрагироваться от предвзятого взгляда перечисленных категорий. В действительности каждый отдельно взятый исследователь, реципиент либо преследует какие-то цели, либо зажат определёнными рамками, узко ориентированными в своей области. Взглянем на картину, как на малый мир в своей изоляции от вселенной, внимательным чувством думающего человека 21-го века. Последовательно построим свой собственный анализ, держа в уме при этом рассмотренные выше аспекты, тем самым обобщая их и синтезируя новое знание.

Show More
Добавить комментарий